• 27 мая 2021 16:39
  • 131
  • Время прочтения: 18 мин

Владимир Красильников: Залог успеха – себестоимость продукции, эффективность производства и его соответствие мировым стандартам

Владимир Красильников: Залог успеха – себестоимость продукции, эффективность производства и его соответствие мировым стандартам
Макс-2021
Сегодня все чаще звучит тезис о сельском хозяйстве как наиболее динамично развивающемся сегменте российской экономики. Но если перейти от абсолютных цифр к их реальному наполнению, то победный пафос быстро улетучивается: наше массовое сельскохозяйственное производство по-прежнему ориентировано на устаревшие технологии и экстенсивное развитие.

На этом грустноватом фоне практика СХПК «Колос» Вавожского района поражает в той же мере, в какой достижения обделенной ресурсами Японии поражают россиян, которые никак не могут избавиться от «ресурсного проклятия». А наш, далеко не первый и, надеемся, не последний, разговор с председателем «Колоса» Владимиром Красильниковым еще раз убеждает, что в конечном итоге все проблемы сидят в наших головах.

«Мы все равно так не сможем…»

По большому счету, СХПК «Колос» под руководством Владимира Красильникова совершает в нашем сельском хозяйстве настоящую революцию. Чтобы лучше это понять, достаточно знать и оценить несколько цифр. За 20 лет существования хозяйство не приросло ни одним гектаром пашни, численность сотрудников что в 2000, что в 2021 году – 520 человек. А сельхозпродукции в 2020 году здесь произвели и реализовали больше, чем половина отдельно взятых районов Удмуртии.

«ДК»: Что мешает другим хозяйствам работать так или почти так, как «Колос»?

В.К.: Отвечу примером. У нас побывало много руководителей и специалистов из хозяйств республики. Но не все. Кто не едет – говорят: «А зачем? Мы все равно так не сможем». Вот и строят фермы на 150 голов, какие и 20, и 30 лет назад строили. Разве что железом обшитые. Это не развитие, а попытка догнать прошлое, которая оборачивается усугублением ситуации. Еще хуже, когда руководство республики поддерживает такое «развитие»: «Сегодня построили ферму на 150 голов, завтра построим на 200. Так и будем двигаться». Если это и движение, то только вспять. Я сказал уже в предыдущем интервью: «Первым надо быть, а не казаться». А для этого нужно прыгать в сегодняшний, а еще лучше – в завтрашний день.

«ДК»: Вроде уже 30 лет как мир открыт, все передовые технологии доступны. Откуда такая инертность?

В.К.: Во-первых, вспомните, как на развалинах колхозов создавались сельхозкооперативы. Полный хаос. В руководители часто попадали те, кто половчее да похитрее. А понимания – ноль. Так и живут: день прошел – и ладно. И людей к этому приучают. Во-вторых, у нас нет опыта и практики кооперации. И желания кооперироваться. Сегодня рапс – это золотая жила. Но чтобы эту жилу разрабатывать, нужны площади, семена и современный цех по производству рапсового масла. И вот я на одном из совещаний у Главы Удмуртии предложил руководителям районов: «Сейте 5 тысяч га рапса, дайте нам кусок земли, мы построим на нем цех и переработаем все зерно. Наш цех каждый месяц дает миллион рублей прибыли даже на покупном зерне».

«ДК»: Согласились?

В.К.: Нет.

«ДК»: Получается, что внутренние стимулы очень слабые.

В.К.: Если бы только внутренние… Вторая золотая жила – это современное кормопроизводство. У отдельных руководителей хозяйств есть к этому интерес. А в целом… В прошлом году мы большой семинар проводили вместе с поставщиками семян многолетних трав. Министр сельского хозяйства приехала, согласилась, что это перспективная тема, обещала в октябре 2020 года провести республиканский семинар по кормопроизводству. На дворе май 2021 года, а семинара как не было, так и не предвидится. И так практически по всем направлениям. Нет инициативы и со стороны районных администраций, и со стороны специалистов. Умом я такую позицию понимаю: посевные площади огромные, скота мало, что-то заготовим, затрамбуем, добавок купим и молоко получим. Но принять такой подход не могу. Это дорога в никуда.

