2017

Время зимы

Зима в России – время особенное: полевые и огородные хлопоты остались в прошлом, с Казанской начинают гулять свадьбы, а после Рождественского поста и святочное веселье нагрянет. Дороги накатаны – хочешь сам в гости поезжай, а то к нам милости просим! Меняются эпохи, новые поколения нарождаются, а люди все так же под Новый год, под Рождество ждут чуда, готовятся к праздничной встрече – все, как и век назад. Ну, разве что со сменой календаря праздники поменялись местами.

Елка в веке позапрошлом

Первая в Ижевске рождественская елка была устроена еще в позапрошлом столетии, как водится, в Генеральском доме, а в начале ХХ века обычай этот был уже не в диковинку: в зале под башней заводского корпуса, в Военном собрании, в обеих ижевских гимназиях и во многих домах Ижевска, особенно тех, что побогаче, стояли наряженные лесные красавицы.

В уходящем году в музее Ижевска работала выставка экспонатов, предоставленных потомками генерала В. И. Новикова. С 1861 года Василий Иванович служил на Иже, а с 1891 по 1894 год он был уже начальником Ижевских оружейного и сталеделательного заводов. Помимо семейных фотографий, предметов быта, игрушек и рисунков генеральских детей, работники музея использовали стихотворную поэму о детстве в Генеральском доме, написанную уже на склоне лет, в 1970 году, Леонидом Васильевичем Новиковым, одним из сыновей генерала, и посвященную памяти брата Вячеслава.

Описание самого Генеральского дома и сада при нем, который мы все знаем как Летний, мальчишеских проделок и игр, повадки и перечисление кличек лошадей и собак, приметы былой жизни просто завораживают. Огромный кусок этого поэтического воспоминания о детстве посвящен празднику Рождества. И дрогнет сердце самого по-современному рационального и меркантильного человека, когда прочтет он о тревожном ожидании ижевских мальчиков

«Мы волновались с декабря!

Будет ли елка, как всегда?

В тайне все от нас держалось.

Ничего не замечалось,

Чтоб о елке говорило.

В доме все о ней молчало!

Ведь в Ижеве на улицах

Елок не продавали.

Украшений в магазинах не видали!

Быть может, все это было.

Но от нас-то было скрыто!

Нам строго только говорили:

«Не всем детям Бог елки дает!

А только тем, что не шалили,

Учились хорошо, играли,

Своих игрушек не ломали!

Родителям послушны были,

Только им Он елку принесет!»


И уж, конечно, «Он» с заглавной буквы никак не Дед Мороз! И вот он, сказочный миг, врезавшийся в память на всю жизнь: «Елка на полу стоит и вся в свечах – огнями горит и украшениями блестит!». Безыскусные эти стихи пожилого человека очень точно передают естественные переживания ребенка. А далее следует подробное описание позолоченных «красивых игрушек, разных флажков и хлопушек, конфет, пастилы и орешков», что украшали елку для генеральских детей. При этом самим ребятишкам запрещалось что-либо брать с ветвей – только из рук мамы и папы.

Да разве только в Генеральском доме отмечали Рождество? Карнавалы да маскарады гремели по губернским и уездным городам – то-то заботы было перед праздником местным куаферам и портнихам! Ожидание ведь порой более сладостно, нежели сам праздник, вот и готовились заранее. В семье Новиковых сохранился кусочек картона, украшенный с лицевой стороны изображением Ижевского завода, служивший приглашением на бал-маскарад в Военном собрании: «Билет для входа на вечер 27 Декабря 1891 г. Начало в 8 ½ часов. Билет отдается при входе».

В начале 1890-х елка еще только входила в праздничный обиход ижевцев. Но уже в начале нового века каждый знал, где приобрести елку для украшения дома перед Рождеством – на углу Троицкой и Базарной, у самой железной ограды Александро-Нев-ского собора каждый год возникал стихийный елочный базар, куда окрестные крестьяне везли свежесрубленных лесных красавиц из ближайших лесов. Тут же на Базарной покупали и елочные украшения.

