Селдон
2018

Андрей Саламатов: «Я всегда хотел заниматься лесом»

Здесь, в Ижевске, мы как-то привыкли к тому, что Ярский район – это скупая на урожаи и недра земля, слабая промышленность, дефицит инвестиций и позитивных перспектив. Одним словом, «глубинка», которая тяготеет не к столице Удмуртии, будоражащей воображение новациями и «образами будущего», а к вялому соседу – Кировской области. Но более внимательный взгляд способен открыть совсем иную картину: не самые благоприятные условия заставляют людей, которые здесь живут и работают, искать пути развития, позволяющие компенсировать ограниченность ресурсной базы. Такой подход долог и труден, но и результаты приносит весомые и качественные. Крестьянское (фермерское) хозяйство (КФХ) «Саламатов А.А.» – яркий тому пример. Сегодня оно не только один из самых крупных и стабильных налогоплательщиков и работодателей Ярского района, но и хозяйство, которое работает по социальным, технологическим и бизнес-стандартам, являющимся для многих других делом отдаленного будущего. О том, как добиться таких стандартов и какие перспективы они открывают, мы беседуем с генеральным директором хозяйства Андреем Саламатовым.

– Андрей Анатольевич, перефразируя известное выражение, можно сказать, что предпринимателями не рождаются, а становятся. И для этого нужно сочетание нескольких условий. В каких условиях формировались вы?

– Я окончил Суводский лесхоз-техникум по специальности «Лесное хозяйство» и с удовольствием работал в Белорецком лесничестве Глазовского лесхоза. При всех тогдашних недостатках лесопользование в СССР было централизованной, отлаженной, понятной и эффективной системой. Для меня она стала хорошей школой. Но «нерушимый союз» развалился, а вместе с ним начала рушиться и эта система, власть перестала обращать внимание и на лесное хозяйство, и на людей, которые были в нем заняты. Передо мной, как и перед большинством людей моего поколения, встал вопрос: «Как дальше жить, куда двигаться?». Знания были, сил и желания работать тоже было в достатке, и я подумал, что как бы не разворачивались события, нужно держаться ближе к лесу. Он не подведет. Создал бригаду, мы взяли в аренду на пять лет небольшой участок леса в Глазовском районе и начали работать. Так что условия у всех тогда были одинаковые: нужно было искать свое место в жизни, когда все вокруг резко изменилось, и в основном не в лучшую сторону.

– Что это значит – «начали работать»?

– Лес – это один из немногих возобновляемых ресурсов, и если обращаться с ним грамотно и бережно, то можно одновременно и заниматься в нем хозяйственной деятельностью, и повышать его устойчивость и продуктивность.

Поэтому все пять лет мы вели на нашем участке лесохозяйственные и противопожарные мероприятия: чистили лес, подбирали сухостой, проводили санитарные порубки. Результатом переработки этой массы были дрова. Продавали их тем, кто не мог или не хотел заготавливать сам. Возили в бревнах и чурках. Если человек хотел – кололи и продавали уже в поленьях. Спрос был высокий, и мы на дровах неплохо зарабатывали.

– А когда вы поняли, что дрова – это не предел, а только первая ступень в развитии?

– Наверно, к завершению срока той первой аренды. Работали мы хорошо, претензий к нам не было, кое-какие деньги завелись, и я начал пробивать аренду новых участков в Глазовском и Ярском районах. Участки там были побольше, и лес уже был намного лучше. Получилось. Начали с Ярского района, где аренда составила 49 лет, а объем – 43 тысячи кубометров в год. Тут уже у нас появилась и необходимость, и возможность закупать технику – трактора, трелевочники, позже – лесо-возы. Словом, стали расширяться, принимать на работу новых сотрудников – тогда многие хотели у нас работать. Люди устали от неопределенности, неустроенности, безденежья, а у нас – стабильная работа, неплохая и тоже стабильная зарплата. Вот тогда и появились серьезные мысли о том, что надо как-то использовать новые возможности, расширять сферу деятельности. А если ты пришел в лес как хозяин, а не как временщик, то расширяться здесь можно только одним путем – за счет новых технологий и углубленной переработки древесины. Природа не знает, что такое отходы, значит, и мы должны так обращаться с лесом, чтобы их не было.

– Когда вы созрели для этого и с чего начали?

– КФХ «Саламатов А.А.» я создал в 2001 году, тогда и техническая база сформировалась, и коллектив сложился, и материальные ресурсы позволяли двигаться дальше. С другой стороны, в начале 2000-х экономика России и Удмуртии медленно, но верно пошла на подъем, появились какие-то надежды, перспективы. Люди снова стали понемногу строиться, и новый этап в своем развитии мы начали с производства строительных материалов. Тут сработал и элементарный экономический расчет – пиломатериалы стоят дороже дров, на них можно больше заработать. Пилили и строгали половую доску, модную тогда вагонку, позже появились новые технологии строительства и отделки, и мы начали производить блок-хаус, имитацию бруса. И сейчас все это продолжаем делать.

