2018

Последние в ПФО?

В начале апреля Удмуртия занимала последнее место в ПФО по освоению субсидий из федерального и республиканского бюджетов: из общей суммы средств господдержки сельхозпроизводители получили 6,4%. Это грозит срывом не только посевной кампании, но и уборочной. О причинах и путях выхода из сложившейся ситуации, об эффективности сегодняшней системы господдержки мы побеседовали с несколькими экспертами, которые согласились озвучить действительное положение дел на условиях анонимности.

Деньги есть, но вы держитесь

С начала года вплоть до 29 марта сельхозпроизводителям Удмуртии было перечислено 79,3 млн руб. субсидий. Это всего 6,4% от лимита федеральной господдержки в 597,6 млн рублей, зарезервированных в казначействе.

В то же время соседние по При-волжскому федеральному округу регионы к концу марта полностью или максимально реализовали свои возможности. Кировская область: лимит федеральных средств – 621 млн рублей, перечислено получателям 580,5 млн. Татарстан: лимит – 842 млн рублей, 769 млн реализовано. Марий Эл, Пермский край, Пензенская область, Башкортостан, Мордовия – стопроцентное освоение.

Столь слабое освоение Удмуртией федеральных лимитов привело к тому, что уже через неделю, к 5 апреля, предельный объем финансирования для региона сократили с 597 млн до 230 млн рублей. Факт сокращения суммы субсидий говорит о том, что Удмуртию причислили к некачественно работающим регионам.

По словам одного из экспертов, освоение средств на поддержку АПК из республиканского бюджета тоже проходит медленно, несмотря на то, что здесь лимиты не уменьшились и нет никаких объективных препятствий для перечисления субсидий получателям. До конца апреля на проведение весенне-полевых работ можно было предоставить сельхозпроизводителям около 1 млрд рублей – это сумма, предусмотренная и в федеральном, и в республиканском бюджетах, а отдали (на 17 апреля) лишь 244 млн. 

Налоговые препоны

Собеседник, предоставивший вышеупомянутые сводки, объяснил и причины медленного освоения субсидий. Все дело в том, что при разработке нормативных документов, регламентирующих право на получение субсидий, допустили пункты, которые препятствуют получению крестьянами господдержки. Например, что при наличии задолженности по налогам крестьянин не имеет права на получение субсидии. Теперь сельхозпроизводителю необходимо взять справку в налоговой инспекции, а пока ее составляют, у него снова образуется долг, зачастую условные «5 копеек», и в получении субсидии ему отказывают. Причем в положении не прописано, на какой момент времени учитывать эту задолженность: на дату подачи документов или получения субсидии, на конец месяца, на начало года?

При этом профильные региональные ведомства имеют полное право на изменение условий выплаты господдержки, что определено специальным постановлением Правительства России. И многие территории этим правом давно воспользовались. Например, Татарстан и Кировская область еще два года назад вписали в свои положения пункт, что даже при наличии налоговой задолженности хозяйство имеет право на получение субсидии. В Удмуртии же вопрос не могут решить на протяжении нескольких лет.

– Мы пытались отрегулировать вопрос о налоговых задолженностях на многих совещаниях. Еще в ноябре прошлого года предлагали разработать положение, обсудить его с профессиональным сообществом и принять в декабре. В этом году неоднократно говорили на эту тему в правительстве республики, высказывали идею договориться с налоговой службой, чтобы она выставила инкассовые поручения для дальнейшего списания долгов по налогам со счетов всех хозяйств-должников, вычитать задолженность из средств субсидии в бесспорном порядке и перечислять в местный бюджет. Крестьяне были двумя руками «за». И в правительстве посчитали это хорошей идеей! Но пока все остается на своем месте. А ведь время уходит! – поделился своей болью эксперт на условиях анонимности.