Для крестьянских детей

Наивно было бы думать, что до революции Рождество отмечали лишь в Военном собрании или Гражданском клубе в Ижевском заводе, в помещениях городских дум Сарапула или Глазова, в местных гимназиях или благотворительных обществах. И речь тут идет вовсе не об уличном разгуле с кулачными боями на льду Ижевского пруда, катаньях с гор или на катке, шумных и веселых городских маскарадах или чинных благотворительных вечерах.

Не одно веселье было на уме у тех, кто устраивал праздники для детей. Понятное дело, какое же чудо без родительского назидания: просыпается утром ребенок, а у него в башмаках и розги, и конфеты – выбирай чадо, что тебе по душе! В городах и заводах по части отмечания праздника проще – и святая его суть, и вполне светское веселье под боком.

Но ведь и деревенские ребятишки зачастую не были обделены. Вот, к примеру, в селе Балезино 7 января 1897 года уже второй раз «по инициативе попечителя школы, земского начальника А. П. Булгакова и учительницы А. М. Михайловой, в громадном здании земской школы вновь была устроена елка для учащихся как земской школы, так и церковно-приходской, на средства, собранные по подписке». И украшенная елка была, и сладости, и веселье. Дети под аплодисменты съехавшихся гостей пели, рассказывали стихи и басни, при этом «такого хорошего исполнения рассказов нельзя было и ожидать со стороны школьников».

И уже в девятом часу вечера, после пения гимнов «Славься, славься, наш русский Царь» и «Коль славен» всем учащимся (около 200 человек) раздали десерт в кошельках, золотые орехи и яблоки с елки, а также подарки: по ручке, карандашу и книжке, а самым бедным, кроме того, шарфы и рубашки.

И ведь это совсем не исключение. Вот 29 декабря 1896 года в здании церковно-приходской школы села Понино для всех учеников волости устраивается рождественская елка. Земский начальник только для ее украшения выписал из Петербурга (!) игрушек и гирлянд на 25 рублей.

А вот в Шарканском училище в 1895 году устроили не просто елку, была подготовлена целая культурно-развлекательная, а отчасти и просветительская программа. Понятное дело, без гимнов, как светских, так и религиозных, не обошлось, но «затем учитель пения О. В. Раевский прочел сказку «Мороз красный нос». По окончании ее был расставлен детский картонный театр с картинами, иллюстрирующими сказку «Золотая рыбка»; при этом сказка читалась на двух языках: русском – учительницей А. Н. Вострецовой и вотском – уже упомянутым О. В. Раевским». Кстати, среди гостей были не только учителя из соседних школ, но и местные крестьяне «и крестьянки, как русские, так и вотяки с учащимися и неучащимися детьми». Сразу видно, Россия – тюрьма народов!

А потом сами ученики и ученицы пели, читали стихи и басни в лицах – целое представление получилось! И уже после рассматривания картин из библейской истории была зажжена елка, украшенная свечами, конфетами и подарками. «Все дети получили с нее лакомства, игрушки и разные обиходные вещи и еще особо книжки от попечительницы училища Л. Д. Родигиной».

Надо честно признать, местное начальство и окрестные богатеи, зачастую бывшие попечителями школ, обычно старались, чтобы рождественская елка для деревенских ребятишек удавалась на славу. К примеру, в 1899 году в школу Голюшурминского завода елабужский купец И. Г. Стахеев «прислал более 200 аршин материй, которые розданы на рубашки, платья, кофты и фартуки 66 деревенским учащимся, а елабужская купчиха Е. С. Постникова подарила разных украшений для елки и ящик фруктов». Не обошлось, конечно, без «Боже, царя храни», выразительного чтения учениками стихов наизусть и чая с булкой – несомненного лакомства для крестьянских детей.

От городских благотворителей по части рождественских подарков не отставали и местные заводчики. Арендатор Кокманского стекольного завода Г. А. Кантовский для рождественской елки, устроенной 28 декабря 1898 года в заводоуправлении для учеников Святогорской, Барановской и Кокманской церковно-приходских школ, приготовил подарки более чем сотне детей: каждому было вручено по книжке и мешочку с конфетами и пряниками «и, кроме того, многим из них роздано было около 200 аршин материй на платья, кофты, рубашки и шаровары».

