Селдон
2018

Война войной, а газ по расписанию

Всемирная торговая организация поддержала Россию в ключевых моментах противостояния с Евросоюзом по поводу третьего энергопакета. Третейская группа ВТО по международным спорам признала неправомерными ограничения поставок газа из России по газопроводу OPAL, а также нормы ЕС о продаже газа на бирже и дискриминацию операторов газотранспортных сетей, контролируемых нерезидентами, в некоторых странах ЕС. Это хорошая новость для России и «Газпрома», которые отстаивают свои интересы на европейском энергетическом рынке не только политическими и юридическими методами, но и чисто экономическими – в этом году поставки российского природного газа в Европу бьют все рекорды и, по оценкам экспертов «Газпрома», впервые достигнут максимальных значений, зафиксированных в долгосрочных контрактах.

Мяч на стороне Европы

Иск в ВТО по газовым спорам с Евросоюзом был подан в 2014 году на фоне санкционной войны и попыток со стороны США и ЕС организовать дипломатическую изоляцию России. Тогда его перспективы выглядели туманными. Поэтому то, что ВТО в итоге встала на сторону Москвы, пусть даже частично, можно назвать явным признаком начавшихся изменений в действующей системе координат.

В Минэкономразвития России отмечают, что решение Третейской группы ВТО позитивно повлияет на перспективы российского газа на европейском рынке. Самый важный момент с практической стороны – решение ВТО по вопросу законности ограничения использования «Газпромом» трубопровода OPAL. Это сухопутное продолжение газопровода «Северный поток» по территории Германии, и власти ЕС ограничивали возможность его загрузки на 50-процентном уровне под предлогом «борьбы за конкуренцию», хотя на самом деле это было политическим решением, продиктованным американским противодействием усилению российских позиций на энергетическом рынке Европы.

Это ограничение долго не давало возможности использовать «Северный поток» на полную мощность. И хотя немецкий суд, в конце концов, разрешил загрузить OPAL полностью, но только временно и в виде исключения. Отмене блокировки газопровода всячески препятствовала Польша, которая надеется сохранить транзит газа через территорию Украины, – загруженный наполовину OPAL создавал прецедент для ограничения возможностей «Северного потока – 2» и, соответственно, нивелировал любые попытки России сбросить с себя зависимость от украинского транзита. Поэтому вопрос его полноценного функционирования требовал окончательного и радикального решения.

Третейская группа ВТО также признала не соответствующим правилам международной торговли требование об особом порядке сертификации компаний, владеющих европейскими газопроводами, если они связаны с Россией или «Газпромом».

Самое же неприятное для Евросоюза решение ВТО – это признание неправомерным набора положений Регламента ЕС о «трансъевропейских энергетических сетях», который создает условия для дискриминации российских проектов и максимального благоприятствования для любых проектов, создающих альтернативу российскому газу. Эксперты называют эту позицию ВТО «в некоторой степени сенсационной».

Разбирательства в ВТО – это серьезное оружие, действенность которого признают даже США, игнорирующие любые неудобные им международные нормы. Поэтому выполнять решения придется. У Евросоюза есть три варианта действий: поставить все газотранспортные проекты в одинаково невыгодные условия; признать, что «Северный поток – 2» строится в интересах стран ЕС и дать ему те же преференции, какими пользуются другие проекты; наконец, подать апелляцию и надеяться, что после повторного рассмотрения иска как минимум не пострадают такие не затронутые нормы, как привилегии для поставщиков сжиженного газа и промысловых трубопроводов из Норвегии и запрет сбытовым компаниям на владение газотранспортными сетями внутри ЕС.

Верхом на трубе

«Газпром» тем временем бьет рекорды. С 18 февраля по 2 марта рост суточного спроса на российский газ в Европе был просто галопирующим. В течение этих 13 дней «Газпром» увеличил суточные поставки почти на 20%. Рекорды обновлялись 10 дней подряд и 2 марта достигли 713,4 млн куб. м – это абсолютный исторический рекорд суточных поставок на европейский рынок. В целом, за первое полугодие 2018 года европейским потребителям было поставлено 101,2 млрд куб. м газа.

