Селдон
2018

14 месяцев, решивших судьбу АК-47 и его создателя

Ровно через год Россия будет отмечать 100-летие со дня рождения М.Т. Калашникова. И хотя президент страны В.В. Путин подписал указ о праздновании этого юбилея еще в октябре 2016 года, на вопрос о том, как именно все будет происходить, до сих пор ответить сложно. Применительно к Удмуртии, столица которой стала родиной автомата Калашникова, пока можно говорить лишь о намерениях. Вероятно, юбилею великого конструктора будет посвящено театрализованное представление «Ижевск – оружейная столица России», но пройдет оно в День России, т.е. 12 июня 2019 года. Скорее всего, осенью 2019 года в республику приедет передвижная выставка «Калашников: солдат, конструктор и легенда».
 
Между тем и текущий 2018 год тоже является юбилейным. 70 лет назад министр вооружения СССР Д.Ф. Устинов поручил Ижевскому мотозаводу (ныне Ижевский мотозавод «Аксион-холдинг») изготовить конструкторскую документацию, выпустить и сдать ГАУ ВС опытную партию автомата Калашникова. Подкрепляя решение министра вооружения, главный маршал артиллерии Н.Н. Воронов предписал начинающему конструктору прибыть на Ижевский мотозавод и принять участие в создании технической документации и организации изготовления первой опытной партии автомата АК. Приказы тогда выполнялись четко и быстро, и осенью 1948 года М.Т. Калашников впервые приехал в Ижевск. Пока – только в командировку.

Путаница

Выбор Д.Ф. Устинова сегодня может показаться странным и нелогичным. В 1948 году боевое стрелковое оружие в Ижевске производили два крупнейших в стране предприятия – Ижевский машиностроительный завод и Ижевский механический завод. Их министр вооружения курировал в годы Великой Отечественной войны и после нее и прекрасно знал фантастические возможности этих заводов. Но производство опытной партии изделия «7,62-мм автомат Kaлaшникoвa образца 1947 года (AK)» почему-то передал Ижевскому мотозаводу.

О том, что повлияло или могло повлиять на выбор Д.Ф. Устинова, расскажем немного позже. А сейчас отметим, что этот выбор породил путаницу, длящуюся до сих пор. Сам М.Т. Калашников в своих мемуарах отмечал, что опытная партия АК была произведена на Ижевском мотозаводе. Но многие авторы, обращающиеся к этой теме, продолжают либо подменять мотозавод «Ижмашем», либо вообще умалчивают о том, где и кем была произведена эта партия. Несколько десятилетий АК и его создатель были неразрывно связаны исключительно с Ижевским машиностроительным заводом, и это обстоятельство заслонило, затушевало короткий (чуть больше года – с марта 1948-го по май 1949-го), но очень яркий, насыщенный и крайне ответственный эпизод в истории создания легендарного автомата.

Попробуем восстановить события 70-летней давности. Тем более что именно на Ижевском мотозаводе решалась судьба АК и его создателя, поскольку от мастерства, опыта и ответственности инженеров и рабочих этого завода зависели результаты решающих – войсковых – испытаний автомата.

Трудности выбора

Итак, к началу 1948 года автомат Калашникова успешно прошел ряд сравнительных испытаний. Но комиссии не выявили очевидных, бесспорных преимуществ АК перед конкурентами. А они были необходимы – от выбора в пользу того или иного образца зависел вектор дальнейшего развития автоматического стрелкового оружия на десятилетия вперед. Вектор, который должен совпасть с вектором начавшегося в СССР коренного перевооружения Советской армии. Страна рвалась в космос, стремительно разворачивала свой атомный проект, и новый автомат должен был стать шагом в новую эпоху.

То, что министр вооружения, решая судьбу АК, поставил на Ижевск, объяснять нет необходимости: столица УАССР за годы Великой Отечественной войны превратилась в оружейную столицу СССР. Но сразу после Победы перед страной остро встала проблема конверсии, или, как тогда говорили, перевода оборонной промышленности на мирные рельсы. Уже в 1950 году объем производства военной продукции составил 41,1% от уровня 1945 года и 77,7% от уровня 1940 года. Этот процесс затронул и заводы Ижевска. В 1945 году на «Ижмаше» и Ижевском механическом заводе было полностью прекращено производство противотанковых ружей Дегтярева и Симонова, винтовки Мосина обр. 1891/30 и авиационной пушки НС-37, резко сократился выпуск пистолетов ТТ и револьверов «наган».

Военное производство замещалось гражданским. Уже во второй половине 1944 года Ижевский механический завод начинает выпускать товары народного потребления: лопаты, вилы, рычажные безмены, охотничьи капканы. Сразу после войны начинается освоение производства пневматических ружей и пистолетов, запчастей к мотоциклам. В 1949 году завод начал выпускать спортивно-охотничьи ружья. «Ижмаш», переходя на мирные рельсы, в 1945 году приступил к выпуску мотоциклов «Иж», развивал инструментальное производство и станкостроение, начал выпускать сельхозинвентарь, мебель, коньки для хоккея и т.д., а в 1949 году стал изготавливать нарезное охотничье и спортивное оружие.

