Селдон
2018

Денис Удалов. Эффект объединения

В преддверии Дня работников леса «Деловой квадрат» побеседовал с Денисом Удаловым, руководителем Министерства природных ресурсов и охраны окружающей среды УР, в полномочия которого в этом году вошли и вопросы лесного хозяйства.

– Денис Николаевич, с 1 февраля 2018 года в рамках реорганизации Правительства УР были объединены Министерство природных ресурсов и охраны окружающей среды и Министерство лесного хозяйства. Глава региона Александр Бречалов подчеркнул, что реструктуризация связана исключительно с запросом на эффективность работы, а изменения нацелены на устранение дублирующих функций. Какой результат достигнут?

– За полгода выстроить работу такого огромного коллектива невозможно, и процесс настройки закончится примерно через год. Но уже сейчас можно сделать вывод, что объединенная структура работает эффективнее, чем два раздельных ведомства. Раньше было много противоречий между этими министерствами, шла борьба на уровне министров, ведомства друг друга не слышали. После объединения мы начали проводить ежемесячные планерки с начальниками отделов, а их у нас 16, и для многих это стало новшеством: раньше совещания проводились только с участием министров и их замов, и многие начальники отделов даже не знали функционала своих коллег.

Но важнее всего то, что при объединении повысилась эффективность надзора по охране лесов от пожаров и браконьерства. Первым же моим решением было пересадить в одно здание, в один кабинет охотинспекторов и лесных инспекторов в каждом лесничестве. И мы очень быстро увидели результат – протоколов по административным правонарушениям стало в два раза больше. Оба инспектора работают в лесу. И раньше, когда лесной инспектор видел правонарушение, касающееся охотнадзорной деятельности, он говорил, что это не в его ведении, и проходил мимо очевидного нарушения, так же делал инспектор из другого ведомства. Сейчас инспекторы работают вместе. Размещение сотрудников в одном здании дало нам еще один положительный результат – экономию в 1 млн рублей. При постоянной нехватке финансирования эта сумма для нас существенна, в августе на сэкономленные средства мы приобрели автомобиль «Соболь» для совместного надзорного патрулирования силами межведомственной рабочей группы.

– А не сложно курировать два таких масштабных направления?

– Наше министерство в структуре правительства самое большое. Круг полномочий очень широк, и, соответственно, велика ответственность за решения, которые ты принимаешь. Каждое решение должно быть тщательно взвешено и обсуждено не только внутри министерства, но и с общественниками, сторонними экспертами, в федеральном ведомстве. Например, по охотоводческой деятельности в начале этого года мы приняли решение, которое привело к существенным преобразованиям: в республике наблюдался всплеск браконьерства, и нам было необходимо решать эту проблему путем межведомственного взаимодействия, в том числе с правоохранительными органами, а также путем усиления надзора. Эффект получился ощутимый.

– Почему браконьеров стало больше?

– На мой взгляд, причина в отсутствии системной работы межведомственной рабочей группы. Мы постарались усилить эту деятельность, и теперь группа собирается ежемесячно, впервые начали выезжать на территории районов. В один из визитов, в Глазовском районе, при откровенном разговоре жители рассказали о фактах злоупотребления должностными лицами своими полномочиями в сфере лесного надзора. Впоследствии мы выявили, что одна из фирм, не являясь ни арендатором, ни лесопользователем, занималась экспортом деловой древесины и при этом подавала документы на возмещение НДС. Сейчас там проходят оперативные мероприятия. Мы взяли за практику проводить такие выездные мероприятия, которые являются еще и семинарами для правоохранительных структур.

– А есть результат от усиления работы межведомственной комиссии?

– Мы сравнили статистику первого полугодия 2017 года и аналогичного периода текущего года: объем патрулирования увеличился в два раза, а вырубки и ущерб лесному фонду снизились вдвое. Если в прошлом году было зафиксировано 2 тыс. кубометров незаконной заготовки древесины, то за первое полугодие 2018 года – 1 тыс. кубометров. Но, к сожалению, наблюдается негативная тенденция по Завьяловскому району. Если бы не этот район, то статистика по незаконной заготовке была бы всего 300 кубометров, а это уже на 70% ниже уровня 2017 года. Мы усиливаем здесь надзор вместе с правоохранительными органами.