– Вы рисковали, потому что за то же взялись и многие другие.

– Да, это так. Мы столкнулись с сильной конкуренцией и с тем, что цены на подобную продукцию были очень низкими. Что делать в этом случае? Выход один – повышать качество и искать новые, более выгодные рынки сбыта.

В 2008 году мы впервые занялись экспортом – начали продавать нашу продукцию в безлесные страны – Узбекистан и Азербайджан.

А поскольку наша продукция была очень высокого качества (мы и сегодня его только повышаем), все договорные обязательства и поставки мы осуществляли полностью и в сроки, то объемы экспорта и география продаж стали постепенно расширяться, объемы начали расти, также появились заказчики из Удмуртии и других регионов. Мы работали на качество, а оно на нас. Начали строить и оснащать техникой производственную базу в Дизьмино, и сегодня это продвинутый производственный комплекс.

– До сих пор мы вели разговор о достижениях. Но как-то не верится, что дорога перед вами стелилась гладкой скатертью.

– Просто я жаловаться не люблю. Конечно, были проблемы. И если они носили внутренний, производственный или организационный характер, то мы их решали быстро и безболезненно – в нашем КФХ все заинтересованы в конечном результате. А вот о внешних обстоятельствах, которые препятствуют работе, сказать могу, потому что они общие и касаются многих, кто занят в лесном хозяйстве. Если коротко – леса нам не хватает. Сегодня наши производственные мощности превышают объемы сырья, которое мы можем получить с арендованного леса. В Ярском районе свободного леса нет. Есть в Глазовском, мы дважды – 8 и 4 года назад – обращались в профильное министерство, но получили отказ. А на третью заявку уже полтора года просто нет ответа. Да и с Глазовским районом не все так просто. Есть на его территории северный глухариный заказник. В нем за лесом тоже нужно ухаживать – вырубать стареющий и сохнущий, сажать новый, словом, заниматься лесоустройством. Для нас это был бы лучший вариант. Но, насколько знаю, подобные работы в этом заказнике не ведутся, а его ворота закрыты наглухо.

– В народе говорят: нет худа без добра…

– Правильно говорят. Уже после первого отказа мы начали думать о внутренних резервах и пришли к идее глубокой переработки леса и развитию безотходного производства. Тем более что к тому времени с ростом объемов производства у нас остро встал вопрос с отходами: надо было куда-то девать горы опила и горбыля. А это угроза экологии и пожарной безопасности. Купили развалившийся бывший ярский леспромхоз, тоже развалившийся лесозавод «Харви-Яр». Если помните, был такой американец Эдвард Харви, который в 1995 г. создал в Дизьмино это предприятие. Дело у него не заладилось, он его бросил, но кое-какая производственная база осталась. Мы навели там порядок, создали новый цех, смонтировали в нем линию йошкар-олинского производства и немецкий гранулятор и стали выпускать так называемые евродрова: пеллеты и брикеты. Линия дорогая (более 50 миллионов рублей), поэтому, прежде чем ее купить, мы съездили в Йошкар-Олу, все сами посмотрели, проверили, обзвонили предприятия, на которых она уже работает, – все ее хвалили. В общем, быстро нарастили объемы производства до 300 тонн в месяц, спрос на евродрова оказался высоким. А поскольку все отходы мы в этом цехе перерабатывать не могли, то в прошлом году начали работать над расширением производства и сегодня практически запустили в Дизьмино завод по производству пеллет и брикетов.

– Кто их покупает, и в чем их преимущество?

– Сейчас, имея новую линию, мы планируем выпускать до двух тысяч тонн пеллет в месяц и реализовывать их как в Удмуртии, так и по всей России. Заявки на них колеблются в диапазоне от 20 до 100 тонн. В чем преимущество наших евродров? Во-первых, они высокого качества, размеры соответствуют европейским стандартам. По итогам испытаний в С.-Петербурге мы получили на этот счет соответствующий сертификат. Теплоотдача у них высокая, поэтому ими можно отапливать и производственные помещения большой площади, и фермы, и частные дома и коттеджи. Это еще и экологически чистое топливо, минимально загрязняющее атмосферу, отходы от их сгорания – только зола, которая может использоваться как удобрение. Поэтому спрос на пеллеты растет.

– То есть отходы у вас оказались дефицитным сырьем, и вы открыли производство пеллет в Республике Коми?

– Имея на сегодня хорошую производственную базу, мощности, которые используем на 40-50%, большой спрос на нашу продукцию, опыт в работе, стали решать вопрос нехватки сырья за пределами Удмуртии. Были на приеме в Министерстве лесного хозяйства Республики Коми, заключили договора на выполнение комплекса лесных работ, думаем участвовать в конкурсе на получение лесных участков в долгосрочную аренду. Будем развивать производство, аналогичное тому, что и в Дизьмино, – строганная доска, весь погонаж, пеллеты, брикеты, так как там в большинстве поселков кочегарки работают не на угле, а на евродровах.