Беднее на 700 миллионов

Сельхозпроизводители рассчитывали провести посевную, в частности, на средства господдержки, а получить их не могут. Две статьи, регламентирующие субсидии, – «несвязанная поддержка» и «на 1 килограмм молока» – самые насыщенные по финансовому наполнению. Средства по ним всегда старались отдавать до начала весенне-посевных работ. Ведь посевная – это вхождение в заготовку кормов: приобретение гербицидов, обработка паровых полей. Это задел на уборочную.

Можно посеять и без внесения в почву удобрений – денег на их приобретение у многих хозяйств нет, но это будут неэффективные затраты. Некоторые производители молока нашли выход – кредитуются у молокозаводов: за первую половину апреля долг хозяйств перед переработчиками вырос на 140 млн рублей.

В прошлом году производители молока тоже получили субсидии не до начала весенне-полевых работ, а в начале мая, но это было не критично, поскольку закупочные цены на молоко были на 5 рублей выше. Но в этом году ситуация кардинально иная. По некоторым данным, за первый квартал 2018 года производители недополучили 700 млн рублей прибыли от продажи молока. И это с учетом того, что повысились цены на топливо, электроэнергию, удобрения, технику. К тому же в прошлом году сельхозпроизводители серьезно потратились на заготовку кормов и в итоге убрали их в 2,5 раза больше потребности.

В сложной ситуации с закупочными ценами и отсутствием своевременной господдержки сельхозпроизводители могли бы взять льготный кредит под 5% годовых с компенсацией из бюджета. Но получить его могут только те хозяйства, у кого нет долгов по налогам и обязательным выплатам в государственные фонды. Кроме того, предприятие должно работать с прибылью, у него должна быть «кредитная история», и желательно положительная. Оно обязано предоставить залоговый фонд: ферму, коров, сельскохозяйственную технику и т.д. Отдать в залог свои основные фонды рискнет не каждый. А вдруг форс-мажор: непогода, пожар, неурожай? Банки предлагают крестьянину поручиться также и личным имуществом – домом, автомобилем. Но прецедентов пока не было. А под «честное слово» кредит дадут только сильным хозяйственникам, потому что знают, что эти заемщики кредит вернут. Кроме того, заемные средства необходимо еще и с умом вложить, чтобы они эффективно «работали». А если кредит направить на текущие расходы – солярку, удобрения – и в случае форс-мажора крестьянин не получит урожай, то расплачиваться ему будет нечем. В таком случае льготный кредит переведут в статус коммерческого, и крестьянин не расплатится никогда.

Много слов

Ряд экспертов намекают, что, по их наблюдениям, в республике слишком увлечены составлением все новых и новых концепций. При этом игнорируется тот факт, что стратегия развития АПК подготовлена еще в 2010 году. Над ее составлением работали сотрудники ведущих научно-исследовательских институтов. В документе продуманы все аспекты развития отрасли на годы вперед, в том числе строительство ферм и их реконструкция, создание кластеров по производству картофеля, других овощных культур и т.д. Складывается ощущение, что просто никто не заглядывает в этот документ.

Селяне сетуют, что в разгар посевной кампании вместо активной работы по выплате субсидий идут попытки сконцентрировать внимание на эффективных хозяйствах. На этом фоне сильнее всего звучит идея санации 48 слабых хозяйств. Сельхозпроизводители считают, что сейчас, в преддверии посевной, не время заниматься этой темой. Тем более что эти 48 производителей дают республике всего 10% от общего объема молока. Главное внимание перед посевной кампанией должно быть направлено на ее качественное проведение и выполнение плановых задач, которые прописаны в соглашении с Минсельхозом России: сколько площадей должны засеять, сколько надоить молока, сколько произвести мяса. Благодаря тому, что всех этих показателей Удмуртия до сих пор достигала, регион и получает субсидии из федерального бюджета. Как только республика перестанет их исполнять, финансирование приостановят.

– Сегодня нам надо перекреститься и сказать: лишь бы не было убытка в крупных хозяйствах, лишь бы они не дали «минус» в исполнении плановых показателей, а не заниматься реабилитацией мелких колхозов. Невыполнение показателей может произойти и по поголовью, и по валовому производству молока. Поэтому надо отставить амбиции и все силы направить на посевную. Пришло «время «Ч» – надо всем мобилизоваться, сверху донизу, – отметил один из собеседников.

