Селдон

1930-е: На страже государственной безопасности

08.10.2018

Журнал «Деловой квадрат» продолжает публикацию глав из книги «Уголовный розыск. 100 лет в борьбе с преступностью», вышедшей в октябре 2018 года в Издательском доме «Премиум»

***

Новое десятилетие началось с больших перемен в структуре правоохранительных органов страны. Областные отделы уголовного розыска были включены в состав милиции, которая, в свою очередь, тоже реформировалась. В декабре 1930 г. НКВД РСФСР и союзных республик были ликвидированы в целях «большего приспособления советского аппарата к задачам социалистического строительства». В постановлении СНК говорилось: «Обострение классовой борьбы требует от органов по борьбе с преступностью и по охране общественной безопасности и револю¬ционного порядка – милиции и уголовного розыска, большей дисциплины, а также большей самостоятельности в управлении ими».  В соответствии с этим постановлением созданные при совнаркомах управления милиции и уголовного розыска одновременно подчинялись и Объединенному государственному политическому управлению (ОГПУ) СССР, указания которого и должны были исполнять.
Этот шаг был продиктован вескими причинами. Обстановка в стране оставалась напряжённой, и политическое руководство страны в условиях «обострения классовой борьбы» сочло необходимым создание единого блока карательно-репрессивных органов.

К этому можно относиться по-разному, но другого выхода у принимавшего это решение Политбюро ВКП(б) тогда не было. Уровень преступности по-прежнему был чрезвычайно высок, целые города совершенно официально объявлялись «поражёнными уголовным хулиганством». Ситуация усугублялась сложным ходом коллективизации, сопротивление которой было настолько сильным, что политическое руководство страны перестало видеть разницу между чисто уголовными преступлениями и политическими.

В 1931 г. в деревне Гулеково Глазовского ёроса (района) было совершено нападение на председателя сельсовета Князева. Что это было – попытка ограбления, «разборка» на бытовой почве или покушение на жизнь ответственного государственного работника? Квалифицировать это нападение можно было как угодно – всё зависело от времени, обстоятельств и конкретных людей, занимавшихся расследованием. Но это дело, как и убийство в том же году бедняка Васильева в д. Гердымово Дебесского ёроса и «бедняка-активиста» в  д. Сиденки Карсовайского ёроса, было квалифицировано именно как «политическое». 

С 1932 г. статус «политического преступления» получило и хулиганство, дела по нему рассматривались милицейскими «тройками», осуждавшими хулиганов к заключению в исполнительно-трудовых лагерях. К 1 ноября 1935 г. по всей стране было выявлено 266 тыс. «социально вредных элементов» (хулиганов), треть которых была приговорена «тройками» к лагерной изоляции.

 

***

После того, как уголовный розыск вместе с милицией вошёл в только что сформированный НКВД СССР, в Удмуртской автономной области было создано областное управление – УНКВД по Удмуртской АССР. Его составной частью стал и областной отдел уголовного розыска.

Впрочем, в то время провести чёткую грань между простым сотрудником милиции и сотрудником уголовного розыска было чрезвычайно сложно. Участковые и постовые нередко выполняли работу уголовного розыска, а самих розыскников часто «бросали» на помощь милиции.

В том же 1934 г. областной исполком, которому уголовный розыск с июля не подчинялся, принял постановление «немедленно освободить Уголовный розыск, от расследования дел (бесхозяйственность, растраты, халатность и бытовые преступления), не связанных с розыскными действиями».

Связано это было с тем, что на территории республики действовало большое количество банд. За два года до этого только сотрудники Можгинской милиции и угрозыска совместными усилиями обезвредили 8 банд и арестовали 164 вооружённых бандита. Среди прочих была обезврежена и самая опасная банда Кольки Окишева. Повторим: только в одном районе и всего за один год! А сколько таких банд орудовало по всей Удмуртии!?

Отдельной и постоянной головной болью сотрудников уголовного розыска были, как и раньше, конокрады. Все конокрады брались на строгий учёт, у перекупщиков тщательно проверялись конские карточки, отделения на местах особо следили за цыганами и оперативно оповещали соседние отделения милиции обо всех кражах лошадей.

Как следствие, к лету 1932 г. наметилось снижение числа краж скота и… убийств. Большого труда стоило сотрудникам уголовного розыска обезвредить вора-рецидивиста Степана Воробьёва, орудовавшего в Сюмсинском районе. Он нанимался в качестве работника к одиноким женщинам и обкрадывал их. В Сюмсях увёл лошадь с упряжью, «путём взлома запоров конюшни» украл в деревне Чужъялово ещё одну «и продал в гор. Ижевске неизвестному татарину».

К снижению числа краж привела ликвидация двух больших банд общей численностью в 45 человек, главарями которых были некто Григорьев и Новиков. С рецидивистами и особо опасными элементами не церемонились, время было суровым, и приговоры были ему под стать: в 1932 г. состоялся судебный процесс, на котором группу рыночных воров приговорили к расстрелу.

