Селдон
2019

«Ижавиа». Закалка боем

В конце прошлого года компания «Ижавиа» неожиданно оказалась в центре внимания. Причем в ситуации, которую никак нельзя назвать благоприятной. Об издержках, которые неизбежно сопровождают большие преобразования, рассказывает генеральный директор авиакомпании Александр Синельников.

– Александр Сергеевич, как прошел 2018 год для «Ижавиа»?

– Производственные результаты позитивные, хотя были сбои, которые вызвали общественный резонанс. В целом мы растем. За 2018 год «Ижавиа» перевезла 422 тыс. человек. Количество пассажиров, получивших обслуживание в аэропорте «Ижевск», превысило 350 тыс. – впервые в новой истории.

Рост пассажиропотока произошел за счет повышения коммерческой загрузки, увеличения объемов работ и количества маршрутов. Знаковым событием стал запуск узловой схемы. Работая по ней, мы получили опыт, который показал, что у компании есть возможности для дальнейшего роста, и очень значительного. С другой стороны, мы пришли к пониманию, что к таким сложным проектам нужно лучше готовиться, с большей проработкой как внутри компании, так и в части взаимодействия с нашими партнерами в других аэропортах. Основные вопросы возникли в связи с обслуживанием рейсов и неготовностью наших собственных специалистов и сотрудников компаний-партнеров к работе по новым правилам. Построение расписания, взаимодействие с контрагентами – это тот сегмент, который никогда не являлся первым и всегда работал по умолчанию. Но для компании, которая кратно увеличила количество обслуживаемых маршрутов, а если брать все сочетания, то образовалось порядка сотни авиационных связей – рост получился слишком быстрым, что и вызвало волну сбоев. Сейчас мы проводим работу над ошибками.

– Узловая схема так и не заработала?

– Мы изначально заявляли ее с конца ноября по январь, понимая, что для перевозчика она очень сложна. За это время компания перевезла больше 10,5 тысячи пассажиров. Большую часть – из крайних точек в крайние через Ижевск и Самару, минуя Москву. В конце года мы росли на 32%, быстрее, чем весь предыдущий период

– В декабре управляющей компанией АО «Ижавиа» стало ООО «Поможем», причем все произошло настолько быстро, что никто не успел опомниться. С какой целью это было сделано?

– На самом деле процедура началась еще в конце апреля прошлого года, то есть до моего прихода к управлению «Ижавиа». «ПоМоЖем» – это русская версия проектного названия компании Professional Management Group (PMG), созданной мной в 2016 году, в которой я единственный учредитель и которая изначально ориентирована на предоставление консалтинговых услуг организациям и регионам в части того, как выстраивать и развивать собственно авиационные узлы. В Ижевск я приехал по приглашению Правительства УР. И это был вызов. Какие цели мы себе ставим? Обновление парка, новый терминал, обновленная взлетно-посадочная полоса. Это то, ради чего мы трудимся каждый день. Мы уже показали, как можно сделать удобным терминал, запустив современную технологическую систему обслуживания пассажиров. Мы вдохнули в него вторую молодость. Комфортом пассажиров обусловлены и все остальные действия. Проект по реконструкции полосы направлен на то, чтобы в Ижевск могли безопасно летать любые самолеты. Чтобы знаковые авиаперевозчики могли предо-ставлять здесь свои услуги жителям и гостям республики без каких-либо ограничений. Авиакомпанию модернизируем для того, чтобы поднять ее экономическое состояние, чтобы она могла прокормить сама себя, потому что на серьезный профит от инвестиций в авиаперевозки сегодня никто не рассчитывает.

Проект очень большой, сложный и требует привлечения широкого круга специалистов, которые востребованы и сейчас работают на других проектах. У авиакомпании в силу ее государственного статуса возможностей для этого недостаточно. А управляющая компания эти задачи решить сможет. И в этой части в России и в мире уже есть достаточный опыт – компании нашей отрасли работают в основном по принципу холдингов. Они создают управляющие организации, которые комплексно решают связанные между собой задачи.

Часть этих задач мы уже прошли в некоторых ключевых точках. Например, удалось привлечь финансирование на реконструкцию полосы. И это большое достижение. Выделение денег – это старт, флажок, указывающий на то, что на этом направлении началась настоящая работа.

– «Ижавиа» предстоит разделение. Когда оно произойдет? Какими будут последствия?

– Мы направили свои предложения в Минимущество УР еще в декабре и ожидаем решения в ближайшее время. Дальше будет создано юридическое лицо «Аэропорт «Ижевск», где мы тоже будем управляющей компанией, поскольку здесь очень важно сохранять преемственность управления и формировать единые подходы.

