Селдон
2018

Петра твореньe

 85 лет назад – 7 ноября 1933 года – на Ижевском мотозаводе началось серийное производство первых ижевских мотоциклов.
Петр Владимирович Можаров – инженер Ижевских оружейного и сталеделательного заводов
Петр Владимирович Можаров – инженер Ижевских оружейного и сталеделательного заводов
Инопланетянин с мотором

Страна никогда не узнала бы об ижевских мотоциклах, если бы не один человек – Петр Можаров. По меркам Ижевска начала 1930-х, он мало чем отличался от инопланетянина. Дворянин, рожденный в селе Саюкино Тамбовской губернии (много ли было в Ижевске дворян?), обладатель диплома о высшем образовании, полученном не где-нибудь, а в Лейпцигском университете (притом что и три класса церковно-приходской школы считались великим благом), владелец мотоцикла – жутковатой машины, вызывавшей закономерный гнев окрестных псов, и хозяин настоящего волка, жившего рядом с можаровским бараком…

Люди, знавшие Можарова, уверяли, что, учась в Германии, тот попробовал на практике 27 моделей мотоциклов и даже участвовал в каких-то соревнованиях. Говорят, что именно из Лейпцига он привез на родину свой первый мотоцикл. Что это был за аппарат (и был ли он в точности), никто теперь и не скажет.

Ценный кадр

Можарова, вернувшегося перед Первой мировой, жизнь изрядно помотала. По одним данным, он был призван в армию и даже попал в плен, а по другим, занимался изобретательством – конструировал вместе с братьями аэросани и глиссеры. Есть свидетельства, что под руководством Петра Можарова они построили трехместный аэроплан «Проба», ставший известным на всю Тамбовскую губернию.

Служба в армии и немецкий плен – это, конечно, байки, основанные, судя по всему, на рассказах Можарова о жизни в Германии. Иначе он не получил бы в 1915 году должность инженера-теплотехника Тамбовского порохового завода. Там ему поручают конструирование и оснащение оборудованием производственных цехов. В течение 9 лет Можаров в буквальном смысле перевооружает заводское производство, пробуя себя на разных должностях – конструктора, начальника цеха, главного механика предприятия.

Его там любили и уважали. Более того, во что бы то ни стало хотели оставить работать и дальше.

«Всем известно, что он проявил себя на ТПЗ во многом, не считался с трудом ни днем, ни ночью, за что при праздновании 5-й годовщины Октябрьской революции, 7 ноября 1922 года, общим собранием рабочих завода чествован был героем труда. Принимая во внимание вышеуказанное и добросовестное отношение как к самим порученным ему работам в заводе, так и к выполнителям-рабочим, считаем необходимым просить завком об устройстве прощального вечера, а при его отъезде вручить ему соответствующий товарищеский подарок», – писали рабочие Тамбовского завода своему начальству.

Но Петр Можаров, получив от предприятия какой-то ценный подарок, все-таки уехал в Ижевск, где ему суждено было стать отцом первых советских мотоциклов. В декабре 1924 года он приходит на «Ижстальзавод» инженером по теплотехнике.

Снова в Германию

Конструировал ли Петр Можаров, находясь в Тамбове, мотоциклы, в точности не известно. В Ижевске он в 1926 году строит аэроглиссер, чуть позже – аэросани. Непосредственно мотоциклами он начинает заниматься после приобретения старенького AJC (Stevens) – возможно, первого в Ижевске двухколесного аппарата с мотором, который он парковал возле «инженерного барака № 2», где и жил.

Удача улыбнулась Можарову в самом конце 1920-х, когда Ружейно-пулеметный трест (РУЖ) рекомендовал «Ижстальзаводу» начать производство велосипедов. От них до мотоциклов – буквально один шаг, и Можарову как-то удалось убедить начальство пойти дальше и заняться мотоциклами. РУЖ, как ни странно, идею одобрил, и завод командировал Можарова в Германию – знакомиться с передовыми технологиями.

Оказавшись в известной ему стране, Можаров развил бурную деятельность. Он побывал в общей сложности на 23 немецких предприятиях. Больше других ему понравились заводы Allright, BMW, DKW, D-Rad, Mabeco, Neander, NSU, Zundapp. Находясь за границей, Можаров не только собирал документацию, но и закупал комплектующие. Из Германии конструктор вернулся с огромным багажом, состоявшим из агрегатов, узлов, двигателей и обзорной работы «Общая картина мотоциклостроения в Германии».