Как отмечает председатель правления ПАО «Газпром» Алексей Миллер, спрос устойчиво растет и объем экспорта в этом году может превысить 200 млрд куб. м.

– За последние три года объемы поставок газа во втором полугодии на экспорт были выше объемов первого полугодия на 1,5-6,5 млрд куб. м, – заявил Алексей Миллер на пресс-конференции после Собрания акционеров «Газпрома». – Простое арифметическое действие: 101,2 умножаем на два, и каждый по своему усмотрению может прибавить цифру от 1,5 до 6,5 млрд куб. м.

По видимому, мы с вами можем получить цифру 205 млрд куб. м и выше. А вот 205,3 млрд куб. м – это максимальные годовые контрактные количества «Газпрома» суммарно по всем экспортным контрактам в дальнее зарубежье. Тот рост спроса, который мы с вами сегодня фиксируем, это очень высокие темпы – почти 6% за первое полугодие, уже плюс 5,5 млрд куб. м газа. Достижение максимального уровня годовых контрактных количеств по всем экспортным контрактам суммарно – это, без сомнения, новая система координат, которую надо осмыслить.

Появление «новой системы координат» практически совпадает с началом вхождения «Газпрома» в период, который Миллер назвал магистральным – это рубеж между 2019 и 2020 годами. Именно на это время приходится окончание срока действия контрактов на поставку газа на Украину и транзита через ее территорию, продление контракта на поставку газа в Белоруссию и определение принципов ценообразования на 2020-2025 годы. На конец 2019 года также запланирован ввод в эксплуатацию «Северного потока – 2», первой и второй ниток «Турецкого потока», начало поставок газа в Китай по газопроводу «Сила Сибири». А в марте 2020 года заканчивается газотранспортное соглашение по польскому участку газопровода «Ямал – Европа». С учетом ввода новых газотранспортных мощностей этот период будет «пред-определяющим с точки зрения условий, по которым нам («Газпрому». – Прим. ред.) придется работать в ближайшей среднесрочной перспективе». Для справки: проектная мощность «Северного потока – 2» – 55 млрд куб. м газа; «Турецкого потока» в однониточном исполнении – 15,75 млрд куб. м; контракт по «Силе Сибири» предусматривает поставки 38 млрд куб. м в год.

Из этой новой системы координат явно выпадают газопроводы, которые проходят по территории Украины. Украинскую газотранспортную систему, по меткому выражению Алексея Миллера, действительно пора сдавать в музей. По некоторым оценкам экспертов, стоимость реконструкции и капитального ремонта этой системы, без которых она уже в ближайшие годы просто не сможет функционировать, вполне сопоставима по затратам со строительством «Северного потока – 2». Так что слова Миллера о том, что Украина должна представить обоснование экономической целесообразности транзита через свою территорию, – это вполне конкретное заявление. Хотя Президент России Владимир Путин во время встречи в Хельсинки с Президентом США Дональдом Трампом сказал, что Россия готова сохранить этот транзит и подписать новый контракт. Но опять же в случае урегулирования спора в Стокгольмском арбитражном суде, по решению которого «Газпром» должен выплатить украинскому «Нафтогазу» 2,6 млрд долларов – разницу между суммой за недопоставку газа по транзитному договору и задолженностью Украины за поставленный газ. Способна ли Украина выполнить это условие – большой вопрос.

По сценарию нефтяного кризиса

Решение Стокгольмского арбитража – это не просто вердикт в споре двух хозяйствующих субъектов, а переворот на мировом энергетическом рынке, считает политолог Леонид Крутаков. Принципиально революционных моментов в этом решении три.

Первый – отказ от принципа «taкe or pay» («бери или плати»). Строительство трубопроводов требует крупных долгосрочных инвестиций и гарантий их окупаемости, которая обеспечивается постоянной загрузкой трубопроводов. Принцип «taкe or pay», который закладывался во все контракты «Газпрома», гарантирует необходимый уровень оплаты независимо от конъюнктуры спроса и предложения. Если его не будет, то рушится вся система газового рынка, развитие которой завязано на реализацию сложных инфраструктурных проектов.