«ДК»: А как выйти на правильную?

В.К.: Выйдут только те, кто хочет. И если будет ясная, продуманная и действенная государственная политика, ориентированная не только на площади, центнеры и тонны, а в первую очередь – на себестоимость продукции, эффективность производства и его соответствие мировым стандартам. Тогда, может быть, что-то начнет меняться.

«ДК»: Похоже, такой политики у нас еще долго не будет. И не только в сельском хозяйстве. Но что мы все о грустном? Расскажите, что происходит в «Колосе» сегодня. Наверно, отдыхаете после запуска комплекса.

В.К.: Отдыхаем по графику отпусков. Но работа не останавливается. Нельзя останавливаться.

1/3
2/3
3/3

Революция в одном отдельно взятом хозяйстве

Успехи СХПК «Колос» обеспечены, в первую голову, волей, опытом и чутьем его председателя. В своей кандидатской диссертации Красильников обосновал проводимое им объединение хозяйств и сегодня законно гордится тем, что нигде не ошибся. А объединение оказалось аж в два раза экономически эффективнее плановых показателей. «Запрягает» (обсуждает со специалистами, изучает чужой опыт, считает выгоды и риски) он долго, а «едет» очень быстро. Больше года коллективно ломали голову, стоит ли строить рапсовый цех. В 20-х числах октября 2018 года решили купить оборудование, а 21 января 2019 года цех запустили. Срок исполнения – 3 месяца! И так – во всех начинаниях.

«ДК»: Говорите: нельзя останавливаться. И куда двигаетесь сегодня?

В.К.: В сторону эффективного кормопроизводства. Им мы занялись еще в прошлом году, но это был год проб и ошибок. Мы учились. А этот год должен стать переломным.

«ДК»: Учились? Мы думали, что вы все умеете.

В.К.: Если бы. Эффективное кормопроизводство технологически сложный процесс. Но у нас другого выхода нет – земли мало. На голову КРС в республике приходится 1,2 га многолетних трав, а у нас – всего 0,3 га. В 4 раза меньше. Значит, с каждого га мы должны собирать кормов как минимум в 4 раза больше. А главное – качественных кормов, чтобы протеина и белка в них было в достатке. Для этого маневрируем с площадями и экспериментируем с отечественными и импортными семенами. В прошлом году впервые подкормили посевы второго укоса и получили полноценный урожай, а на одном поле и третий убрали. Увеличили нормы высева отечественных семян многолетних трав с 12-13 до 25 кг на гектар, а чтобы семена равномерно распределились, сеяли два раза – вдоль и поперек поля. И рискнули – по сравнению с 2019 г. на 500 га уменьшили площади под многолетними травами.

«ДК»: Сокращаете, чтобы увеличивать?

В.К.: Так. В прошлом году мы заготовили и заложили в траншеи вместе с кукурузой почти 100 тыс. тонн кормов. Никогда такой цифры у нас не было. В этом году еще на 500 га меньше оставили трав, а площади под рапс и кукурузу увеличили. Компенсируем сокращение за счет увеличения урожайности.

«ДК»: На какие показатели хотите выйти?

В.К.: Сейчас протеина в наших кормах 15-16%, а нужно в среднем 20%. В 2020 г. мы получили в среднем 1,5 укоса многолетних трав. Надо получить 2-2,5. И тогда трех тысяч га, которые мы засеем многолетними травами, нам хватит, чтобы накормить поголовье в 12 тысяч голов КРС (через два года у нас будет такое поголовье). Считаю, что кормопроизводство – это очень перспективное направление. В технологическом плане у нас здесь революция должна произойти.

1/2
2/2

Суперкультура

Красильников умеет не только «быстро ездить», но и точно считать. Именно он одним из первых оценил преимущества рапса и сегодня последовательно расширяет площади под эту культуру.

«ДК»: Вы называете рапс суперкультурой. За что?