Ветер перемен

Работники сельского хозяйства отмечают, что настало время менять подходы к государственной поддержке АПК. Понимание пришло и к представителям законодательной власти страны. Этот вопрос обсуждали в феврале в Совете Федерации РФ на специальном совещании. Многие его участники заявили, что политику господдержки надо выстраивать по-другому.

Например, отменить некоторые виды платежей. Если сельхозпроизводитель сегодня отдает в виде акциза на топливо 6,5 рубля с литра, то предлагается вообще убрать с крестьян обязанность уплачивать этот акциз. Также звучало предложение отрегулировать тарифы на электроэнергию. Сейчас предприятия сельского хозяйства платят 5,8 рубля за киловатт. На совещании предложили установить плату для крестьян 1 рубль за киловатт, а разницу отдавать из бюджета напрямую энергетикам. То же самое сделать с ценами на топливо и удобрения: установить стабильную цену, например, на 5 лет, чтобы крестьянин мог планировать свою работу, и тогда никакие субсидии из бюджета ему уже не будут нужны.

Деньги в казне есть, надо просто искать варианты, как это эффективнее сделать, считают в Совете Федерации. Подобная практика твердых цен и тарифов для селян уже существовала в советское время. Например, себестоимость трактора «МТЗ» составляла 5 тыс. рублей, а для сельхозпроизводителя он стоил 1,5 тыс. рублей, разницу тракторному заводу оплачивало государство. И цены были стабильными. А сегодня сделали для селян субсидию на технику в 30%, отдали ее напрямую заводам, и они тут же на 30% повысили цены.

Участники совещания в Совете Федерации составили резолюцию и отправили ее в федеральный Минсельхоз для рассмотрения.

Сбои в системе

Но пока изменений в политике господдержки на федеральном уровне нет, регионы могут самостоятельно вносить коррективы во взаимоотношения с сельхозпроизводителями, смягчать или ужесточать условия получения субсидий. Например, в Татарстане практикуют достаточно жесткие подходы к предоставлению господдержки. Не обработал землю от сорняков, не сделал химический анализ почв, не проверил корма на качество – в следующем году субсидию по несвязанной поддержке не получишь. То же самое с субсидией на 1 кг молока: прописана четкая и жесткая шкала по показателям надоев.

В Удмуртии подходы мягче. Если годовой надой на одну корову составляет более 5800 кг молока, то этим хозяйствам рассчитывают субсидию с коэффициентом 1,2; если меньше тонн – с коэффициентом 1,0.

Эксперты считают, что нужно ввести более жесткую градацию, минимальный порог: те хозяйства, кто доит менее 3 тыс. тонн, лишаются права на получение субсидий. Этими мерами можно стимулировать к повышению показателей. Такой жесткий подход ранее был прописан в положениях о предоставлении субсидий, затем его вычеркнули.

Есть еще одна форма государственной поддержки – субсидии на развитие кооперации и семейного фермерства, которые предусмотрены и на федеральном, и на республиканском уровне. Пока это движение в Удмуртии развивается не активно. Крупные сельхозпредприятия кооперироваться не хотят, а объединяться нескольким небогатым хозяйствам должно помочь государство в лице Минсельхоза, считают крестьяне.

– На уровне консультационной службы или экономического отдела ведомство могло бы вести аналитику – например, где в республике работают сильные фермеры-овощеводы. Ведь даже не обязательно объединяться в рамках одного района, кооператив овощеводов можно создать на базе Малой Пурги, Сарапула, Глазова. Построить кооперативный логистический центр, где организовать доставку сырья, его хранение, первичную переработку овощей – очистку, пакетирование и транспортировку в торговые организации. Но руководители этих хозяйств могут даже не знать друг о друге: один живет, допустим, в Сарапуле, другой – в Глазове. Их надо свести друг с другом, познакомить, предложить вариант сотрудничества. Эту помощь должно оказывать профильное министерство, – считают специалисты.