Все это Д.Ф. Устинов прекрасно знал и учитывал, размышляя над тем, кому поручить выполнение небольшого, но крайне ответственного заказа. «Ижмаш» и механический завод почти идеально подходили на эту роль. И набирающая темпы конверсия не помешала бы им справиться с заданием. Но министр вооружения знал и другое: оба завода всегда работали, имея в своем распоряжении готовую документацию, и были «заточены» на массовое производство уже отработанных, испытанных и проверенных образцов. Своего опыта подготовки технологической документации и работы с автоматическим стрелковым оружием у них не было. Так чаша весов стала клониться в сторону Ижевского мотозавода.

Мал золотник, да дорог

Рядом с такими гигантами, как «Ижмаш» и Ижевский механический завод, Ижевский мотозавод выглядел довольно скромно, хотя с 1933 по 1941 год на предприятии было освоено серийное производство первых советских мотоциклов. Но за годы Великой Отечественной войны завод сумел стать одним из лучших предприятий Наркомата вооружения СССР. Здесь в самом начале войны было освоено производство легендарного пулемета «максим». Точнее, доработанного пулемета «максим» образца 1910/30 г.

Вот так напишешь: «освоено производство» – и, кажется, все ясно. Но в нашем случае за этим словосочетанием стоит отдельный сюжет, исполненный внутреннего драматизма и очень точно отражающий атмосферу первых месяцев войны.

Зимой 1941-1942 гг., когда на мотозаводе должно было развернуться производство пулеметов, не было не только оружейников и необходимого оборудования. Не было даже технической документации на пулемет, без которой невозможно начать освоение нового изделия и даже его образца. Документация оказалась в Златоусте, куда был эвакуирован выпускавший пулеметы Тульский завод. Мотозаводцы отправили в Златоуст грузовой автомобиль, участников «экспедиции» вооружили лопатами, лыжами (зима была снежная) и провиантом. Но автомобиль намертво застрял в снежных заносах за Сарапулом. И тут надо отдать должное специалистам завода: не дожидаясь результатов «экспедиции», они забрали из ОСОАВИАХИМа учебный пулемет, разобрали его и начали делать эскизы деталей, чертежи и готовить конструкторскую документацию. Параллельно решались вопросы сокращения цикла производства, повышения надежности пулемета в бою, возможностей замены некоторых материалов, чтобы уменьшить зависимость от поставок. «Первенец» делался руками высококвалифицированных рабочих ремонтно-механического цеха. Невиданно короткий срок – всего 3 месяца с момента получения задания – потребовался мотозаводцам для освоения и отладки нового производства.

В марте 1942 года к отправке на фронт были готовы первые 120 пулеметов. В апреле 1942 года завод выпустил 700 пулеметов, в мае – 1500. А всего сражающаяся Красная армия получила от мотозаводцев 81900 пулеметов «максим» – больше половины всех изготовленных в СССР.

Окончательное решение

Конечно, Д.Ф. Устинов знал об этой почти невероятной истории. Как и о том, что в 1945 году мотозаводцы уже собирали охотничьи ружья, весной 1946 года успешно выполнили заказ на 700 ружей для «арктических предприятий Главсевморпути» и приступили к серийному выпуску двуствольных бескурковых охотничьих ружей Иж-Б-36М. А еще через год восстановили чертежи, усовершенствовали и доработали их и стали выпускать ружья моделей Иж-Б-46 и Иж-Б-47.

Еще одним весомым аргументом в пользу Ижевского мотозавода стала и фигура его нового директора – Василия Ивановича Фомина, назначенного в 1947 году. В его послужном списке были 7 лет руководства Ковровским заводом, на котором, кроме прочего, выпускался знаменитый пистолет-пулемет Шпагина. Опыт и энергия В.И. Фомина много способствовали коренной реконструкции предприятия, которое к 1948 году славилось умением быстро осваивать новые направления производства, качественно и в срок справляться с важными государственными заданиями. Опыт разработки и изготовления автоматического стрелкового оружия, а также традиции и высокая ответственность коллектива способствовали тому, что именно Ижевскому мотозаводу было поручено изготовление технической документации и первой, опытной, партии автомата Калашникова.

Шаг в будущее

Выбор министра вооружения СССР оказался абсолютно безошибочным, и Ижевский мотозавод полностью оправдал его доверие. Уже 2 марта 1948 года в целях обеспечения выполнения правительственного задания по изготовлению АК-47 В.И. Фомин подписал приказ об организации производства автоматов. Ответственным за разработку технической документации и изготовление опытной партии был назначен главный конструктор завода Давид Абрамович Винокгойз. В конструкторский отдел на два месяца перешли 22 конструктора техотдела, а пять технологов на тот же срок – в цех № 3.

