2018

Как территории строить отношения с инвестором и быть привлекательной для инвестиций

Оценивая привлекательность территории, инвестор последовательно рассматривает несколько показателей, сгруппированных в три блока. Каждый из них имеет свою специфику, но окончательное решение принимается, когда проясняется позиция администрации. Выигрывают здесь те главы городов и районов, которые ориентированы на информационную открытость и позитивную коммуникацию с бизнесом. О критериях, которыми руководствуется инвестор, мы поговорили с Андреем Крыловым, экспертом по развитию инвестиционной привлекательности территорий, управлению проектами, маркетингу и брендингу регионов и муниципальных образований.

 Андрей Крылов, эксперт по развитию инвестиционной привлекательности, управлению проектами, маркетингу и брендингу территорий, эксперт Практической академии муниципальных и государственных служащих ОПОРЫ России и Национальной премии «Бизнес-Успех», управляющий партнер содружества Living Eyes Consulting, преподаватель РАНХиГС при Президенте Российской Федерации и Института при ТПП РФ, автор более 90 публикаций, разработчик более 100 брендов, автор брошюры «Инвестиционный климат, бизнес-среда и их развитие для регионов и муниципальных образований» и соответствующего курса.
– Андрей Владимирович, предлагаем сразу конкретизировать предмет обсуждения. Поговорим не о регионах и столицах, а о моногородах, для которых вопрос привлечения внешних инвестиций носит не гипотетический характер, а является критически важным. Почему моногородам так сложно найти инвестора?

– Коренное отличие моногородов от других территорий – это зависимость от одного-двух предприятий, на которых работает большая часть трудоспособного населения. Экономика таких предприятий часто находится не в лучшем состоянии. Причины могут быть разными – они либо работают на затухающем рынке, либо находятся внизу кривой своего жизненного цикла, либо есть проблемы в управлении и продвижении на рынке.

Структура экономики моногорода по причине зависимости от одного предприятия тоже имеет некую деформацию, например, специализацию трудоспособного населения. В городе учат только одной специальности или в основном по ней, все стремятся попасть на градообразующее предприятие – от этого получается деформация трудового ресурса. И новому инвестору с другого рынка сложно зайти, потому что нет соответствующих профессиональных компетенций в его области.

Когда градообразующее предприятие чувствует себя хуже, уровень жизни в городе падает. А раз доходы населения низкие, то и малый бизнес, который обслуживает его спрос, начинает чахнуть. Бюджет у муниципалитета мал, городская среда ухудшается. Начинает уезжать более молодое и активное население, которое представляет собой потенциал города и которое нужно беречь и удерживать. Соответственно, население быстро стареет, причем неестественным образом, за счет оттока. Уровень жизни снижается, инфраструктура продолжает ветшать, развивается депрессивное настроение. Такова типичная пессимистическая схема развития моногорода.

И в этом смысле что важно делать? Развивать бизнес-проекты и бизнес-среду, делать так, чтобы бизнесу было интересно вкладывать в них, привлекать инвесторов. Попросту говоря, нужно найти новых хозяев, которые создадут новые производства. Такие инвесторы могут быть привлечены имеющимися ресурсами, например, в логистике, сырье, рынках сбыта, а также другими конкурентными преимуществами территории. Но им нужны и другие критерии. Эти показатели, в моем представлении, можно разделить на три больших блока, расположив их в той последовательности, в которой инвестор принимает решение.

– Опишите их, пожалуйста.

– Первый блок – базовые критерии: безопасность, прибыль и репутация, преференции. Если по этим показателям территория не проходит, то вероятность инвестиций стремится к нулю и второй блок факторов инвестором уже не рассматривается.

Второй блок – необходимые ресурсы и инфраструктура на территории. Что такое инфраструктура? Это транспортная привязка территории, наличие транспортных путей, их виды и качество, это и система коммуникаций в более широком смысле, например IT. Необходимые ресурсы – это и трудовые ресурсы, и ресурсно-сырьевая, и топливная обеспеченность региона, и доступность энергоносителей и т.п.

Третий блок – партнерская позиция администрации. Это, прежде всего, реальные шаги и действия администрации в этом направлении, наличие необходимой нормативно-правовой базы.

– Почему все начинается с безопасности?

– Задача инвестора – получить на одной территории больше прибыли, чем на другой. Соответственно, финансово эта территория должна быть более привлекательной, например, за счет налоговых преференций. Инвестор хочет получить такую прибыль, которая будет больше, чем вложение в депозит, и при этом не подвергать свои деньги опасности, как в какой-то высокорисковой финансовой пирамиде или криптовалюте. И естественно, там не должно быть таких рисков, как угроза потери бизнеса или угроза жизни и здоровью. Понятно, что определенные угрозы есть везде, и безопасность относительна. Но территория должна быть дружественной, а администрация – клиентоориентованной. В понятие безопасности входит еще и наличие открытых информационных ресурсов: если появилась необходимость что-то узнать, можно позвонить, и с тобой поделятся; в информационном поле и в СМИ присутствует информация, что между администрацией и бизнесом больше сотрудничества, чем конфронтации. Это отчасти уже партнерская позиция, но все-таки это про безопасность, про то, что территориальная стратегия администрации понятна, правила игры прозрачны, законы будут действовать, даже если сменится глава администрации. Здесь важна еще и независимость судебной системы – это такой запасной, альтернативный вариант, но его наличие действительно работает. То есть безопасность – это предсказуемость и последовательность.