– Лесохозяйственными мероприятиями продолжаете заниматься?

– Это обязательная часть нашей производственной деятельности. Я уже говорил, что нужно уметь пользоваться всеми преимуществами леса как возобновляемого ресурса. А это значит, что у него нужно не только брать, но и отдавать: вести подготовку почв, содержать питомник, где выращивается посадочный материал, заниматься посадкой леса. Для этого нужны специалисты. Конечно, для нас эти работы и содержание лесников и мастеров связаны с большими расходами. Но иначе нельзя. Экономим на том, что не покупаем семена и саженцы. В сезон собираем шишки, сушим, лущим, извлекаем и храним семена, из которых и проращиваем в питомнике саженцы. Вылущенные шишки идут на топливо – сжигаем их в своей кочегарке. Если так обращаться с лесом, то есть отдавать ему все, что взяли, и немного больше, то этот ресурс будет неисчерпаемым.

– Извините, а где вы на все это берете деньги? У вас есть серьезные инвесторы?

– Мы сами инвестируем в свое развитие. При необходимости берем кредиты – в основном на приобретение нового оборудования. Покупаем и отечественное, и импортное, исходя из его надежности, совместимости и разумного соотношения цены и качества.

– Но в республике же есть приоритетные инвестиционные проекты…

– Мы – средний бизнес, а эти проекты ориентированы на крупное производство. Нам в них трудно вписаться. Хотя в реестр этих проектов мы попали со своим бизнес-планом, основанным на самых сильных наших качествах – развитии безотходного производства и глубокой переработке леса. Но пока все на этом уровне и осталось, никаких льгот и приоритетов мы пока не получили и продолжаем обходиться своими силами.

– Насколько нам известно, их хватает не только на развитие, но и на хорошие зарплаты, и социальную поддержку сотрудников.

– Да, зарплата у нас выше средней по отрасли. У большинства сотрудников (а их около 160 человек) она зависит от объемов выработки и квалификации. У тех, кто работает в лесу, условия труда тяжелые. Для них мы купили у воткинского производителя несколько вагончиков – на 4 и на 8 человек. Каждый из таких вагончиков – это производственный и бытовой комплекс с мастерской, кухней, душем и спальными местами. В Дизьмино, куда мы организованно во-зим работников из Глазова, для них работают чайная и кухня, где человек сам может подогреть, а при необходимости и приготовить себе пищу. Сторож практически каждый день топит баню, в которой можно попариться, помыться и отдохнуть после работы. То есть стараемся создать для людей все условия для того, чтобы они могли трудиться в полную силу. И без этого никуда. Если не тратить деньги на людей, значит, не будет дальнейших шагов в развитии.

– Зная ваш характер, можем предположить, что этих дальнейших шагов ждать недолго.

– Не буду скрывать: если и дальше все будет идти по намеченному плану, то в 2019-м, самое позднее – в 2020 году мы здесь же, в Дизьмино, запустим фанерное производство. Я считаю, что если ты начал какое-то дело, повел за собой людей, то нужно идти только вперед. И не просто в ногу с конкурентами и обстоятельствами, а опережая их как минимум на шаг.


Глава МО «Ярский район» Тамара Уткина:

– Я давно знаю Андрея Анатольевича. Он – человек целеустремленный, энергичный, рациональный, твердо стоящий на земле и одновременно ставящий перед собой и своим хозяйством амбициозные задачи и добивающийся их решения. Андрей Анатольевич был депутатом районного совета пятого созыва и как депутат всегда отличался своей активной и принципиальной позицией. Работа с ним носит конструктивный характер. Теперь он уже не депутат, но его сотрудничество с администрацией и районным Советом депутатов продолжается: я не помню случая, чтобы он отказал нам, когда мы обращались к нему за спонсорской помощью на проведение каких-либо мероприятий. Где стройматериалами, где финансами, но он нас всегда поддерживает. В свою очередь, мы с депутатами и главами поселений всегда участвуем в акциях по посадке леса, которые ежегодно проводят работники его хозяйства. Конечно, для нас важны и налоги, которыми хозяйство пополняет районный бюджет, и рабочие места. Но самое главное в том, что Андрей Анатольевич показывает пример другим, задает такой уровень развития и организации производства, к которому вольно или невольно тянутся другие предприниматели нашего района.

Виктор Чулков

Удмуртский ЦСМ. Государство возвращает доверие к ГОСТу>>>


Комментировать




Армия-2019
Татьяна Сабельникова. Врач по призванию души и сердца

...

Владимир Капеев: "Мы дорожим своими работниками, ведь это наше главное достояние"

...

Яков Крымский: "Мы являемся оператором введения Национальной системы сертификации на территории Удмуртии"

...

Андрей Саламатов: «Я всегда хотел заниматься лесом»

...

Яндекс.Метрика
www.izhevskinfo.ru
Купол
Полиграф
Пресс-Тайм
Управление Госэкспертизы
Разработка сайта - "Мифорс" / Дизайн-студия "Мухина"