В апреле был создан специальный цех сборки № 4, начальником которого стал А.В. Соколов, а спустя пять месяцев – Л.Д. Исаев. В целях бесперебойного обеспечения готовыми комплектующими в цехе № 4 была организована круглосуточная работа склада готовых деталей и укреплен аппарат нормирования. Для усиления руководства отдела технического контроля завода заместителем начальника ОТК по этому производству временно назначен заместитель главного конструктора М.И. Горбов. Важность задания и отведенные сроки требовали напряженной работы, и В.И. Фомин постоянно контролировал ход подготовки производства.

В общем, когда М.Т. Калашников прибыл на завод, работа там шла полным ходом. Как позже вспоминал сам конструктор, «на заводе нас встретили очень доброжелательно. Более всего меня обрадовало то обстоятельство, что руководство предприятия еще до нашего приезда продумало, с чего мы начнем свою работу. Нам представили и человека, ответственного за разработку технической документации и изготовление опытной партии оружия, – Давида Абрамовича Винокгойза, главного конструктора завода. Рукопожатие его оказалось крепким. Во всем облике главного конструктора виделась основательность. Говорил он неторопливо, акцентируя внимание на самых важных, по его мнению, позициях:

– Для организации выпуска опытной серии у нас создана специальная группа. С вошедшими в нее конструкторами, технологами, аналитиками я вас познакомлю непосредственно на рабочих местах. Начнем, полагаю, с детальной проработки технической документации. Лучше все сразу просчитать самым тщательным образом, во всех чертежах хорошенько разобраться. Тогда и в цехах дело пойдет легче. Вот здесь расчет на подготовительные работы. Этот этап считаю наиболее сложным. Что нам предстоит изготовить самим? Приспособления, штампы, видимо, часть режущего инструмента, калибры. В каких цехах и что будем делать? Какими силами? Взгляните. Чем быстрее вникнете во все детали, тем слаженнее будет идти наша работа».

Резюмируя свои впечатления от завода и специалистов, трудившихся над первой партией АК, Михаил Тимофеевич писал в своей книге «Все нужное – просто»: «Это творческая лаборатория и творческая кузница. Здесь спаянность коллектива, буквально одержимого идеей создания самого лучшего и надежного оружия, рождает атмосферу особой собранности, творческой сосредоточенности, когда мысль, поданная одним, подхватывается и развивается другим, и вот уже образ будущего оружия начинает приобретать реальные очертания, детализироваться, усложняться. Потом его составляющие приходят в противоречие друг с другом, и вновь конструкторы, инженеры ищут выход, предлагая решения, ожидая моего последнего слова. Пока идет разработка оружия, мы все становимся одним существом, устремленным к одной единственной цели – она не дается, прячется от нас, но в один прекрасный момент, когда силы у всех на пределе, я начинаю понимать, как все противоречия снимаются таким трудным для поиска решением. Это наивысший миг творчества, в котором, словно с небес, увенчиваются титанические усилия разработчиков оружия».

К 20 мая 1949 года титанические усилия мотозаводцев завершились полным успехом – 1500 автоматов АК-47 успешно прошли войсковые испытания и были приняты на вооружение Советской армии. В том же году М.Т. Калашников был удостоен Сталинской премии I степени и ордена Красной Звезды. Вся документация, подготовленная специалистами Ижевского мотозавода, была передана на «Ижмаш», где развернулось серийное производство АК-47.

А мотозаводцы приступили к выполнению нового, не менее ответственного задания Правительства СССР.

Послесловие

С марта 1948 по май 1949 года на Ижевском мотозаводе решалась судьба не только автомата Калашникова и его создателя. Там задавалось направление, в котором до сих пор развиваются Ижевск и Удмуртия, получил продолжение огромный отрезок истории отечественного стрелкового оружия. Нам остается лишь с благодарностью помянуть Василия Ивановича Фомина, Давида Абрамовича Винокгойза и полторы тысячи их коллег – инженеров, технологов и рабочих мотозавода, и низко поклониться им за их подвиг.

Редакция журнала «Деловой квадрат» благодарит пресс-службу АО «Ижевский мотозавод «Аксион-холдинг» за помощь в подготовке этой статьи.

Виктор Чулков

АПК. Ориентир на экспорт>>>


Комментировать




Владимир Музлов: "У нас работают лучшие в Удмуртии специалисты в области офтальмологии"

...

Тамара Казанская: "С начала года к специалистам кадастровой палаты за помощью обратились уже 427 человек"

...

Вячеслав Максимов: "Про нас даже говорят, что в Удмуртии работают настоящие кудесники"

...

Елена Садовникова: "Наши услуги очень востребованы в Глазове и в районах северного куста"

...

Яндекс.Метрика
www.izhevskinfo.ru
Купол
Полиграф
Пресс-Тайм
Управление Госэкспертизы
Разработка сайта - "Мифорс" / Дизайн-студия "Мухина"