Второй момент – отказ от привязки газовых цен к нефтяной корзине. Это означает раздел нефтяного и газового рынка. Привязка конечных цен на газ к спотовым (разовым) поставкам вместе с отказом от «taкe or pay» окончательно убивает долгосрочный контракт как вид договорных отношений. «Газпром», таким образом, лишают доступных длинных денег: долгосрочный контракт с гарантированной поставкой и оплатой – это кредит на хороших условиях в любом банке мира.

Третий момент заключается в том, что выход Стокгольмского арбитража за рамки контракта между хозяйствующими субъектами в политическое пространство и вынесение им решения на основе общей ситуации означает конец контрактного права.

Решение Стокгольмского арбитража полностью укладывается в рамки Третьего энергопакета ЕС, который противоречит не только нормам ВТО, но и рыночным принципам. Несмотря на продекларированную направленность на защиту интересов потребителей газа, за первые пять лет действия энергопакета цены на газ в Европе для промышленности в среднем выросли на 32%, а для домохозяйств – на 27%. 

Причем рост по большей части шел за счет повышения налогов и затрат на местную транспортировку. От введения новых правил выиграли не потребители, а европейские поставщики и транзитеры. Кроме того, Третий энергопакет противоречит нормам международного права, утверждая приоритет группового интереса над двусторонними межправительственными соглашениями, итогом чего стал отказ Болгарии от «Южного потока» без каких-либо штрафных санкций, возмещения затрат «Газпрома» и понесенных им убытков.

Сходный процесс – переход от прямых договорных цен к спотовым, пересмотр международных норм и политизация экономической повестки – шел в 70-е годы ХХ века на нефтяном рынке. Национальные революции на Ближнем Востоке вывели критически значимые источники энергоресурсов из-под прямого контроля со стороны американских компаний. В механизме формирования нефтяных цен картельный сговор сменился на финансовый, товарную биржу Нью-Йорка объединили с фондовой, а между производителями и покупателями ввели спекулятивную прослойку – трейдеров. Проектная деятельность стала возможна только на условиях финансового оператора. В итоге США отказались от золотого наполнения доллара, и настала эпоха так называемого «нефтедоллара», на котором сегодня выстроена вся мировая экономика.

Сходство нынешнего газового процесса с нефтяным, прежде всего, в том, что происходит смена энергетического лидера.

Раньше локомотивом энергетики выступала нефть, а газ считался региональным товаром, запертым в трубе. Технологии сжижения и танкерной транспортировки превратили газ в глобальный товар, и привязка цен к нефтяной корзине потеряла смысл. Особенно это стало очевидным после появления идеи создания газового ОПЕК.

Основным драйвером нефтяного рынка была и остается Саудовская Аравия, а самыми крупными запасами газа в мире обладают Россия и Иран. Если России и Ирану позволить выстроить ценообразование в газовой сфере без учета финансовых обязательств, зафиксированных в долларах, как это пытались сделать ближневосточные полковники с нефтью в 70-е годы, то рухнет система мировой торговли, завязанная на нефтедоллар. Именно это стало причиной старта «сланцевой революции» в США, принятия Третьего энергопакета ЕС и украинского кризиса. И к энергетической безопасности Европы все эти процессы никакого отношения не имеют.

Откуда дровишки?

В Хельсинки Дональд Трамп заявил, что США намерены стать крупнейшим производителем углеводородов, продавать сжиженный природный газ в Европу и конкурировать с российскими трубопроводами.

Тему поставок СПГ из США в Европу с вытеснением российского трубопроводного газа на протяжении нескольких лет не обсуждает только ленивый. Андрей Школьников, один из экспертов интернет-портала Aurora известного российского экономиста и аналитика Михаила Хазина, считает, что у России нет серьезных оснований для опасений в этой ситуации. В ближайшие годы у Европы не будет экономических мотивов заместить газ из Сибири – СПГ дороже трубопроводного газа, а его поставщики предпочитают более выгодный рынок Юго-Восточной Азии. По данным «Газпрома», себестоимость американского СПГ будет выше текущих европейских цен в среднем на 70 долларов за 1 тыс. куб. м газа, что заведомо выше себестоимости российского трубопроводного.