Результаты инертности

При условии активной работы Удмуртия могла бы привлекать по госпрограммам поддержки АПК сотни миллионов рублей из федерального бюджета. Но по причине минимального освоения средств региону либо сокращают финансирование, либо из-за нежелания или неумения максимально использовать имеющиеся возможности он просто не попадает в список участников госпрограмм. Например, в федеральную программу «Строительство и реконструкция ферм», по которой из российского бюджета сельхозпроизводителям компенсируются 30% затрат. Участие крестьян Удмуртии в этой программе минимально, потому что проекты по строительству и реконструкции ферм не проходят государственную экспертизу. Как отмечают сельхозпроизводители, сегодня руководители хозяйств сами ищут компании, которые разрабатывают проекты, но если документация составлена некачественно, как нередко происходит, экспертная комиссия одобрения не дает. В результате и деньги, и время потрачены впустую.

Минсельхозу республики был предложен иной подход – разработать и оплатить из средств регионального бюджета несколько типовых проектов, создать технический совет с участием сельхозпроизводителей и предложить им эти проекты для реализации. По словам авторов идеи, типовые проекты ферм, составленные с соблюдением всех норм и правил, будут одобрены в государственной экспертной комиссии в Казани. Расходы же на прохождение госэкспертизы предлагается оплачивать из бюджета Удмуртии. В этом случае удастся попасть в госпрограмму и получать компенсацию затрат уже из федерального бюджета. Это было бы для республики дешевле и эффективнее. В ведомстве эту идею почему-то не поддержали.

В результате в федеральную программу по строительству и реконструкции ферм в 2019 году Удмуртия уже не попадает: сельхозпроизводители не сдали ни одного пакета документов. А процедура рассмотрения проектов в российском Минсельхозе очень длительная: заявитель должен лично привезти в Москву документы, затем их рассматривает конкурсная комиссия (которая собирается два раза в год). Удмуртия может успеть подать заявку на участие в программе только на 2020 год – это будет последний год ее действия.

Еще одна причина низкого участия селян республики в федеральной программе – нежелание сельхозпроизводителей строить фермы из-за низких закупочных цен на молоко. В ситуации нестабильности крестьяне не могут составить долгосрочный прогноз развития хозяйства и не считают нужным строить фермы, если они не смогут приносить прибыль.

Наши собеседники считают, что сегодняшний спад на российском молочном рынке, который начался в декабре прошлого года, очень опасен. В 2008 году складывалась такая же ситуация и длилась она полтора года. В результате по всей России произошел обвал и по поголовью коров, и по производству молока. Если сейчас российские сельхозпроизводители допустят серьезное падение объемов производства, поставщики сухого молока займут эту нишу и увеличат цены на свою продукцию. И тогда те 6 рублей, на которые снизилась закупочная цена на молоко и которыми государство сейчас могло бы компенсировать крестьянам убытки, придется отдавать чужим сельхозпроизводителям, покупая у них их сырье и продукцию.

Пока закупочная цена на молоко не выправится, крестьяне не видят предпосылок для дальнейшего развития, опасаются связывать себя долгосрочными проектами и обязательствами, говорят участники молочного рынка Удмуртии. И, по их мнению, исправить эту ситуацию только при помощи бюджетных средств сегодня нереально.

Мария Наумова

Ижевско-Воткинское восстание: ставка в большой игре>>>


Комментировать




Александр Лапшин: "Пассажир может быть любым, а работник железнодорожного транспорта должен быть образцовым"

...

Игорь Бобылев: "Мы стремимся к развитию, совершенствованию и новаторству"

...

Владимир Красильников: "Господдержка должна быть на конкретный результат"

...

Михаил Мирошкин: "Мы непрерывно совершенствуем свою работу и предлагаем комплексные решения"

...

Яндекс.Метрика
www.izhevskinfo.ru
Купол
Полиграф
Пресс-Тайм
Управление Госэкспертизы
Разработка сайта - "Мифорс" / Дизайн-студия "Мухина"