 

***

 

В 1937 г. усиление «борьбы с контрреволюционными элементами», под которыми понимались в том числе и многочисленные «клиенты» уголовного розыска, вынудило руководство НКВД выделить в самостоятельную службу отделы по борьбе с хищениями социалистической собственности (БХСС).

До этого раскрытием экономических преступлений занимались сотрудники угрозыска, из них и комплектовались штаты отделов БХСС. Это ещё одна примета 1930-х гг.: уголовный розыск становится «отцом» множества подразделений и служб органов внутренних дел страны.

Другая примета времени – развитие служебного собаководства. В криминальных сводках конца 1930-х гг. не раз встречается собака по кличке Джульбарс. Вот эпизод из её богатого послужного списка. В 1939 г. у служащего ижевского мотозавода Филиппова были «путём взлома сеней похищены домашние вещи на сумму 860 р.». Джульбарс, доставленный на место кражи, пошел по следу и вывел оперативников к дому гражданина Корсакова, «без определённых занятий, ранее подвергавшегося приводу за содержание притона».

Служебные собаки доказали свою эффективность, и позже кинологическая служба была выделена в отдельное подразделение.

То же самое произошло в 1939 г. и с отделами по борьбе с бандитизмом – их тоже выделили в отдельные структуры уголовного розыска. Глеб Жеглов и Володя Шарапов, герои фильма «Место встречи изменить нельзя», работали именно в таком отделе МУРа (ОББ существовали в самое тяжелое пред- и послевоенное время и были упразднены в 1949 г.).

 

***

Оперуполномоченные уголовного розыска старались привлекать в осведомители людей, работающих в людных местах, там же, где промышлял криминалитет, – на железнодорожной станции, рынках, в магазинах и конторах. Осведомитель «Сильный» работал в камере хранения багажа ижевского ж/д вокзала, его коллега «Фокин» – на лесозаготовках, «Стрелков» – в Райпотребсоюзе. А вот некто «Большихин», привлечённый к сотрудничеству, оказался двурушником – он не только не давал нужных сведений, но и скрывал преступников на своей квартире, за что в итоге и был осужден по 35-й статье УК.

В 1937 году сотрудниками угро был завербован некий вернувшийся из лагерей скотокрад, который помог в двух разработках – «Артель» и «Шубники»: первая была связана с цыганами-конокрадами, вторая – с бандой кулаков-лишенцев, промышлявших убоем скота и спекуляцией мясом.

***

 

Если в 1920-х гг. криминалитет чувствовал свою силу и способность тягаться с органами, а страх на преступников наводили лишь отдельные, ставшие легендарными сотрудники угро, то без малого 20 лет спустя ситуация перевернулась: уголовный розыск научился работать настолько эффективно, что его стали бояться всерьёз и  уважать по-настоящему.

Чего стоит лишь один эпизод из богатой биографии знаменитого начальника республиканского угро Просвирова. Случилось это в 1940-м. Просвиров стоял на крыльце наркомата, а по противоположной стороне улицы фланировал с супругой известный вор-карманник Кульков по прозвищу «Мишка Куличонок».

– Кульков, ты где пропал? Мы тебя уже которую неделю разыскиваем! А ну, иди сюда немедленно, – окликает его Просвиров.

Вору ничего не оставалось, кроме как подойти. Позже он вспоминал: «А куда было деваться? Начальник уголовного розыска зовёт!».

И действительно – куда? Преступники отлично понимали, что рано или поздно, но сотрудники уголовного розыска доберутся до каждого из них. И это знание вряд ли прибавляло им сил и желания продолжать свою противоправную деятельность.

 

***

 

«Наша задача всеми имеющимися силами и средствами гарантировать безопасность граждан и неприкосновенность социалистической собственности», – такие установки были даны на оперативном совещании руководителей горрайотделов после начала Финской войны, в марте 1940 г.

К тому же времени относится и указ Президиума Верховного Совета СССР, который ввёл уголовную ответственность за прогулы, опоздания на работу, мелкие кражи и хищения. Работы у сотрудников уголовного розыска хватало и до этого, теперь же её объемы кратно увеличились.

Результаты не заставили себя ждать – к началу 1941 г. по всей стране было отмечено снижение преступности: краж – на 68%, хулиганских проявлений – на 38%. Раскрываемость преступлений выросла по стране на 85,7%. Удмуртская АССР не отставала – аналогичные цифры фиксировали и в республиканском наркомате внутренних дел (НКВД в феврале 1941 г. был разделен на наркомат госбезопасности и наркомат внутренних дел).

Великая Отечественная началась для сотрудников уголовного розыска, как и для всех, с тревоги, по которой 22 июня 1941 г. был поднят весь наличный состав НКВД. В первые месяцы войны розыскники в числе прочих сотрудников милиции обеспечивали мобилизационные мероприятия, боролись с уклонистами и дезертирами, охраняли стратегически важные объекты.