К базовым свойствам относится и репутация, которая формируется как по реальным отзывам, так и по слухам. Сегодня в большей степени идет ориентация на социальные сети, на интернет-пространство, где можно промониторить новости, и ты легко узнаешь, что в этом городе говорят о его главе, администрации. Но можно связаться с другими инвесторами и спросить их мнение – это тоже несложно.

Инвесторы также оценивают – естественно, по неофициальной информации – долю коррупционных составляющих, неформальных платежей. Она все равно в той или иной степени присутствует, но вопрос в степени. Если она выше, чем 40 или даже 30 процентов, то инвестор это принимает в расчет как фактор, увеличивающий риск и снижающий инвестиционную привлекательность. Есть рейтинги, которые оценивают степень коррупции в тех или иных регионах. Есть вторичная коммуникация, сарафанное радио и так далее. Само собой, инвестиции могут быть и изнутри территории, тогда делаем поправку на внутренние коммуникации.

– Допустим, собрав всю информацию, инвестор поставит галочки напротив безопасности и репутации. Но вот про его прибыль в новостях-то не будет ни слова. Как быть?

– Прибыль зависит от затрат. Если они ниже за счет хорошей инфраструктуры, наличия квалифицированных кадров по доступной стоимости, низкой коррупционной составляющей и т.п., то шансов на инвестиции у территории больше. Инвестор считает финансовую модель бизнес-проекта. У администрации, в свою очередь, есть возможность информировать, размещая нужную информацию на разных площадках – на портале для инвесторов, в буклете, на мероприятиях и т.д. Желательно, чтобы там были приведены данные по приоритетам (какие могут быть размещены производства), какие энергетические мощности в наличии, как устроены подъездные пути и их качество, какова налоговая и тарифная политика и прочее. И это то, что, с одной стороны, говорит о втором блоке – инфраструктурном, а с другой стороны – это репутация, само отношение и подход администрации к инвестору, то, как администрация взаимодействует и строит свои отношения с бизнесом, какова ее информационная открытость. То есть администрация должна быть дружественной, а ее информационная политика – обладать тем, что называется высоким юзабилити. В данном случае, если мы на позиции инвестора, мы понимаем, что можно позвонить в администрацию, связаться с главой, встретиться с ним для обсуждения проекта, и все это сделать оперативно. Если это есть, мы чувствуем открытость, действительно деловое партнерское отношение. Преимущества здесь у тех глав городов и районов, которые сами пришли из бизнеса. Они более клиентоориентированы, и они понимают, что власть по факту является сервисом для населения и бизнеса. Сервисом для общества, сервисом для того, чтобы развивался город. Сервисный подход более продуктивен, чем административно-командный, особенно в привлечении инвесторов.

– Многие моногорода теряют привлекательность из-за ограничений, которые налагает транспортная доступность. Это, наверное, относится уже ко второму блоку, инфраструктурному?

– Да, ко второму блоку в модели «Инвествыбора». Географическое положение и близость рынков сбыта имеют свое значение. На первый взгляд, их нельзя изменить – где город находится, там и находится. С другой стороны, географию можно улучшить за счет работы над повышением качества дорог, созданием быстрых подходов к транзитным магистралям. И в этом смысле инвестор оценивает уже не расстояние, а время, затраченное на его преодоление. Чем лучше дорога, тем ты ближе.

Факторы, влияющие на инвестиционную привлекательность территории, я привожу в брошюре «Инвестиционный климат, бизнес-среда и их развитие для регионов и муниципальных образований». Из них сформированы две группы: «твердые» факторы, не изменяемые или мало изменяемые, и «мягкие», то есть изменяемые, на которые администрации влиять легче.

– Эти критерии характерны для территории в целом, не только для городов?

– Не совсем. С точки зрения географии один город от другого на одной территории может и не слишком отличаться. Но с точки зрения качества дорог, возможности пустить по ним большегрузы эти нюансы уже могут их отличать и имеют значение при инвестиционном выборе. Условно, два города в двухстах километрах от Москвы на разных направлениях занимают разные позиции по доступности – трассы, пробки, загруженность, наличие постов весового контроля, трудовые ресурсы – все это влияет. Как и политика властей по отношению к автомобилям с номерами других регионов – здесь можно привести в пример Татарстан или Ульяновскую область.

– Инвестор выбрал несколько площадок, отвечающих критериям первого блока. Что дальше? У кого больше шансов?