Знать о лесе все

– Многие предприятия отрасли отмечают, что имеющиеся в Удмуртии сведения о лесных ресурсах устарели и необходимо провести комплексную и объективную инвентаризацию лесного фонда. Планирует ли министерство заняться решением этой проблемы?

– Сейчас вопросы лесоустройства курирует ФГБУ «Рослесинфорг», созданное на базе государственных лесо-устроительных предприятий и имеющее сеть из 37 филиалов в регионах. Ближайшие к Удмуртии филиалы – это Нижний Новгород, Казань, Пермь. Удмуртия осталась вне сети. Чтобы закрыть проблему с лесоустроительной и лесопроектной документацией, в свое время было принято решение создать коммерческую структуру, которая занималась бы лесопроектной работой, в том числе лесоустройством. Когда я возглавил Министерство лесного хозяйства УР, я сразу увидел, как можно решить эту проблему. В ведомстве числилось АУ «Удмуртлес», которое занимается охраной, защитой, воспроизводством лесов. А в Министерстве природных ресурсов было АУ «Управление Минприроды УР». Это проектная организация с богатым опытом установки границ зон затопления, проектирования природных территорий, создания особо охраняемых природных территорий, заказников. Она была недозагружена работой. Своим видением ситуации я поделился с Главой Удмуртии.

В результате была организована встреча с министром природных ресурсов и экологии РФ Сергеем Донским, на которой мы предложили выделить финансирование АУ «Управление Минприроды УР», чтобы развивать ту часть работы, которая у нас была упущена. Министр поддержал эту инициативу, и в 2018 году нам выделили почти 40 млн рублей из федерального бюджета на лесоустройство и лесопроектные работы. На эти средства уже выполнены лесопроектные регламенты, а автономное учреждение в рамках госзадания разработало лесной план, который мы сейчас проверяем и дорабатываем. Параллельно мы подписали соглашение с «Рослесинфоргом», который стал победителем по ряду аукционов на проведение лесоустройства, и заключили контракты на 18 млн рублей. Помимо того, что так мы решаем вопросы, связанные с лесоустройством, мы еще и создаем лесоустроительную базу, и не в какой-то коммерческой структуре, как раньше, а в своем автономном учреждении. «Рослесинфоргу» эта схема понравилась, и мы планируем добиться финансирования на ближайшие три года.

В прошлом году мы выполнили лесоустройство в одном лесничестве, в этом году оно будет сделано в пяти, и остается еще 12 лесничеств, на проведение работ в которых необходимо 180 млн рублей. Если нам выделят эти средства из федерального бюджета, то проблему лесоустройства мы полностью решим в 2021 году.

– Эксперты отмечают, что по всей России уменьшается количество лесов. А каково состояние лесного фонда в Удмуртии? Как идет процесс лесовосстановления?

– Состояние лесного фонда напрямую зависит от плотности населения: чем она выше, тем ниже лесистость территории. Если взять статистику XIX века, то лесистость в Удмуртии составляла около 80 процентов, в XXI веке – уже чуть менее 50 процентов. Территория заселяется. Нужны пашни, дороги. Леса вырубаются под эти нужды. И чтобы не было перегиба, требуются материалы лесоустройства: чем они актуальнее, тем грамотнее ведется лесохозяйственная деятельность. А если у нас не будет понимания по возрасту рубок и посадочному материалу, по подрастающим деревьям, по их переводу из одной категории в другую, то могут быть приняты неверные решения, которые приведут к снижению лесистости.

Вопрос переработки

– Весной была озвучена идея создания лесопромышленного кластера. На каком этапе эта работа?

– Идет процесс разработки концепции лесного хозяйства, которая должна быть готова к декабрю. Тогда мы будем четко понимать, как создавать лесопромышленный кластер. До утверждения этого документа мы хотим услышать предложения от представителей отрасли о планах на ближайшие 10 лет, поскольку инициатива создания кластера исходит от них.

