Селдон
2019

Зоя Степнова: Работать с удовольствием – это великое счастье

Генеральный директор АО «Сактон» Зоя Степнова – о времени, работе и о том, что дает вдохновение.

– Зоя Ивановна, в России увеличен пенсионный возраст. И теперь многим приходится привыкать к тому, что работать придется на пять лет дольше. А для вас этот порог все время где-то впереди. В этом году у вас значимый юбилей, но вы как будто обманули время. В чем секрет вашего профессионального долголетия?

– Мне как-то сложно найти ответ на этот вопрос. Я вообще не считаю свой возраст. Я его просто не чувствую, потому что обременена многими обязательствами в жизни. В первую очередь, перед коллективом, с которым мы уже столько лет вместе. Все эти годы я была и остаюсь не назначенным, а избираемым руководителем, и это накладывает особое чувство долга и ответственности. Когда оглядываешься назад и вспоминаешь, через что нам пришлось пройти в разные кризисные периоды, особенно в 90-е годы, чтобы не только сохранить производство, но и строить планы на будущее, осознаешь, что еще не все сделано, не все планы реализованы, чтобы спокойно уйти от дел. Это первое. Во-вторых, без работы себя не представляю. Я люблю то, что делаю, и мне это интересно. Я человек, который нашел себя в профессии. Мой трудовой стаж – 48 лет, фабрика стала для меня вторым домом, где я прошла путь от рядового технолога до руководителя.

– Получается, что оставаться в строю помогает правильно сделанный выбор? Чем он был обусловлен?

– Отец очень хотел, чтобы я стала врачом, мама – учителем. 

А я все лето воспитывалась в деревне. Бабушка была портнихой, обшивала всю волость, и все это происходило на моих глазах. Бабушка стала для меня примером способности женщины создавать красивое и делать это с воодушевлением. Когда мне было лет 6-7, она перелицовывала для меня мамино старое пальто и ошибочно скроила две детали на одну сторону. Она очень расстроилась. А я говорю: бабушка, ты переверни одну деталь с лица на изнанку, чуть-чуть будет отличаться по цвету, но никто этого не заметит. У бабушки я научилась шить для себя. Семья наша рабочая, лишних денег не было, а мне как девочке хотелось выглядеть не хуже других. Когда я заканчивала школу, в Витебске, нашем областном центре, открылся институт легкой промышленности. Все вместе это и определило выбор моей профессии.

Может, судьбой так было предопределено. Потому что работать с удовольствием – это великое счастье. В одном из поздравлений, которое прозвучало в мой адрес на юбилее, было сказано, что работа со мной всегда. Даже когда занимаюсь домашними делами, мыслями возвращаюсь к ней. Бывает, что хорошие идеи рождаются во сне, тут же просыпаюсь и записываю, ручка и блокнот всегда рядом.

Конечно, чтобы оставаться в строю, стараюсь поддерживать физическую форму – делаю зарядку, занимаюсь плаванием. 
А все остальное досталось по наследству от родителей. От мамы – неуемный характер и стремление отстаивать собственное мнение. Отец был замечательным человеком, который дал очень много доброты людям. Он никогда ни о ком не говорил плохо, ни с кем не ссорился, ни разу не поднял руку на детей. Я благодарна родителям, что мне достались эти черты, эти качества, с которыми я иду по жизни.

– Судя по истории с пальто, вы еще и неисправимый оптимист.

– В принципе, да. Хотя были в моей жизни и личные, и рабочие ситуации, когда от чувства безысходности хотелось плакать навзрыд. Но я всегда старалась преодолевать эти минуты слабости и возмещать такое настроение положительными эмоциями.

– Потому что безвыходных ситуаций не бывает?

– На протяжении многих лет в моем кабинете на самом видном месте стояла табличка с изречением: «Кто хочет что-то сделать, находит средства, кто ничего не хочет делать, ищет причины». Эти слова стали моим жизненным принципом. Свою точку зрения надо отстаивать, говорить так, чтобы тебя услышали, находить пути решения проблем и доводить начатое дело до конца. В моей депутатской практике, например, были вопросы, над которыми я работала не один год. Одни двери закрываются, стучусь в другие. Потом в третьи. Именно таким образом на улице Ленина у остановки «Речка Карлутка» появился светофор. А бывает и так, что сталкиваешься с проблемой, которая затрагивает интересы одного единственного человека, но для него это настолько важно, что делаешь все, чтобы восстановить справедливость.

– Что воодушевляет вас на то, чтобы постоянно двигаться вперед?

– Вот только один пример из практики моей общественной работы. Каждый раз, когда я встречаюсь с активом Союза женщин, они мне говорят: «Зоя Ивановна, вы в очередной раз нас вдохновили! Уезжаем с желанием работать». И я тоже получаю положительный эмоциональный заряд от этих и других встреч. Мне кажется, женщины могут все! Порой поражаешься неуемной энергии, тем инициативам, новым идеям, которые поступают от советов женщин, в том числе из сельской глубинки. Некоторые из них я заимствую в своей депутатской работе. Уже четыре года вместе с Центром социального обслуживания Первомайского района мы проводим конкурс-фестиваль «Минута славы» для детей с ограниченными возможностями, инициатором которого в свое время стал Совет женщин Ярского района. Я разделяю их мнение, что такие мероприятия, не требуя больших финансовых вложений, помогают детям, нуждающимся в поддержке, адаптироваться, раскрыть свои таланты, раскрыть себя. И то, что на протяжении нескольких лет мы делаем на локальном уровне, оказалось востребованным на уровне Российской Федерации. Международные Парадельфийские игры, которые прошли в конце 2018 года в Ижевске, это подтверждают. Сегодня в России развивают волонтерское движение, а мы волонтерами стали давно, потому что делаем все это не за деньги, а для того, чтобы с нашим участием в какой-то степени изменить мир к лучшему.