Первая мобилизация работников НКВД УАССР прошла в августе 1941 г.: в числе 183 человек на фронт отправились 6 сотрудников уголовного розыска. Всего за годы войны было мобилизовано более 500 представителей органов внутренних дел Удмуртии, 23 из них были сотрудниками уголовного розыска.

В некоторых горрайорганах милиции на фронт было отправлено до половины сотрудников. Трудно себе представить, как справлялись с валом дел немногочисленные сотрудники республиканского уголовного розыска, особенно с кражами карточек.

Эти крохотные листочки бумаги ценились тогда на вес золота. Потеря или кража карточек означали верную смерть не только владельца, но часто и всей его семьи. Хорошо, когда вора удавалось задержать до того момента, как он успел их «отоварить». В сентябре 1941 г. за карманную кражу 97 рублей и хлебных карточек у гражданки Орловой сотрудники уголовного розыска задержали некоего Пестерева. «Деньги и хлебные карточки были изъяты и возвращены по принадлежности», – говорилось в криминальной сводке, семья Орловой была спасена. Но сколько было тех, чьи карточки и деньги найти не удавалось?.. Крали и на предприятиях. В ноябре 1941 г. гражданка Токарева похитила хлебные карточки из типографии, на которой работала, и незаконно получала по ним хлеб. 

Но карманники и воры вроде «гражданки Токаревой» – это не самое страшное. Намного страшнее были возникшие во время войны преступные сообщества, занимавшиеся махинациями с карточками и продовольствием. Пока Красная армия, истекая кровью, пыталась остановить врага, на ижевской фабрике-кухне № 2 орудовала шайка из восьми человек. Всего за полтора месяца она похитила 262 кг перловой крупы, 16 кг дрожжей, 47 литров фруктовой эссенции, 9 кг чая, сахар, мясо, муку, масло и другие продукты.

Сотрудникам уголовного розыска пришлось проводить целое расследование, чтобы выявить эту отъедавшуюся на чужом горе шайку. Позже они изобличили и другую преступную группу, которая подделывала продовольственные карточки. Возглавляли её граверы машиностроительного завода Васильев и Соломин, при обыске у них были найдены клише на каждый месяц и отпечатанные карточки, по которым преступники и их сообщники получали хлеб в магазинах и столовых Ижевска.

Не меньшую опасность, чем воры и грабители, представляли дезертиры. Нередко они объединялись в банды и действовали очень жестоко. Одна из таких банд бесчинствовала на территории Старозятцинского района – бандиты жили в землянках, у них было достаточно оружия, а на совести несколько десятков самых разных преступлений – грабежей, убийств, изнасилований и др. Находили и ликвидировали банду по частям. Последние – Пыхтеев и Лимонов – были арестованы только в 1949 г.

Другая банда, состоявшая из цыган и дезертиров, орудовала на дороге Ижевск – Сарапул. Во время одного из нападений ими был смертельно ранен сотрудник Камбарского РОНО Ильин. Банду долго разыскивали и в итоге «эта группа была арестована уголовным розыском и отделом по борьбе с бандитизмом» НКВД УАССР.

В 1943 г. в Воткинске была обезврежена ещё одна банда из восьми человек. К раскрытию этого дела имел самое непосредственное отношение тогда ещё оперуполномоченный уголовного розыска А.С. Павлунин, ставший впоследствии знаменитым воткинским сыщиком.

Глава 1 1920-е: "от героев былых времен..."

 



08.10.2018 20:13
Игорь

была история в первое послевоенное время, когда фронтовик в ур, не нашел себя в мирной жизни, не смог найти работу, организовал банду, нападавшую на толстосумов - руководителей баз, райпо и пр. Однажды случайно нехотя застрелил одного из таких руководителей на глазах его семьи. Был взят, отсидел, в последствии погиб, разгружая жд состав с бревнами. Так, к слову)

комментировать

все новости




«Анаконда-тур» снова удивила!

Казино — шанс выиграть

Несмотря на то, что времена наземных игровых площадок в нашей стране давно закончились, азартные игроки и по сей день сильно рискуют собственным здоровьем, увлекаясь игрой в казино.

ООО "Анаконда". Релакс йога-тур в Индию

ООО "Анаконда". Организация бизнес-тренингов совместно с московскими вузами


Владимир Музлов: "У нас работают лучшие в Удмуртии специалисты в области офтальмологии"

...

Тамара Казанская: "С начала года к специалистам кадастровой палаты за помощью обратились уже 427 человек"

...

Вячеслав Максимов: "Про нас даже говорят, что в Удмуртии работают настоящие кудесники"

...

Елена Садовникова: "Наши услуги очень востребованы в Глазове и в районах северного куста"

...

Яндекс.Метрика
www.izhevskinfo.ru
Купол
Полиграф
Пресс-Тайм
Управление Госэкспертизы
Разработка сайта - "Мифорс" / Дизайн-студия "Мухина"