В.К.: У рапса нет побочных продуктов. Зерно и жмых экономически равноценны. Рапсовый жмых – это 38-39% протеина и, следовательно, гарантия высоких надоев и качества молока. А рапсовое масло приносит нам чистые деньги. В прошлом году мы продали 1411 тонн масла на 78 млн рублей. Заметьте: в денежном выражении продали молока больше, чем мы масла, только 80 примерно из 250 хозяйств республики. В 1-м квартале этого года – уже только 50 хозяйств. Цена на масло с сентября выросла с 50 до 98 рублей и продолжает расти. В этом году мы его продадим уже миллионов на 120. Маслом полностью перекрываются все затраты на производство рапса, а жмых (65-66% от зерна) – это уже бесплатно. Бонусом. На вырученные от масла деньги мы покупаем зерно, увеличиваем площади под рапсом, масло продаем, и на эти деньги снова покупаем зерно – какое нам надо и сколько надо.

«ДК»: Кто покупает масло?

В.К.: В основном производители косметики, бытовой химии. Вараксинская птицефабрика покупает и в комбикорм добавляет. Экспортеры охотно берут.

«ДК»: Действительно универсальная культура. Все это понимают?

В.К.: Наверно. А серьезно занимаются единицы. В 2020 году мы собрали с га по 25 ц зерна рапса. Это хороший европейский уровень. Но и тут государственной политики нет. Еще два года назад у Бречалова говорил, что республика должна сеять 100 тысяч га рапса. Для этого есть все возможности. А по факту в 2020 году посеяли 14 тысяч га. Из них 1,3 тысячи наши. Намолотили 15-16 тысяч тонн зерна. Из них 3,3 тысячи тонн наши. То есть наши 10% площади посевов и 20% валовки. Вот и вся политика.

1/2
2/2

Еще один шаг в будущее

Как бы ни был ценен рапс, а вместе с революцией в кормопроизводстве он нужен Красильникову, прежде всего, для увеличения надоев, повышения объемов производства и качества молока. Поэтому, не остыв от забот по запуску самого современного в республике молочного комплекса, он начал строить еще один.

В.К.: Оценив предварительные результаты и посчитав перспективы, мы решили строить следующий комплекс. Земельный вопрос решаем, контракт на поставку карусели заключили, каркас для одного коровника уже почти сделали, сейчас заказали каркас на родильное отделение, на днях закажем на доильно-молочный блок. Сейчас завершаем земляные работы. Задача – в течение двух лет построить комплекс, аналогичный нынешнему. Только кормовой стол и, следовательно, сам коровник будет на метр шире – техника куплена мощная, ей будет проще работать. Сегодня у нас 3500 дойных коров. Будет 4500. А старые коровники будем закрывать.

«ДК»: Новый комплекс – это и новые цели?

В.К.: Разумеется. Главная – выйти в среднем на производство 100 тонн молока в сутки. Больше – можно. Меньше – нельзя. Три года назад рассчитывали производить по 100 тонн в сутки в 2023 году. Полгода поработали и решили: перенесем план на 2022 год. А сейчас уже в 2021 году выйдем. Если не в первой половине года, то в целом по году – точно. Останавливаться нельзя. Поэтому стараемся по всем направлениям идти с опережением. Когда по первому комплексу решение принимали, я сказал, что надо строить такой, чтобы нас 10 лет догоняли. Так, в принципе, и получилось. В 2020 году все соединилось: и погодные условия, и технологические решения, и мы получили максимальный за всю свою историю результат – 335 млн рублей прибыли. Средняя зарплата составила 42 тысячи рублей. Неплохо 20-летие отметили? Помоему, хорошо.

А будет еще лучше. Мы для себя такие рубежи наметили: в 2023 году продать молока на миллиард рублей и платить работникам в среднем 50 тысяч рублей в месяц.

Мы уверены, что Красильников возьмет и этот рубеж, – он умеет, как сегодня говорят, отвечать на вызовы времени. Учиться бы у него руководителям хозяйств, районов и отрасли, распространять бы его опыт по всей республике… Но пока он остается в роли раздражителя и нарушителя спокойствия. Жаль. Очень жаль.

Виктор Чулков