– Таких руководителей, как вы, которые прошли, образно говоря, сквозь советский огонь, бурные воды девяностых и медные трубы нового времени, в отрасли практически не осталось. Тем ценнее ваши собственные наблюдения. Когда было легче жить и работать?

– Что тогда, что сейчас работать в легкой промышленности очень непросто. При плановой экономике все было запрограммировано: что и сколько выпускать, где закупать сырье, ежегодно планировались темпы роста объемов производства. И от выполнения этих требований зависел фонд оплаты труда. В те времена существовал вечный дефицит, и ты всегда знал – то, что произведено по заказу государства, будет востребовано и деньги тебе всегда поступят. Трудно было, спрашивалось очень жестко и за выполнение объемов, и за прибыль, которую мы были обязаны перечислить в бюджет, а в то время легкая промышленность формировала 25% бюджета Советского Союза, и об этом уже мало кто знает. Сегодня эта роль сведена до минимума – 3-5% экономики России.

Вместе с тем тогда не было свободы выбора. Ты не мог работать с более выгодным сырьем, завязаться с другим поставщиком, потому что все уже было распределено. Были времена, когда даже представители партийных органов выезжали выбивать сырье, в том числе для нашей фабрики. Потому что новые предприятия еще не вышли на полную мощность, а объемы поставок их продукции уже закреплены. Надо план выполнять, а сырья нет, и это было трагедией. Я сама ездила на закупки, когда была главным инженером. Как находили контакты, какие переговоры мы вели, чтобы не кому-то, а Ижевской трикотажной фабрике дали дополнительные сырьевые возможности, – об этом отдельный роман можно писать. У нас были средства, но мы не могли закупить оборудование – не было лимитов, большая часть уходила в союзные республики – в Белоруссию, на Кавказ, в Прибалтику, а Россия снабжалась по остаточному принципу.

Сегодня – были бы деньги. Остальное зависит от возможностей предприятия, его желания развиваться. Но мешает насыщенность рынка товарной массой и очень высокая конкуренция, а главное – конкуренция неравная и недобросовестная. 75% процентов рынка – это то, что ввозится из-за рубежа, и контрафактная продукция. Нам остается четверть рынка, но за последние 5-6 лет выросла конкуренция со стороны малого бизнеса, который работает по упрощенной схеме налогообложения, не всегда показывает свои доходы и несет меньшие производственные затраты. 

И все это происходит на фоне снижения покупательской способности населения. По официальной информации, по группе «верхний трикотаж» за 9 месяцев 2018 года в России произошло падение в штуках почти на 25%. В России нет своей сырьевой базы, 90% сырья закупается за рубежом, и оно, как оказывается, не всегда законно ввозится на территорию РФ. На нас стали возлагать ответственность за недобросовестных поставщиков сырья, что тоже осложняет работу.

Тогда работать было непросто, но были определенные гарантии. Сегодня условия для выживания стали более суровыми. Постоянно приходится менять и тактику, и стратегию, чтобы вписаться в эти условия. «Сактон» был в числе первых предприятий легкой промышленности, которые автоматизировали производство, стали развивать фирменную торговую сеть. Когда закрыли Черкизовский рынок, отрасль получила передышку – пока производители контрафакта обустраивались на новых местах, резко выросли заказы, и у нас появилась возможность модернизировать производство. Это были четыре самых благоприятных для развития года. Сейчас мне как руководителю снова некогда расслабляться. Каждый день требования ужесточаются на любом уровне: от контролирующих организаций до сотрудников, которые ждут повышения заработной платы, потому что в отрасли в целом она остается самой низкой на российском уровне. Я в вечном поиске того, что надо сделать еще или к каким апробированным формам работы стоит вернуться, чтобы сохранить производство и торговую марку «Сактон». А она получила заслуженное признание. 

И нашим партнерам в сфере торговли, и даже конкурентам, которые в том числе ориентируются на наше предприятие, трудно представить российский рынок без нашей продукции.

– В прошлом году, как нам сказали по секрету, вы несколько раз были в Турции, но ездили туда не отдыхать, а работать – занимались вопросами организации прямых поставок сырья. А в отпуск так и не сходили. Не сложно так – практически без отдыха?

– Что могу ответить по этому поводу: я такая, какая есть. И на бытовом уровне никто не может сказать, что я белоручка. Как все женщины, тружусь на грядках, все сама выращиваю, занимаюсь консервированием, ухаживаю за домом. Что касается работы, у меня на фабрике были хорошие учителя, которые воспитали чувство долга и ответственности – и за слова, и за поступки. Да и родилась я под знаком Водолея – мы все трудоголики. Иногда ругаю себя, что надо заботиться о своем здоровье, все-таки возраст. Надо уметь не только работать, но и отдыхать. Но не всегда получается. А возвращаясь к первому вопросу, скажу – все нужно делать с удовольствием. В этом и есть секрет профессионального долголетия.

Сергей Савинов

«Ижавиа». Закалка боем>>>


Комментировать




Армия-2019
Ольга Попова: "В этом году исполняется 100 лет УРО ПРЗ РФ"

...

Александр Шаклеин: "В гематологической лаборатории 1 РКБ используется современное высокотехнологичное оборудование"

...

Нагим Каюмов: "Благотворительная деятельность стала социальным кредо с момента создания нашей компании"

...

Светлана Ровенская: "На ИЭМЗ «Купол» создана многоуровневая система развития кадрового потенциала"

...

Яндекс.Метрика
www.izhevskinfo.ru
Купол
Полиграф
Пресс-Тайм
Управление Госэкспертизы
Разработка сайта - "Мифорс" / Дизайн-студия "Мухина"