Начальник секции

В 1928 году Можаров создает на «Ижстальзаводе» мотоциклетную секцию. Тогда же он принимает участие в мотопробеге «Москва – Тифлис – Москва» на немецком мотоцикле «Неандр». Такие пробеги имели не только пропагандистское значение – его участники испытывали агрегаты и узлы, выясняя, какие из конструкций лучше подойдут будущим советским мотоциклам. По окончании пробега Петр Можаров, выступая перед публикой, заявил: «Уже спроектирован советский мотоцикл, подходящий для езды по нашим дорогам. Сейчас на ижевском заводе приступили к сборке таких машин, к весне будут готовы первые три опытных образца, которые мы, вероятно, предоставим для следующего мотопробега, а потом «Ружпультрест» начнет их массовый выпуск».

С 1 января 1929 года Петр Можаров – руководитель мотоциклетной секции, в которой трудятся 9 инженеров и 20 рабочих. Работали сразу над несколькими моделями, самой важной из которых был предназначавшийся для армейских нужд тяжелый мотоцикл «Иж-1» с двигателем 1200 куб. см, сварной рамой из штампованных деталей и 4-местной коляской.

Модель с принудительным охлаждением двигателя и приводом на колесо коляски получила название «Иж-2». Самым первым ижевским мотоциклом-одиночкой стал «Иж-3» – на него был установлен немецкий мотор Wanderer. Секция торопится: уже в январе 1929 года разрабатывается 200-кубовый «Иж-4», имеются виды на «Иж-5», в авральном режиме пытаются собрать образец «Иж-6».

Есть первый мотоцикл!

Весной 1929 года Можаров снова едет в Германию – знакомиться с новшествами мирового мотоциклостроения. Там он признается: «Больно вспоминаются затерянные в пространстве, потонувшие в грязи Ижевск и пьяные песни, ножевые драки; хочется крикнуть родной земле: стальная воля к культуре и стройке – отныне лозунг твой!».

А позже, по возвращении в Ижевск, вспоминает: «Поточная система сборки на фирмах ДКВ и «Вандерер» – это апофеоз труда и человеческого гения. Понятно, почему столь поразительна дешевизна германской продукции. Нам с нашей расхлябанностью до этого далеко. Правда, по гигиене и некоторому оборудованию и мы не позади».

За эти слова, если бы они стали достоянием органов, Можарова могли и призвать к ответу, не в начале 1930-х, так в конце. Но до Большого террора, когда особый спрос был с тех, кто бывал за границей, конструктор не дожил. Он был настоящим фанатом своего дела, и мало на что обращал внимание.

В Германии Петр Можаров не только собирает информацию, но и трудится на заводе «Байроме-Моторенборне» (BMW). Там он дает 17 замечаний к мотоциклам фирмы, в особенности – к BMW R-16. Руководство BMW осталось довольно работой стажера, который, кстати, с ходу предложил немцам два сконструированных им типа мотоциклетной коляски. За это Петру Можарову руководство фирмы вручило подарок в знак признательности за особые заслуги – именной мотоцикл с боковым прицепом, на раме которого красовалась табличка с именем русского конструктора, а также целый контейнер запчастей.

Пока Можаров работал в Германии, не останавливалась работа и в Ижевске. В мастерской «Мотосекции отдела оздоровления» «Ижстальзавода» начали собирать первые машины. 17 сентября экземпляр под номером один, собранный бригадой Иосифа Шадрина, наконец, выкатили во двор предприятия. По такому случаю собрали митинг, на котором счастливый Петр Можаров заявил: «То, что сделали мы, для педантичного немца было бы безумием. Но это безумие кончится победой советского мотоцикла. Конструктивно независимая машина создана нами всего за восемь месяцев, вдвое быстрее, чем создают в Берлине…».

Из Ижевска – на ТРЕМАСС

«Иж-1» был по-своему выдающимся мотоциклом. Тяжелый, с «кавалерийским» седлом, могучими рамами, «ушами»-кожухами на руле, он был воплощением в том числе и дизайнерских идей Петра Можарова.

Сразу же после «презентации» первый серийный «Иж-1» (вместе с четырьмя собратьями разных моделей) отправился в мотопробег: через Нижний Новгород в Москву, и дальше – через Ленинград, Псков, Брянск и Харьков снова в столицу.

Вернувшись, «Иж-1» участвовал в выставке мотоциклов в московском Пассаже. Он был признан самым красивым мотоциклом, а «Иж-4» получил приз экспертов, которые и рекомендовали запустить его в серийное производство. На память о пробеге Можаров получил серебряный знак «Всесоюзный испытательный пробег советских мотоциклов Автодора» № 46 с надписью: «Конструктору советских мотоциклов и участнику пробега т. Можарову от Комитета пробега».

Однако, вернувшись в Ижевск, вдохновленный успехами, Можаров узнает, что на модель «Иж-1» РУЖ дал отрицательное заключение. А Госкомиссия ВСНХ признала развертывание производства мотоциклов в столице Удмуртии нецелесообразным. Самого Петра Владимировича отправили заниматься производством мотоциклов в Ленинград, на Ленинградский трест массового производства (ТРЕМАСС), и в январе 1930 года он вместе с семейством отправился в северную столицу.