В стране есть богатый опыт разделения авиапредприятия на аэропорт и авиаперевозчика. И он негативный. Все боятся, в том числе наши сотрудники, которые волнуются за свою судьбу, что разделение не принесет ничего хорошего авиакомпании. Люди видят, что из 150 перевозчиков, которые разделились, выжили считанные единицы. Это маркер того, что так делать нельзя, надо делать по-другому. Так, как мы сейчас постараемся сделать. Наш проект пилотный, уникальный, когда перевозчика не убивают сознательно разделением, как это было ранее, а создают условия, чтобы он остался живым, модернизированным и успешно конкурирующим на очень непростом рынке. В этом смысл.

– Как Росавиация относится к этому проекту?

– Росавиация нас поддерживает. Хотя каждый регулирующий орган настроен на решение своих вопросов. У нас есть собственная позиция. А если точнее, наше видение. Есть вопросы, на которые мы смотрим одинаково. А есть и те, в которых расходимся. Но это лишь вопрос угла зрения – мы не в оппозиции. Сейчас, например, мы проводим допуск для Airbus А320. Я как эксперт могу говорить, что на нашем аэродроме можно принимать эти самолеты. Мы подготовили его, провели обучение персонала. Росавиацию же интересует, будет ли обеспечена безопасность полетов. Мы отвечаем – да, потому что для нас это приоритет. А у них свой взгляд на такие вещи. Соответственно, в рамках этого взаимодействия мы вместе вырабатываем решение.

Много говорили, что в Ижевск принципиально не могут летать самолеты с низкорасположенными двигателями. Но посмотрите – летают же! Понятно, что это подразумевает другой подход к обслуживанию аэродромных покрытий. И мы это делаем. Никакого геройства тут нет, просто специфика работы.

– Означает ли сказанное, что в выборе нового типа воздушного судна вы определились в пользу А320?

– Нет, мы остановились на Boeing 737-700. С точки зрения собственных экономических устремлений он подходит нам лучше всего. Но окончательное решение будет принято, когда мы вместе с руководством республики проработаем все факторы, в том числе политические. Конечно, мы бы хотели строить бизнес на отечественных воздушных судах. Но в настоящий момент все эти модели дотационные, и ни одна ведущая компания не берет их за основу. А Boeing позволит нам реализовать комбинированную модель, в которой будут сочетаться лоу-кост и традиционные перевозки по регулярному расписанию. Это наш собственный продукт, видение которого формируется из сочетания анализа мирового опыта и нашего стремления к целесообразности.

– Что можете сказать по поводу возбужденного в отношении вас уголовного дела по статье о халатности?

– Для меня эта информация стала шоком. Я вообще не понимал, что так можно. То есть это же прецедент, такого никогда не было. Что тут комментировать? Мы, с одной стороны, находились в ситуации блокировки счета основным банком, были вынуждены предпринимать меры по выполнению резервных платежей со счета в другом банке. Но дальше я просто не могу объяснить ситуацию, когда часть платежей в тот день в адрес того же контрагента от нас ушла, а платежка на более крупную сумму по тем же реквизитам почему-то вернулась банку. Все это было в предпраздничные дни, и возникли такие накладки. Вполне возможно, что это история, так скажем, с внешним участием.

– С учетом накладок, возникавших при запуске новой маршрутной схемы, эта ситуация обернулась серьезными репутационными издержками, чем тут же многие поспешили воспользоваться. Как говорится, раненого льва норовит ударить каждый.

– И это, пожалуй, самая точная фраза. Но мы в таком положении себя не ощущаем. Нас, скорее, озадачили. То, что мы справились с этим в ситуации жесткого стресса и перенапряжения, – представьте, что означает запустить самолеты, когда топливозаправщик отказывается принимать какие-либо гарантии, и с этой позиции уйти в позитив – это дорогого стоит. Вся моя жизнь показывает, что я никогда не сдавался. Мы и сейчас продолжаем делать ставку только на победу. Сегодня мы летаем, и это показатель того, что все нормально.

Сергей Савинов

Галина Мерзлякова: Взаимодействие вузов – путь к успешной реализации национальных проектов>>>


Комментировать




Армия-2019
Ольга Попова: "В этом году исполняется 100 лет УРО ПРЗ РФ"

...

Александр Шаклеин: "В гематологической лаборатории 1 РКБ используется современное высокотехнологичное оборудование"

...

Нагим Каюмов: "Благотворительная деятельность стала социальным кредо с момента создания нашей компании"

...

Светлана Ровенская: "На ИЭМЗ «Купол» создана многоуровневая система развития кадрового потенциала"

...

Яндекс.Метрика
www.izhevskinfo.ru
Купол
Полиграф
Пресс-Тайм
Управление Госэкспертизы
Разработка сайта - "Мифорс" / Дизайн-студия "Мухина"