– Не так давно вы заявили, что вместе с Главой Удмуртии приняли решение сделать упор на развитие лесопереработки в северной части республики и привлекать туда инвестиции. С чем это связано?

– Нераспределенный ресурс в неограниченном количестве остался только на севере Удмуртии, и нам необходимо, чтобы в эти районы пришли инвесторы. Именно там может отлично реализоваться идея создания лесопромышленного кластера. У нас много предложений от предприятий Удмуртии по реализации инвестиционных проектов, но все они хотят заниматься этим на уже существующих мощностях. Например, один из потенциальных инвесторов готов вложить в лесопереработку 4 млрд рублей, но у него нет желания строить лесоперерабатывающий завод с нуля. Ему хотелось бы расширить имеющееся производство, соответственно, с выделением дополнительных лесных участков для добычи сырья. Но в этом случае в районе может уменьшиться лесистость, и мы не можем этого допустить. Невозможно организовать лесопереработку в каждом районе, потому что такими темпами мы можем за 20-30 лет потерять весь лесной фонд. Целесообразнее определить территории, где стоит развивать лесную промышленность.

– Как планируете привлекать инвесторов в Глазовский район?

– Сейчас готовится решение о придании Глазову статуса ТОР. Инвестору, имеющему проект с инвестициями не менее 750 млн рублей, лесные участки будут предоставляться без проведения аукциона и с 50-процентной скидкой по арендной плате. Это весомый аргумент, чтобы вкладывать в строительство лесоперерабатывающего завода. У нас есть уже три заявки от инвесторов. Сейчас администрация района подбирает площадки с развитой инфраструктурой.

– Появятся ли в ближайшее время крупные проекты в других районах?

– В конце этого года начнут реализовываться два инвестиционных проекта: по строительству второй линии плитного производства на предприятии «Увадревхолдинг» и строительству фанерного производства в компании «Орион». В конце года эти мощности будут официально запущены. Еще с одним проектом к нам обратилась компания «Восток-ресурс», в 2019 году инвестор приступит к его реализации. Я думаю, это будет последний инвестпроект на ближайшие годы, потому что ресурсов для реализации крупных проектов в республике нет. Мы стараемся держать баланс при распределении расчетной лесосеки: нам надо обеспечить сырьем всех участников лесопромышленной отрасли, и не только бизнес, но и население. И хотя многие промышленники просят нас дать дополнительные объемы лесосеки, мы отвечаем: а где население будет заготавливать древесину для отопления и строительства?

– Минприроды УР разработало проект закона, регулирующего деятельность пунктов приема и переработки древесины, который осенью планируется вынести на рассмотрение Госсовета УР. Для чего он нужен?

– Когда начала активно работать межведомственная комиссия, мы с правоохранительными органами сразу обсудили, как будем бороться с незаконной заготовкой древесины. Если в 2008 году в республике была зафиксирована 51 лесопилка и пилорама, то сейчас, по данным МВД, их уже 404. Они все не зарегистрированы, работают якобы для обеспечения собственных нужд, а на самом деле там осуществляется переработка древесины на коммерческой основе. В правоохранительное поле эти лесопилки не попадают. Поэтому мы стали прорабатывать вопрос. Мы предвидим, что начнутся прения. Например, что это убьет малый и средний бизнес на селе, который сейчас пользуется услугами лесопилок. Но у нас достаточно предприятий, которые имеют свои пилорамы, работают на законных основаниях и готовы оказывать услуги по распиловке древесины. Эта услуга должна быть зарегистрирована как коммерческая деятельность и быть под надзором.

В случае если закон примут, владельцы пунктов приемки и переработки древесины должны будут подавать документы на регистрацию в наше министерство, затем мы передадим соответствующую информацию в налоговую службу и правоохранительные органы для включения владельцев этих пилорам в реестры. Тем самым мы сможем проверять законность попадания древесины на лесопилки. Существует система ЕГАИС, в которую заносятся все параметры. И если нужно будет проверить пилораму, мы сможем потребовать у владельца предоставить документацию, с какой лесосеки поступила древесина, по какой декларации в системе ЕГАИС она зарегистрирована. А сейчас ни мы, ни правоохранительные органы не имеем правового основания проверять эти лесопилки.

