2018

Владимир Путин. Четвертый срок

Одна из исторически сложившихся особенностей нашего государства заключается в том, что смена власти в России происходит либо как акт сакрального «дарения», «вручения» страны очередному правителю, либо как эксцесс. Первый, как правило, ассоциируется со «стабильностью», которая не отменяет уже существующих проблем, второй – с «потрясениями», которые подставляют на место одних проблем другие, не менее, а часто и гораздо более сложные. В XX веке Россия, кажется, исчерпала лимит на эксцессы и с 2000 года вернулась к более привычной форме транзита власти как «вручения» себя тому, кто ей приглянулся. Именно поэтому фактически никто не оспаривал права Владимира Путина идти на свои четвертые выборы, не сомневался в том, что он будет управлять страной в ближайшие 6 лет и войдет в ее историю как один из политических «долгожителей».


Проблемы

При всем при этом никто не отменял и проблем, которые стояли перед очевидным победителем выборов-2018. Возможно, важнейшей из них была проблема легитимности итогов голосования, возникшая еще в 2011 году после выборов в Государственную Думу РФ. Именно их результаты породили массовое протестное движение «За честные выборы!», которое продолжалось во время кампании по выборам Президента России в 2012-м и почти год после ее завершения.

Повторять пройденный опыт не было никакого смысла, и президентская кампания – 2018 развернулась в единственно правильном направлении: выборы должны пройти так, чтобы их итог не вызвал ни малейшего подозрения. Скорее всего, здесь кроются причины того, почему Г. Зюганов, которого уже много раз обвиняли в игре в поддавки, уступил свой постоянный пост кандидата на должность Президента России «непримиримому» П. Грудинину; почему пошли на выборы «неуправляемая» К. Собчак и «тонущий, но не сдающийся» Г. Явлинский; почему были возрождены из политического небытия С. Бабурин и Б. Титов. Как ни относись к каждому из них, но в этой кампании были представлены практически все конструктивные направления, присутствующие на политической карте страны, и все, кто был способен более или менее внятно артикулировать свои позиции. Как говорил по иному поводу тов. Сталин, «у меня для вас других писателей нет».

Чистота выборов была обеспечена и серьезными финансовыми вливаниями: они обошлись государственной казне в 17 с лишним миллиардов рублей, или почти на 2 миллиарда больше, чем предыдущие. При этом только на организацию видеонаблюдения за ними ЦИК потратила 2,7 миллиарда рублей, и любой желающий мог в день выборов наблюдать за ходом голосования. Свою роль в повышении доверия к выборам сыграла и отставка экстравагантного председателя ЦИК В. Чурова, которому принадлежит крылатая фраза «Путин всегда прав». Ему на смену пришла Э. Памфилова – человек тоже довольно эмоциональный, но пока не замеченный в открытом выражении верноподданнических чувств к главе государства. Кстати, с ее именем связывают разумную отмену открепительных удостоверений и возможность проголосовать на другом избирательном участке, оформив соответствующее электронное заявление.

Словом, если забыть о «случайном» совпадении дня выборов Президента России с годовщиной присоединения Крыма и о неучастии Владимира Путина в публичных дебатах, то надо признать, что власть сумела сделать выборы-2018 практически безупречными по степени прозрачности и абсолютно неоспоримыми с точки зрения законности их результатов.

Повестка

Если в борьбе за легитимность выборов Президента РФ власть была единой, то с предвыборной повесткой все оказалось сложнее. Здесь окружение Владимира Путина разделилось, хотя выбор был не самый широкий: вернуться к патриотической теме «Крым – наш», поставить во главу угла вопрос «как нам обустроить Россию» либо актуализировать задачу сплочения страны перед лицом внешней угрозы.

Тема «Крым – наш» отошла на второй план как уже отыгранная. Вопрос с обсуждением путей обустройства России тоже отпал: споры о том, насколько оправдана нынешняя социально-экономическая модель развития страны и как ее можно и нужно «оптимизировать», мог просто расколоть избирателей и поощрить в них левые настроения. В конечном итоге основной повесткой выборной кампании Владимира Путина стала внешнеполитическая тема. Которая, безусловно, активизировала электорат, хотевший, чтобы Путин обязательно показал Западу «кузькину мать» и одновременно не допустил большой войны. Необходимость сильного лидера в ситуации внешней угрозы пополнила ряды сторонников действующего президента страны.

Тем, кого не вдохновляла внешняя угроза, предложили кампанию по борьбе с коррупцией в высших эшелонах власти, вплоть до посадки глав регионов и федерального министра, духоподъемные фильмы о наших былых спортивных победах и достижениях в космосе. И получили желаемый результат. 18 марта 2018 года Владимира Путина поддержали 76,69% от принявших участие в голосовании, и он впервые получил 51,77% голосов от общего количества избирателей, включенных в списки.