– Дальше он сравнивает их по инфраструктуре. Инфраструктура – это не ресурсы. Во-первых, это кадры – могу ли я получить хороших специалистов, и насколько адекватна их стоимость. В каком они возрасте – выходящего на пенсию старшего поколения недостаточно. Есть ли учебные заведения в городе, которые могут поднять их уровень, подстроить непосредственно под профессию. Возможно ли дуальное образование, могут ли быть созданы центры компетенций. Эти вещи имеют прямое значение, если приходит серьезный крупный инвестор.

Важно, насколько площадки удобно расположены с точки зрения дорог, времени, главное – по отношению к рынкам сбыта. Насколько это все показано на сайте или в буклетах. Инвестор, имеющий несколько площадок на выбор, не всегда поедет смотреть каждую. Вначале он должен получить максимально понятную и лаконично изложенную информацию.

Мой товарищ занимается поддержкой малого и среднего бизнеса в Татарстане, и я попросил сравнить его с другими регионами. Он говорит: «Смотри, насколько удобно в Татарстане подается информация: ты взял в руки буклет или зашел на сайт, и сразу видишь показатели. У любого министра – прямой контакт. Никакой воды в буклетах и на сайтах, а в этом регионе даже телефон начальника отдела не найдешь – ни как он работает, ни фотографии, ни биографии».

– Чиновники стесняются развивать свой личный бренд?

– Дело даже не в этом. Просто нет такой культуры. Во время форсайт-флота, когда мы останавливались в Сарапуле, я обратил внимание на группу людей, которые плыли с нами на теплоходе. Подойти к ним было непросто. Они были замкнуты в своем кругу, и когда я попробовал с ними пообщаться, на меня посмотрели, как на чужака. Чем все и завершилось. Это были люди из правительств нескольких регионов. Насколько я понимаю, они очень легко нашли контакт друг с другом, но не были открытыми для других, и это действительно чувствуется.

– Проявляется закон группы. В каких-то обстоятельствах он очень помогает, а в каких-то мешает. Вот как бы чиновнику подкорректировать…

– Очень легко. Если стоит цель привлечь инвесторов, то ты должен в буквальном и в переносном смысле слова снимать пиджак и вешать его на спинку стула – есть такое психологическое упражнение. Пиджак или стол, за которым сидит или стоит человек, – это некая преграда. И ты должен с ней справиться. Кстати, прекрасный, хороший в этом смысле пример – как новое руководство Удмуртии презентует регион, общается, строит отношения. Сравнивая свои ощущения от мероприятий на «Бизнес-Упехе» в октябре 2017 года со своими более ранними приездами (а бываю я с семинарами в Ижевске с 2006 года), я это хорошо вижу, ощущаю и слышу в отзывах. Что еще можно сказать, первое – у тебя есть посыл построить отношения с другими людьми, ты должен быть коммуникабельным. Базовая вещь, которая должна быть у любого человека, а у чиновника тем более, – это коммуникационная компетенция: умение общаться, строить отношения, знакомиться, идти первым на контакт, искать общее, строить партнерство, если это необходимо. Даже если глава администрации размещает свой мобильный телефон на сайте – к нему уже больше доверия. Вопрос доверия здесь крайне важен, 
потому что это вопрос денег, а деньги «идут» на доверие.

– А если чиновник не отвечает или не перезванивает, даже зная, кто ему звонит?

– Позитивная коммуникация происходит тогда, когда каждая сторона получает то, что ей необходимо. Город – это жители, но их волю выражает администрация, точнее, конкретные люди в администрации – глава, руководитель экономического блока и прочие, кто должен быть заинтересован в инвесторах. Если они настроены на позитивную коммуникацию, то будут брать трубку или сами звонить и продвигать себя в этом направлении, поскольку понимают, что сначала должен быть простой человеческий контакт. Если он складывается, значит, и рабочий пойдет легче, а если нет, то и рабочего не будет. Основные ресурсы развития территории – это земля с недрами, люди с амбициями и то, что они создали, а также согласованное желаемое общее будущее и качество управления. А оно зависит, прежде всего, от управленческой команды и ее умения работать с инвестором.

Сергей Савинов

Дмитрий Сурнин: «Исполнительская роль – это не то, что я бы хотел видеть во главе Ижевска»>>>


Комментировать




Дмитрий Варачев: "Основа нашей стратегии - концепция производства быстрого реагирования"

...

Олег Бекмеметьев: "Положительные перемены стали отличительной чертой жизни Глазова"

...

Светлана Колесова: "Наши выпускники входят в элиту российской нефтяной промышленности"

...

Александр Петров: "В «Artes» обращаются люди, ценящие здоровье свое и своих близких"

...

Яндекс.Метрика
www.izhevskinfo.ru
Купол
Полиграф
Пресс-Тайм
Управление Госэкспертизы
Разработка сайта - "Мифорс" / Дизайн-студия "Мухина"