Конечно, мы можем пойти другим путем и многократно увеличить объем патрулирования в лесах, но это повлечет увеличение затрат на ГСМ, ремонт техники, что в условиях дефицита бюджета нецелесообразно.

За экологию

– Одной из острых проблем в стране является сортировка и утилизация отходов лесоперерабатывающих производств. Как с этим обстоят дела в Удмуртии?

– В нашей республике эта проблема не стоит так остро, как, например, в Сибирском федеральном округе. Там просто коллапс! Предприятия строят крупные лесоперерабатывающие комплексы и через 5-7 лет сталкиваются с тем, что у них вырастают горы отходов. И чтобы решить эту проблему, им приходится строить комплексы стоимостью в несколько миллиардов рублей по переработке отходов.

В Удмуртии очень хорошо распределена специфика производства. Например, в Увинском районе «Увадревхолдинг» перерабатывает неликвидную древесину, изготавливая из нее плиты, вся деловая древесина перерабатывается «Восток-ресурсом» и другими компаниями, а фирма «Орион» занимается производством фанеры. Такое грамотное распределение позволяет не создавать проблем с отходами производства. Другой пример – «Красная звезда» в Можге, где применяют рациональный подход к использованию сырья: в производство идет 70 процентов древесины, в том числе работают две линии по переработке отходов в продукцию. И на Лесном форуме, который проходил в марте этого года в Ижевске, многие его участники были удивлены системностью подхода, который применяется у нас в республике.

– В республике практически каждый месяц обнаруживаются новые несанкционированные свалки мусора. Как идет борьба с этим явлением?

– Раньше в России вообще не было государственной политики в этой сфере. Сейчас реализуется национальный проект «Экология», действует программа «Чистая страна» по рекультивации свалок, запущена реформа по обращению с твердыми бытовыми отходами. Суть реформы в том, что в каждом регионе должен появиться единый оператор по обращению с отходами. По закону, его нужно было выбрать до 1 мая текущего года и с 1 января 2019 года он должен начать работу. В Удмуртии эта процедура проведена.

Что касается несанкционированных свалок, то у нас есть четкое понимание, сколько их в республике. В июле Глава Удмуртии дал указание разработать план по работе с ними. И здесь очень важен индивидуальный подход. Какую-то свалку мы можем устранить обычными санитарными мероприятиями и потратить на это всего 40-60 тыс. рублей. Если такие мероприятия не могут быть применены, например, по причине большой площади полигона, то тогда должна быть разработана проектно-сметная документация, проведена экспертиза и подана заявка от региона на выделение федеральных средств на рекультивацию. На каждый такой проект потребуются десятки миллионов рублей.

В этом году заканчивается рекультивация полигона по Сарапульскому тракту, выделены средства муниципальным образованиям на рекультивацию еще пяти полигонов. Если планово работать по всем полигонам, то каждый год необходимо выделять на проектно-сметную документацию по 25-30 млн рублей. А чтобы рекультивировать все полигоны в Удмуртии, по предварительным расчетам, нужно 10 млрд рублей.

Сейчас по каждому муниципальному образованию составлен реестр свалок. Но самое главное, и мы сейчас ведем разъяснительную работу с главами районов, новых несанкционированных свалок не должно быть. А если они вдруг появятся, то необходимо срочно принимать меры по их уборке.

