Селдон
2018

Послесловие художника

Там, где у большой дипломатии не хватает инструментов, подключается народная, которая помогает миру увидеть русских людей такими, какими они видят себя сами. К такому выводу неизменно приходишь, общаясь с Владимиром Суровцевым, скульптором с мировым именем. В конце сентября он приезжал в Ижевск вместе с сыном Данилой, тоже скульптором, его женой Натальей Шакировой, дизайнером ювелирных украшений, и фотографом Валерием Родиным, чтобы открыть выставку «Москва-Париж. Истории в бронзе». В режиме онлайн к ним присоединилась дочь художника, Дарья Суровцева, которая сейчас работает во Франции. 
Перед открытием выставки ее участники организовали пресс-конференцию, на которой были затронуты разные темы. Поскольку с Владимиром Суровцевым мы общались и ранее (большое интервью с ним – в июньском номере журнала за 2016 год и на сайте d-kvadrat.ru), мы знаем, что о каждой из своих работ он может рассказать действительно интересную историю с множеством деталей, которые показывают, как тесно могут переплетаться ниточки взаимодействия между людьми из разных стран. Об этом, а также о миссии русского художника за пределами страны – в избранном из этого разговора.

О различиях и единстве подходов

Владимир Суровцев:

– Однажды западные журналисты начали меня пытать: почему ты не занимаешься современным актуальным искусством, не работаешь с другими материалами. Ответил так: вы знаете, у нас такая страна, что нам еще дают возможность работать в граните и бронзе, а вот в кефирных бутылочках мы еще успеем когда-нибудь.




Дарья Суровцева:

– Все мы художники, все мы равны, перед нами всеми стоит одна задача – показать гуманность этого мира. Не важно, какой материал мы берем, какими способами и методами пытаемся оперировать, но результат один – показать его красоту и благородство. То, что делаю я, – это абстрактное искусство. Оно не показывает, что действительно хотел изобразить художник в плане механистического образа. Это искусство, которое воздействует на подсознательное. Моя задача как художника – создать некую атмосферу. Поэтому я люблю работать в технике инсталляции. Инсталляция – это большая скульптура, разбитая на части, в которую можно погрузиться, зайти внутрь. И моя задача заключается в том, чтобы создать что-то такое, что удивит людей. Моя задача – выдернуть человека из среды, которая его окружает, и погрузить в какой-то другой мир, чтобы у него возникли вопросы – а почему это так, а что это. Отсюда и материалы, с которыми я работаю, – фарфоровая пластика, плексиглас, дерево и т.д.

Кем видит себя русский художник

Дарья Суровцева:

– Мы, русские, считаем, что мы очень душевные, хлебосольные, открытые. Но Европа воспринимает нас совершенно по-другому: русские – холодные, замкнутые, расчетливые. Может, потому что когда мы попадаем туда, мы не знаем языка и поэтому немного сконфужены и скованы, а выглядит это так, будто мы холодные и высокомерные. Я воспринимаю свою миссию так: показать русскую культуру, русских людей с благородной и правильной стороны, такими, какими мы себя видим и ощущаем.

Владимир Суровцев:

– Есть крылатая фраза олимпийского движения: «О, спорт! Ты – мир!». И мы можем сказать то же самое о культуре. 
Спорт и культура – это бренды, с которыми мы можем конкурировать с кем угодно. Мы это поняли много лет назад, когда впервые попали в Бельгию с большой выставкой, и потом, когда моя работа была с успехом продана на аукционе Сотбис. Наша миссия за рубежом – помогать, как можем, нашей стране, не ставя это во главу угла, а просто искренне работая так, как считаем нужным.

Как художник становится дипломатом

Владимир Суровцев:

– Наши памятники стоят в 17 странах мира. Этими работами мы сохранили память примерно о 150 тысячах наших солдат.

Расскажу любопытную историю о том, как мы устанавливали памятники в Венгрии, на территории которой во время Первой мировой войны были лагеря для военнопленных, где погибло несколько тысяч наших соотечественников и наших союзников – румынских, итальянских и сербских солдат. Нам предложили установить на местах их захоронения памятные знаки и в ответ попросили сделать в городе Эстергоме композицию, связанную с кардиналом Йожефом Миндсенти. Это национальный герой Венгрии.

Мы плотно сотрудничаем с Министерством иностранных дел, и я как человек законопослушный и работавший со многими первыми лицами написал в МИД бумагу, что поступило такое предложение. Дипломаты выдали чудесный документ, смысл которого заключался в том, что художники вольные люди и могут делать все что угодно, но Миндсенти, мягко говоря, антисоветчик, и нам этого не рекомендуют.

В годы Второй мировой войны Миндсенти помогал партизанам. Помогал людям еврейской национальности получить нансеновский паспорт, с которым они уходили в Швейцарию. В 1945 году он призвал венгерских солдат, которые воевали на стороне Вермахта, прекратить сопротивление, чтобы уменьшить кровопролитие. А в 1956 году, когда во время венгерского восстания были введены советские войска, Миндсенти выступал против, и так активно, что ему пришлось много лет скрываться на территории американского посольства, откуда он писал достаточно жесткие бумаги, вплоть до обращения к американскому президенту с просьбой бросить на Советский Союз ядерную бомбу. Вот такой эмоциональный запал был у человека, который любил свою страну и не любил никого, кто посягает на ее самостоятельность.

МИД нас, вроде бы, предупредил, но мы все равно начали работу. И почувствовали, как друзья в МИДе от нас отворачиваются. Тем не менее мы продолжили. Но вдруг оказалось, что рядом с будущим мемориалом Миндсенти находится кладбище наших солдат, погибших в марте-апреле 1945-го, которое в 90-е годы раскурочили горячие венгерские парни. Несмотря на три года работы, и на то, что наши памятники уже были готовы, мы возмутились и притормозили дело. И только после того как венгры восстановили памятник советским солдатам, поочередно открыли все три мемориала. Мы ничего не подгоняли специально, но так сложилось, что каждый из них открывался к очередному визиту Владимира Путина. И ребятам в МИДе, которые нас предостерегали, в результате сказали: как правильно сработали, какая четкая позиция, как это помогает большой дипломатии…

Я всегда искренне говорю, что есть наша работа, которую мы любим, а есть послесловие. Послесловие не только в том, что благоустраивается территория, – сейчас в Эстергом приезжают тысячи паломников, и город возрождается как туристическая столица Венгрии. Есть еще и тема, которая называется народной дипломатией. И мы вольно или невольно подставляем в этом плечо нашему государству.

Сергей Савинов

Дмитрий Устинов. Ижевский маршал>>>


Комментировать




Ольга Гильметдинова: "Нам удалось создать образовательную среду, соединяющую две культуры: школьную и семейную"

...

Альфира Салаватуллина: "Наши педагоги – это наша гордость, сплоченный коллектив, единая команда"

...

Любовь Чуричкова: «Ответственность в школьном питании очень высока»

...

Ольга Неганова: "Главная задача ГКБ № 9 – оказывать качественную медицинскую помощь"

...

Яндекс.Метрика
www.izhevskinfo.ru
Купол
Полиграф
Пресс-Тайм
Управление Госэкспертизы
Разработка сайта - "Мифорс" / Дизайн-студия "Мухина"