Конечно, при этом славили и Бога, и царя, а ученики читали стихи и рассказы. «Вечер прошел весьма оживленно и произвел на учеников, в особенности инородцев-вотяков, самое благоприятное впечатление, должно быть отчасти потому, что последние подобное зрелище видели в первый раз, а потому и смотрели на него с чувством восторга и удивления». Не будем лукавить, многие русские также впервые участвовали в подобном духовном празднике в светском месте.

Елка в земском училище Шаркана, Каракулино, Грахово, елка в конторе Кокманского стекольного завода для учащихся школ сразу трех волостей, елка в Голюшурминском заводе… Так что у праздника Рождества Христова оказалось еще и глубокое просветительское значение.

Детская душа

Менялась страна, менялось отношение к зимним праздникам – при Советах поначалу напрочь отвергли Рождество вместе с рождественской елкой, потом спохватились и вернули встречу Нового года. При этом Вифлеемская звезда обернулась кремлевской. А душа-то, тем более детская, все чуда ждала!

Много ли ребенку, тем более советскому, не зацикленному на компьютерах и айфонах, надо? Снежинки из салфеток на морозных окнах класса, новогоднее представление в цирке, елка в местном Дворце культуры с выдачей подарка в бумажном пакете, город в разноцветных огнях, снеговые скульптуры Деда Мороза и Снегурочки, хлопушки с бенгальскими огнями – давно ли это было и для нас! Кто-то заметит, что, по сути, ничего и не изменилось. Ну да, кроме нас!

Огромные ледяные горы, с которых мы, стоя на ногах, бесстрашно устремлялись вниз, построенные нами снежные пещеры с целой системой ходов, очарование магазинных или базарных развалов с елочными игрушками, от которых дух захватывало, а вечером, сидя с книгой у печи, ощущение жара огня и запаха хвои – было во всем этом и какое-то печальное предчувствие конечности праздника, конечности детства. И росшие в атеистическое время, мы интуитивно догадывались о более глубинном значении дат и цифр – «от Рождества Христова», «нашей эры».

В отличие от летних, когда всюду воля и тепло, конечно, зимние развлечения мы ценили больше. На улице минус 30 градусов, в школе сегодня не учимся: куда? – наивный вопрос – разумеется, с санками на гору у Карлутки! Мороженое и мороз – слова однокоренные, одно без другого у мальчишек не обходится. Может, потому и не удивляюсь я, когда вижу в газете за
26 декабря 1951 года рекламу:

«Покупайте мороженое Ижевского молочного завода. Завод выпускает мороженое: молочное, сливочное, шоколадное и эскимо. Мороженое приготовляется из натурального молока, сливочного масла, сахара и какао».

За несколько дней до Нового года такая реклама – разлюбезное дело! Ну, а сметана, сливки и кефир нас как-то и не очень интересуют! И адрес завода указан – улица Ленина, 148, и телефончик имеется – 8-37. Вот только тогдашняя улица давно носит имя Вадима Сивкова, а номера телефонов в городе неоднократно поменялись, став шестизначными.

В новый год, в новую жизнь

Предновогодняя реклама во все времена манила глаза и души горожан. И если до революции зазывали купить елочные украшения и снедь на стол «к предстоящим праздникам Рождества Христова и наступающего Нового Года в магазинах Егора Ивановича Бодалева» и прочих представителей этого торгового семейства, взять копченостей в колбасной Балтина или Кручинина, примерить беличью шубку или мужскую доху в магазине готового платья Давида Яковлевича Ушеренко, то советское время внесло коррективы в предпраздничную торговлю.

Нет, разумеется, вам могло повезти и в магазине, и вы пошли домой, запасшись и елочными игрушками, и продуктами к столу, и даже с хорошим настроением – не смотрите на меня с таким сомнением, бывало и такое! И все-таки настоящий выбор товара и конкуренцию продавцам давал только базар. «Новогодние колхозные базары. Участвуют: Горпромторг, Универмаг, Гастроном, Горпищеторг, трест столовых, промысловая кооперация и кооперация инвалидов, предприятия местной промышленности. Для колхозов и колхозников организуется встречная торговля».