Итоги

Они не ограничены цифрами в протоколе Центральной избирательной комиссии и являются долгоиграющими. Во-первых, это почти полное обнуление нынешнего «правого», «либерального» движения, которое так и не нашло персон, сил, средств и аргументов, чтобы доказать не то чтобы право на участие в управлении страной, а хотя бы на существование в сложившихся политических и социально-экономических условиях. Партии, которые на этих выборах представляли К. Собчак, Г. Явлинский, либо уже перестали быть, либо никогда не были политическими партиями. Это, скорее, площадки для самовыражения той неизбывной в России публики, которая уже два века не может решить, чего ей больше хочется – не то конституции, не то осетрины с хреном. Лучше бы, конечно, и то, и другое сразу. Но в России так не бывает по определению. Чтобы продолжить свою жизнь в такой стране, правое движение должно начать с чистого листа: с четкого и открытого формулирования, если хотите, «морального кодекса» новой русской буржуазии (именно по этой части она сильно нагрешила в последние 30 лет). И только потом перейти к политическим тезисам.

Во-вторых, итоги выборов-2018 – это политическая агония В. Жириновского, а вслед за ним и ЛДПР. Брутальный и, казалось бы, самый опытный среди оппонентов «вождь» не выдержал столкновения с политическим дилетантом П. Грудининым и пал до позорных для него 5,65%. Крах этот тоже носит не столько политический, сколько моральный характер – участие в выборах К. Собчак как-то уж очень наглядно подчеркнуло их родство.

В-третьих, второе место П. Грудинина является открытым посланием Г. Зюганову: КПРФ – живая и потенциально очень сильная партия, и если почистить ее ряды и передать ее в более умелые руки, она вполне способна стать реальным конкурентом «Единой России». Но второе место П. Грудинина – это еще и сигнал Владимиру Путину: левые настроения в стране не изжили себя, память об СССР трансформировалась в мечту о социально справедливом государстве, и если власть не будет этого учитывать, через шесть лет новый лидер КПРФ вполне сможет реально претендовать на пост президента.

Задачи

Став президентом на волне жесткого противостояния с США и Евросоюзом, Владимир Путин вряд ли намерен растягивать это противостояние во времени. Слишком мало у нас для этого ресурсов, да и старая поговорка о преимуществах худого мира еще долго будет права. А ослабление международной напряженности неизбежно поставит перед главой государства как минимум две ключевые и предельно сложные задачи: поиск другого варианта социально-экономического развития страны (нынешний, очевидно, себя исчерпал) и переход от ручного управления к созданию системы институтов управления. А над ними надстраивается еще одна – поиск этически, нравственно оправданной государственной и политической модели, в которой любой государственный или муниципальный служащий, любой предприниматель, в чьих руках судьбы, а то и жизни людей, несет ответственность, прежде всего, перед ними, а не перед инструкцией и вышестоящим руководством. Реальность, в которой живет страна, отошла от декларируемых целей и принципов на угрожающе большую дистанцию, это все сильнее напоминает атмосферу позднего СССР и угрожает повторением его краха. «Стабильность» в ее нынешнем изводе иллюзорна, что убедительно доказывают трагедия в Кемерово и «мусорная» драма в Подмосковье. Основывать ее только на авторитете лидера опасно.

«А что Титов?»

Этот мем вполне применим к нашей республике, в которой предвыборная кампания 2018 года прошла довольно пассивно. Можно согласиться с Главой Удмуртии А. Бречаловым, который назвал 76,23% голосов избирателей республики в поддержку Владимира Путина «победой безоговорочной, чистой». Но, как и в большинстве других регионов страны, эту победу сделал сам Владимир Путин, на каком-то этапе взявший управление предвыборной кампанией в свои руки.

А вот заявление о том, что итоги выборов в Удмуртии означают поддержку не только реформ Владимира Путина, но и проектов, начатых в республике, выглядит несколько поспешным. Год работы новой команды управленцев остался годом декларируемых намерений и не дал таких больших и зримых результатов, которые могли бы вдохновить всю республику. И то, что на этих президентских выборах явка избирателей оказалась ниже, чем на предыдущих (при равном уровне администрирования) – следствие, в том числе, и подзатянувшихся ожиданий жителей Удмуртии.

Согласимся с Президентом России: время, в котором мы живем, действительно носит «рубежный характер», поскольку «значимость нашего выбора, значимость каждого шага, поступка исключительно высоки, потому что они определяют судьбу нашей страны на десятилетия вперед».

Виктор Чулков

Александр Бречалов: «Вызов оказался сложнее, но интереснее»>>>


Комментировать




Александр Лапшин: "Пассажир может быть любым, а работник железнодорожного транспорта должен быть образцовым"

...

Игорь Бобылев: "Мы стремимся к развитию, совершенствованию и новаторству"

...

Владимир Красильников: "Господдержка должна быть на конкретный результат"

...

Михаил Мирошкин: "Мы непрерывно совершенствуем свою работу и предлагаем комплексные решения"

...

Яндекс.Метрика
www.izhevskinfo.ru
Купол
Полиграф
Пресс-Тайм
Управление Госэкспертизы
Разработка сайта - "Мифорс" / Дизайн-студия "Мухина"