Селдон
2018

Многопрофильное предприятие «Комплекс». Удивительное – рядом

Спрос на тугоплавкие материалы – это индикатор состояния машиностроительной отрасли, особенно высокотехнологичных производств. В России объем их потребления невысок и в большей степени закрывается импортными поставками из Китая, Германии и Японии. В то же время потребность в импортозамещении есть, в первую очередь, у предприятий оборонно-промышленного комплекса, осваивающих производство новых видов вооружений. Рынок отечественных тугоплавких материалов сегодня находится в стадии формирования. О том, как идет этот процесс, рассказывает Олег Кузнецов, руководитель проекта по производству тугоплавких материалов неорганического синтеза (неоксидной керамики) ООО «Многопрофильное предприятие «Комплекс».


– Олег Петрович, о вашем предприятии знают только специалисты. Расскажите, чем вы занимаетесь?

– Производством тугоплавких материалов неорганического синтеза. Так называемой неоксидной керамики: карбидов, карбонитридов, нитридов, силицидов, боридов тугоплавких металлов, а также кремния и бора. Эти материалы обладают достаточно уникальными свойствами и, как правило, используются там, где требуется защита от высоких температурных и динамических нагрузок и высокая коррозионная устойчивость. Большей частью это касается космонавтики, авиации, подводного флота.

Также эти присадки используются при производстве высоколегированных и броневых сталей, керамической брони. В радиоэлектронике они востребованы там, где необходимо обеспечить теплоотвод, поскольку не являются проводником тепла и эффективно его рассеивают.

Тугоплавкие материалы применяются в качестве излучателей в термоэмиттерах установок электронно-лучевой сварки – они выступают в качестве концентратора частиц и при напряжении, подаваемом на изделие, дают мощный луч. Бесконтактная сварка – высокопроизводительный метод, который не оставляет шлаков. И это очень перспективное направление.

Такой материал, как гексаборид лантана, используется при производстве излучателей для плазменных двигателей космических аппаратов. Кроме того, наши присадки добавляются в качестве дополнительного инициатора в метательные взрывчатые вещества – это пороха, пиротехнические составы, топливо для твердотопливных ракетных двигателей. Материалы на основе циркония и гафния востребованы в атомной промышленности.

А в целом перечень направлений достаточно большой, и обо всех нюансах можно говорить, конечно, долго. Когда есть развитая промышленность, тугоплавкие материалы используются в больших количествах. Но в России, к сожалению, спрос на них невелик, потому что от советских производств, в частности инструментальных, потребности которых были в десятки раз выше, чем сейчас, осталась лишь небольшая часть.

– Получается, что большая часть мощностей по производству этих материалов сегодня не задействована, это так? Какие перспективы просматриваются?

– Здесь все наоборот. В СССР тугоплавкие материалы, которые сегодня входят в нашу номенклатуру, производились только на Украине. Завода, работавшего примерно по тем же технологиям, что и мы, уже не существует, как нет и сырья, которое прежде использовалось.

Конечно, за рубежом технологии за 30 лет ушли вперед, стали более эффективными. В принципе, восстановить паритет можно, но для этого нужна высокооснащенная научная база, а ее как таковой уже нет, и государство в это не вкладывается, что странно и недальновидно, поскольку возможное введение санкций на поставку таких материалов мгновенно остановит целые отрасли, альтернативы не будет – это как раз тот случай, когда, как говорится, мал золотник, да дорог. Единственное, что для нас еще доступно, – это общаться со специалистами из институтов, нацеленных на взаимодействие с ОПК, специализирующихся на разработке ракетной, авиационной и космической техники. Наши перспективы связаны в основном с освоением новых видов вооружений. Институты запрашивают у нас материалы, которые постепенно будут вводиться в технологию, и только после этого их применение начнет расширяться. Сейчас мы в самом начале пути. И если промышленность будет дальше развиваться, то потребность в наших материалах будет увеличиваться. В принципе, мы уже сегодня могли бы работать и с иностранными компаниями, но наши материалы двойного назначения, их сложно экспортировать. Поэтому ориентируемся исключительно на отечественную промышленность. Мы постоянно совершенствуем свои технологии, ищем новые варианты сырья и получаем более качественные материалы, чем в советское время. Мы улучшаем параметры и делаем то, чего не делали в СССР.

– Если все так непросто, почему вы начали этим заниматься?

– Потому что к нам обратились специалисты предприятий оборонно-промышленного комплекса. Без наших тугоплавких материалов, например, не было бы многих изделий, которые испытывались и использовались в Сирии. Как и части той техники, которая в День Победы проходит по Красной площади. Предприятия ОПК обращались к нескольким институтам, которые могли бы помочь с этой тематикой, но там ответили, что у них не получится это сделать. А мы подумали, собрались с силами и запустили мощности.

– На каком оборудовании вы работаете?

– Высокотемпературные печи изготовили сами, взяв за основу серийные образцы оборудования, которое сейчас практически уже не выпускается. Мы серьезно их модернизировали под свои собственные нужды, произвели определенные усовершенствования, которые запатентовали в качестве ноу-хау, сами разработали, установили и испытали оснастку.