США готовы продавать газ по себестоимости. Во-первых, они хотят улучшить сальдо торгового баланса. А во-вторых, использование дорогого сжиженного газа отразится на себестоимости производства европейской продукции. Это может подорвать позиции многих производителей из Европы на разных рынках, на что и рассчитывают в США.

Но зачем американцам работать «в ноль» ради политических амбиций? На них это совсем не похоже. И это так – на самом деле, здесь все сложнее. На рынке углеводородов приняты операции обмена, и этот принцип применяется постоянно – нефть может заливаться в танкер в Персидском заливе и идти даже в Израиль, несмотря на его статус злейшего врага арабских монархий. Но по документам туда приходит совсем не арабская нефть – ее «поменяли», например, на российскую. Тот же самый фокус можно проделать с СПГ. США может «обменять» свой сланцевый газ на катарский или с Балтийского СПГ под Санкт-Петербургом (по плану его введут в строй в 2023 году) и поставить в Европу.

А можно делать и по-другому. На бумаге сланцевый газ с американских месторождений будет транспортироваться на побережье, там сжижаться, танкерами доставляться в Европу, регазифицироваться, направляться в европейскую газотранспортную систему Европы и транспортироваться до точки сдачи-приемки, которая по счастливой случайности окажется рядом с точкой приема газа из России.

Природный газ из Сибири на бумаге заменят на СПГ из США или какой-нибудь другой страны.

Возможен вариант, когда газ будет просто продаваться американским нефтяным компаниям, а далее, «освобожденный» от российской родословной, перепродаваться европейским компаниям, но дороже. Стоимость будет определяться по формуле: цена на «Генри Хаб» (крупнейшей площадке, расположенной в США) плюс себестоимость транспортных издержек от указанного хаба до точки сдачи-приемки. «Газпром» же в этом случае будет поставлять СПГ, опять же на бумаге, куда-нибудь в Индию или Юго-Восточную Азию.

И здесь нет никакого противоречия с желанием Дональда Трампа поправить торговый баланс. Он же не говорил, что США хотят поставлять газ в Европу. Он сказал, что США будут продавать газ Европе…

В «Газпроме» это прекрасно понимают и выстраивают свои десятилетние планы, которые ежегодно корректируются, исходя из возрастающей потребности Европы в российском газе.

– Америка никогда не догонит и не перегонит Российскую Федерацию в поставках природного газа на европейский рынок, – заявил Алексей Миллер. – Причина в том, что ключевыми для потребителя являются вопросы цены и надежности поставок. Что касается цены, на трубопроводный газ на европейском рынке она всегда будет ниже цен на СПГ и, в частности, цен на СПГ из Северной Америки. И причина здесь в том, что наши месторождения, наши центры газовой добычи расположены на гораздо более близком расстоянии, чем Северная Америка. У специалистов есть соответствующие выкладки и графики, на каких расстояниях сжиженный природный газ никогда не сможет конкурировать с трубопроводным газом. Так вот, расстояния до европейского рынка от наших центров газодобычи именно такие, которые позволяют российскому трубопроводному газу всегда быть конкурентоспособным на европейском рынке. И в настоящее время цены на американский СПГ просто на десятки процентов выше, чем цены на российский трубопроводный газ. Да и доля американского СПГ на европейском рынке на сегодня просто мизерная – всего около 0,5%. Но что касается перспективы в целом, я еще раз повторю: Америка никогда не догонит и не перегонит Россию в этом вопросе.

Сергей Савинов

Владимир Тумаев. Не миф – легенда>>>


Комментировать




Владимир Музлов: "У нас работают лучшие в Удмуртии специалисты в области офтальмологии"

...

Тамара Казанская: "С начала года к специалистам кадастровой палаты за помощью обратились уже 427 человек"

...

Вячеслав Максимов: "Про нас даже говорят, что в Удмуртии работают настоящие кудесники"

...

Елена Садовникова: "Наши услуги очень востребованы в Глазове и в районах северного куста"

...

Яндекс.Метрика
www.izhevskinfo.ru
Купол
Полиграф
Пресс-Тайм
Управление Госэкспертизы
Разработка сайта - "Мифорс" / Дизайн-студия "Мухина"