Из Ленинграда Петр Можаров снова уехал в Германию – учиться. А вернувшись, принял деятельное участие в создании модели «Л-300», проектировал новые модели мотоциклов, участвовал в пробегах. В 1931 году он стал сотрудником НАТИ – Научного автотракторного института, где разрабатывал два типа мотоциклов для Красной армии – легкого и тяжелого.

Результаты ослушания

Как это ни странно, решение Госкомиссии ВСНХ в Ижевске выполнять не стали. Обком Вотской автономной области, посоветовавшись с директорами предприятий, решил самостоятельно возводить Ижевский мотоциклетный завод (ИМЗ). К середине 1932 года была готова часть цехов, станки же собирали по всему городу.

Что интересно, первым заказчиком мотозавода стал НАТИ, в котором трудился тогда Петр Можаров. Его снова командируют, но теперь уже не в Германию, а в Ижевск – заниматься сборкой первых десяти мотоциклов НАТИ-А-750.

Правда, к назначенной дате удалось сделать всего четыре экземпляра – производство только создавалось. Параллельно Можаров работал и над моделью Л-300, которая позже стала называться «Иж-7». Она успешно прошла испытания, и «Иж-7» был запущен в серийное производство. А Можарова направили в Подольск – заниматься сборкой НАТИ-350.

Дело шло трудно. Можаров нервничал, на повышенных тонах общался с наркомом тяжелой промышленности Серго Орджоникидзе. Не хватало то одного, то другого, качество оставляло желать лучшего настолько, что позже аббревиатуру ПМЗ (Подольский механический завод) на мотоциклах расшифровывали как «попробуй меня заведи».

В дело, как тогда обычно и случалось, вмешались партийные органы. Можарову поручили изготовить хотя бы один экземпляр мотоцикла (его назвали ПМЗ-А-750) к XVII съезду ВКП(б), больше известному теперь как «съезд победителей».

Дьявольски хочется работать!

Можаров успел, но к тому времени явно чувствовал себя не лучшим образом – сказались неудачи, переезды, нервное напряжение последних лет. Получив за выполнение задачи путевку в Сочи, Петр Можаров отправился на отдых, где 11 марта 1934 года скончался при загадочных обстоятельствах.

За три дня до роковой даты Петр Владимирович отправил жене письмо – странное, путаное, но с одной центральной мыслью: «…любил динамичную цель. Даешь советские мотоциклы! …кто знает, сколько ухлопал сюда крови!..».

«Как бы то ни было, мне дьявольски хочется работать!» – писал супруге инженер, а через три дня наложил на себя руки – по некоторым данным, он застрелился. Почему? Ответ на этот вопрос исследователи не дали до сих пор. Существовала версия, что Можаров – потомственный дворянин, неоднократно бывавший в Германии, – опасался репрессий, но критики она не выдерживает: до «большого террора» оставалось еще три года, и опасаться Можарову в связи с происхождением и работой за границей причин не было.

Скорее всего, у Можарова – натуры творческой – просто не выдержали нервы. Он был человеком импульсивным, остро переживавшим неудачи, которых, увы, на его долю выпало достаточно.

Создателя первых ижевских мотоциклов, закончившего жизненный путь в санатории ЦК ВКП(б) похоронили в Сочи. Могила его со временем затерялась, и было совершенно случайно обнаружена только в 2012 году. Тогдашние власти Ижевска пытались договориться с Администрацией Сочи о переносе праха Петра Можарова в Ижевск, но положительного ответа, к сожалению, так и не получили.

Долгое время о Петре Можарове в Ижевске не вспоминали. А если и делали это, то в узком кругу – не потому что говорить о нем было опасно, а потому что он был и остается фигурой легендарной, почти мифической. Память о нем, по большому счету, вернулась 9 июля 2018 года, когда руководство АО «Ижевский мотозавод «Аксион-холдинг» сделало великое дело – на перекрестке улиц Карла Маркса и Бородина в Ижевске был открыт памятник человеку, которому столица Удмуртии обязана славной историей мотоциклостроения – Петру Можарову.

Алексей Чулков

Наталья Кондратьева: «Индус посмотрел мне в глаза и тихо сказал: «За Путина!»>>>


Комментировать




Владимир Музлов: "У нас работают лучшие в Удмуртии специалисты в области офтальмологии"

...

Тамара Казанская: "С начала года к специалистам кадастровой палаты за помощью обратились уже 427 человек"

...

Вячеслав Максимов: "Про нас даже говорят, что в Удмуртии работают настоящие кудесники"

...

Елена Садовникова: "Наши услуги очень востребованы в Глазове и в районах северного куста"

...

Яндекс.Метрика
www.izhevskinfo.ru
Купол
Полиграф
Пресс-Тайм
Управление Госэкспертизы
Разработка сайта - "Мифорс" / Дизайн-студия "Мухина"