– Каков сегодня ваш производственный и научно-технический потенциал?

– Специалисты предприятий и научных институтов, которые приезжают к нам для ознакомления с производством, назвали наш цех образцово-показательным – все сделано на высоком техническом и технологическом уровне. Каждый год к нам приезжают научные сотрудники различных исследовательских центров, которые работают над кандидатскими и докторскими диссертациями. Здесь они находят уникальную базу, которая позволяет дополнить теоретические выкладки практическими наработками. Мы обмениваемся с ними опытом, а они с нами – информацией.

Если говорить об объемах производства, то сейчас работаем с партиями в несколько десятков килограммов. Если появится потребность в крупнотоннажном производстве, мы его наладим, но пока необходимости в этом нет. Помимо состояния самой промышленности, немалую роль здесь играет то, что рынок тугоплавких материалов достаточно консервативен. Предприятия предпочитают работать с зарекомендовавшими себя компаниями, бренду которых доверяют во всем мире. Пусть их продукция дороже, но заказчиков это устраивает – важнее устойчивость и стабильность в выполнении контрактов. При равном качестве более низкая цена не играет роли.

– А есть шанс потеснить конкурентов?

– При освоении новых изделий – вполне. Общее у тугоплавких материалов только название – неоксидная керамика. А так они все уникальны и используются на разных направлениях. Мы периодически отправляем свою продукцию на испытания. Все пробуют, говорят – отлично, но ждите, доведем до конца разработки новых поколений продукции. Там уже требуются новые материалы, отличные от тех, что соответствовали советским тех-условиям – по содержанию основного вещества, фазе, размеру частиц. Мы разрабатываем свои регламенты, подбираем сырье, параметры, режимы. И в принципе, дело движется. Просто должен пройти период, когда новые разработки, в которых прописаны уже наши ТУ, дойдут до стадии серийного производства. По некоторым материалам, которые были испытаны год назад в качестве образцов, в этом году уже подписываются договора на поставку первых относительно крупных партий.

– Какие сроки берете для исполнения заказов?

– Все зависит от требуемых характеристик. Есть сложные и небезопасные материалы, особенно на основе соединений титана и циркония. При их производстве требуется очень тонкая настройка автоматики, соблюдение всех технологических параметров. Если же брать такие материалы, как хром, никель, кобальт, ванадий, вольфрам, мы можем сделать все быстро и, при желании, – сотнями килограммов.

– Какие решения в сфере производства тугоплавких материалов могут быть наиболее интересны в плане дальнейшего развития потенциала бизнеса?

– Есть несколько перспективных направлений, которые мы прорабатываем. Например, формование изделий – тиглей для литейных предприятий, муфт, катодов, заготовок для фрез и других режущих инструментов и т.д. Наш материал – это порошок. Он может использоваться для плазменного напыления на изделия, но в таком виде он устраивает не всех, потому что те же инструментальные цеха на заводах, как правило, уже отсутствуют – многие предпочитают приобретать готовые изделия. К нам же относятся как к не обремененному большим количеством персонала предприятию, более гибкому и эластичному при решении срочных технологических задач. Запросили – мы сделали. Нам не нужно для этого готовить множество документов и проводить их по цепочке согласований. Рынок технической керамики достаточно объемен, спрос на изделия большой. Мы можем заниматься неоксидной керамикой – есть несколько десятков предприятий, которым это нужно. На торговых площадках сегодня выставляется огромное количество заявок на восстановление технологий, которые были разработаны в СССР. Это одна из таких технологий, причем улучшенная. Люди порой по 3-4 года ищут тех, кто может за это взяться, и везде получают отказ. Из-за этого не выполняются в срок крупные госконтракты. А мы, например, можем выполнить заказ, но снабженцы предприятий о нас ничего не знают. Приходится точечно выходить на технических специалистов, технологов, инженеров, объяснять им наши возможности. И они с радостью открывают для себя, что вопрос решаем. Вообще, отсутствие системы сбора и распределения информации о потенциале и потребностях российских предприятий – одно из слабых мест нашего рынка. Государству стоит озаботиться проработкой этого механизма, потому что от него, в конечном итоге, зависит экономическая безопасность нашей страны.

г. Ижевск, Воткинское шоссе, 156а, тел. 8-952-101-01-09

Сергей Савинов

ЗАО «Катарсис»: кормит и лечит одновременно!>>>


Комментировать




Владимир Музлов: "У нас работают лучшие в Удмуртии специалисты в области офтальмологии"

...

Тамара Казанская: "С начала года к специалистам кадастровой палаты за помощью обратились уже 427 человек"

...

Вячеслав Максимов: "Про нас даже говорят, что в Удмуртии работают настоящие кудесники"

...

Елена Садовникова: "Наши услуги очень востребованы в Глазове и в районах северного куста"

...

Яндекс.Метрика
www.izhevskinfo.ru
Купол
Полиграф
Пресс-Тайм
Управление Госэкспертизы
Разработка сайта - "Мифорс" / Дизайн-студия "Мухина"