И еще одна важная составляющая реформы: в регионе должна быть создана развитая и равномерно распределенная инфраструктура по сбору отходов. Сейчас действующие полигоны расположены в Ижевске и Якшур-Бодьинском районе. В Глазове по решению суда по иску природоохранной прокуратуры полигон перестал действовать с 3 мая. В Сарапульском районе и в Воткинске действующие полигоны закрываются с 1 января 2019 года, поскольку у них истекает срок действия лицензии. И сейчас перед Минстроем стоит задача разработать для регоператора тарифную политику, в которой будет учтена инвестиционная составляющая. Иными словами, речь идет об источнике ресурсов для строительства мусоросортировочного комплекса рядом с Ижевском. А также для того, чтобы во всех муниципальных образованиях, где сегодня нет полигонов, появились мусоросортировочные и мусороперегрузочные станции. Но, к сожалению, не всегда удается найти взаимопонимание с населением. Приезжаешь в район, говоришь, что необходимо построить полигон или сортировочную станцию, а люди отвечают: нет, у нас дачи рядом, этот объект нам здесь не нужен. Но от его расположения зависят транспортные расходы и тариф на вывоз мусора. Из-за отсутствия взаимопонимания пока не удалось найти площадки под строительство полигонов в Глазовском и Воткинском районах, и поэтому мусор приходится везти за сотни километров. В Сарапульском районе площадку нашли, но сначала необходимо разработать проект, поэтому полигон будет построен только через два года.

– Пока полигоны не построены, куда население будет утилизировать мусор?

– Мы с Минстроем обсуждаем эту тематику. В тех районах, где полигоны закрыты, переходим на единый тариф, чтобы не допустить его резкого роста. Будем вывозить мусор туда, где имеются действующие полигоны. Сейчас заканчиваем разработку электронной модели, и если по схеме будет видно, что муниципальному образованию нужен полигон, то начнем активную работу, чтобы в ближайшие год-два он был построен. Но и здесь властям района нужно вести разъяснительную работу с населением, объяснять остроту проблемы, проводить общественные слушания и экологическую экспертизу – это обязательные требования при строительстве полигонов.

Кроме того, сейчас остро стоит проблема утилизации жидких бытовых отходов. Одна из основных бед республики – нехватка очистных сооружений. Проблема системная: плотность населения высокая, инфраструктура устаревшая. Вопрос не решался десятилетиями. В Можге очистные сооружения отсутствуют. В Уве у градообразующего предприятия «Ува-молоко» серьезные проблемы с водоочисткой, и за систематическое нарушение природоохранного законодательства мы в конце августа были вынуждены подать судебный иск о прекращении права пользования рекой Ува для сброса сточных вод. Не лучше ситуация и в Каракулино: сточные воды утилизируются через систему оросительных полей. Это технология XIX века. И понятна реакция природоохранной прокуратуры – закрыть полигон, потому что больше терпеть это невозможно. Есть потенциальный инвестор, он попросил выделить ему средства из бюджета на проектно-сметную документацию и предоставить льготный банковский кредит. При выполнении этих условий новые очистные сооружения в Каракулино начнут работать через три года. Но в Минстрое сомневаются, что Минфин выделит средства. Тем не менее совместно с коллегами в ближайшее время будем работать над этим вопросом, иначе получим социальную напряженность в Каракулинском районе.

– Есть ли возможность получить финансовую помощь на реконструкцию и строительство очистных сооружений из федерального бюджета?

– Если составить четкий план решения проблемы и доказать его эффективность, то она есть всегда. Для этого необходимо иметь проектно-сметную документацию и положительное заключение экологической экспертизы. Наш сосед Татарстан, располагая необходимыми документами, первым успевает получать дополнительные средства. Нам тоже нужно создавать «задел» проектов, и над этим наше министерство будет работать.

Мария Наумова

Михаил Черемных: Когда город начинает движение, он становится интересен стране>>>


Комментировать




Владимир Музлов: "У нас работают лучшие в Удмуртии специалисты в области офтальмологии"

...

Тамара Казанская: "С начала года к специалистам кадастровой палаты за помощью обратились уже 427 человек"

...

Вячеслав Максимов: "Про нас даже говорят, что в Удмуртии работают настоящие кудесники"

...

Елена Садовникова: "Наши услуги очень востребованы в Глазове и в районах северного куста"

...

Яндекс.Метрика
www.izhevskinfo.ru
Купол
Полиграф
Пресс-Тайм
Управление Госэкспертизы
Разработка сайта - "Мифорс" / Дизайн-студия "Мухина"