Глянешь рекламу гастрономов, а там от крабов, икры и осетровых до шампанского и кагора – так слюнки и потекут. Может, потому в 1951 году и заполнены были наши прилавки, что изобилие это далеко не всем по карману было. Глянешь на фотографии домашних застолий того времени, а на столах в основном блюда собственного приготовления – от непременных пельменей и пирогов до солений и холодцов. Зато хорошее настроение и душевная компания всем были обеспечены.

Кроме того, тогда местные заводские ДК были открыты для всех работающих на предприятии в сам Новый год, достаточно в профкоме получить пригласительный. Куда потом это ушло – встреча праздника вместе со всем городом, чтобы в одном зале и руководители республики и города, и заводское начальство, и инженеры, и работяги-передовики?! «Вечер 31 декабря 1951 года. В праздничном наряде Дворец культуры. На фасаде монументального здания ярко горят слова «С Новым годом».

К 9 часам сюда начали съезжаться гости: стахановцы заводов, инженеры и техники, врачи и учителя, партийные и советские работники. Среди гостей – лауреаты Сталинской премии тт. Калашников и Палладин, профессора медицинского института тт. Лещинский и Визен и многие другие. Славно поработали в прошлом году советские люди, и радостно встречают они новый, 1952 год».

И первый тост уже в новом году – за великого Сталина, и концерт, и танцы. Жилось тогда сообща – столики в столовых и ресторане при фабрике-кухне бронировались заранее. Было ощущение, что жизнь налаживается – под каждый Новый год строители рапортовали о сдаче домов, больниц, школ. На глазах к середине 1950-х начала преображаться улица Пушкинская, затем настала очередь улицы Труда (нынешней Ленина).

Перед праздником

После праздника, длившегося не более пары дней, наступала передышка – до старого Нового года. И били куранты на башне заводской, отсчитывая пятидесятые, шестидесятые, семидесятые…

Росли и взрослели, а потом и старели мы, новогодний размах и разгул вдруг стал пугать, зато тихий и скромный старый Новый год, появившийся после перехода страны в 1918 году с юлианского на григорианский календарь, стал поводом для воспоминаний. «С первого по тринадцатое старых ищу друзей» – не для красного словца когда-то написал Андрей Вознесенский. С годами все острей становится замеченная в детстве некая конечность всего и вся. Оглянешься, а иных дорогих людей остается лишь вспоминать. Лично у меня ощущение от зимнего Ижевска, что он тоже вспоминает всех, кто в нем когда-то жил.

Отшумят новогодние базары, утихнут карнавалы, погаснут гирлянды огней, разойдутся по домам гости – тишина в городе утром 1 января. Вмерзшие в лед ждут навигации теплоходы, дремлют под снегом деревья и скульптуры в Летнем саду. Лишь изредка прогремит осторожный трамвай, будто крадущийся по спящему Ижевску: везет он к парку немногих в это утро сторонников здоровой жизни – лыжников и рыбаков. Но поднимешься к Михайловскому храму, и будто душа встрепенется, когда увидишь ледяных ангелов. И вдруг поймешь всю несуразность нашей жизни, станет так очевидно, что праздник-то еще впереди – лишь через несколько дней Рождество.


Сергей Жилин


Комментировать




Светлана Аверина: "Бережное обучение – это создание для детей эмоционального комфорта

...

Надежда Горяйнова: "Все цели, которые были перед нами поставлены, достигнуты"

...

Сергей Мусинов: «В любом деле нужно стремиться к лучшему результату»

...

Денис Анищук: "Повышение производительности должно идти через совершенствование в процессах, в производстве"

...

Яндекс.Метрика
www.izhevskinfo.ru
Купол
Полиграф
Пресс-Тайм
Управление Госэкспертизы
Разработка сайта - "Мифорс" / Дизайн-студия "Мухина"