2017

Сергей Смирнов. Возможность проявить себя есть у каждого

В ведении руководителей администраций глав регионов находится внутренняя политика, в том числе вопросы взаимодействия между различными уровнями власти и оценка эффективности работы руководителей на местах. Они непосредственно влияют на жизнь субъекта и происходящие в нем события, часто оставаясь при этом в непубличной плоскости. Для руководителя Администрации Главы и Правительства Удмуртской Республики Сергея Смирнова один из главных критериев эффективности – это открытость. Он следует этому принципу во всем, что касается выстраивания взаимоотношений между властью и жителями региона.

– Сергей Витальевич, основное направление работы руководителя администрации – это вопросы, связанные с внутренней политикой. С приходом новой команды Удмуртии внутриполитический блок был усилен. Какие вызовы стоят в этой сфере?

– Основные вызовы – это и есть все, что связано с внутренней политикой. В Удмуртской Республике она ведется достаточно активно, как, наверное, в любом другом регионе. Я считаю, что наша цель, с одной стороны, это стабильность – чтобы у жителей Удмуртии было больше возможностей сосредоточиться на своей основной работе и получать удовольствие от жизни, не отвлекаясь на политическую риторику. С другой стороны, нельзя забывать об удовлетворении интереса людей, увлеченных политической деятельностью. Нужно создавать демократические условия для того, чтобы все партии – и парламентские, и непарламентские – были достойно представлены, имели возможность высказаться и быть услышанными. И самое главное, если за их высказываниями кроются не заявления ради собственного пиара, а желание изменить жизнь республики к лучшему, то это действительно должно быть учтено. Вместе с тем важно, чтобы во всем, что исходит от человека, безотносительно его партийной принадлежности и политических взглядов, была конкретика. Наша задача – все это фиксировать, доводить до главы республики и учитывать в деятельности главы и правительства, чтобы в результате жизнь в регионе действительно становилась лучше.

– Что является приоритетом во взаимодействии с главами муниципальных образований?

– Самое важное, чтобы главы четко чувствовали, что происходит у них в районе, и правильнее будет даже сказать – чутко. Зачастую получается так, что чиновник – это человек, которого назначили. Попасть к нему в кабинет сложно, а сам он выходит крайне редко, и что происходит за порогом, не всегда знает. Когда человек не видит проблем и чаяний людей, заботу о которых ему доверило государство, тогда и возникает вопрос об эффективности и качестве его работы. Поэтому открытость и максимально спокойное общение с людьми – один из важнейших критериев. Острая проблематика выявляется ровно через это. А глава района становится эффективным, когда оперативно устраняет негативные моменты, не дожидаясь их перерастания в катастрофу.

Конечно, важен и такой критерий, как профессионализм, управленческий опыт. Как ни крути, у нас есть много профильных специалистов, допустим, сотрудников ЖКХ, спортсменов или педагогов, которые хороши на своих направлениях, но, к сожалению, не обладают навыками управления большим коллективом и настроены скорее на достижение первенства в знакомых отраслях, а не на гармоничное развитие района в целом. Поэтому управленческий опыт, повторюсь, крайне важен, но в сочетании с открытостью и нацеленностью на эффективность.

– Как вы оцениваете качество управленческого корпуса в республике?

– Давать однозначную оценку кадровому потенциалу я не стану. Все главы разные. Есть крепкие хозяйственники, эффективные менеджеры – можно их и так назвать, потому что главы районов у нас, по сути, являются менеджерами, управленцами. Причем это видно и по человеку, и по району. Глава республики, как вы знаете, проехал почти все районы и много общался с людьми. При этом он не встречался в кабинете с главой муниципального образования, как это бывает принято, а шел на народные сходы, где людей не фильтровали и была возможность услышать многое. Была и критика, но это совершенно нормальный процесс. И даже среди критики легко понять, как часто глава района общается с людьми, насколько он в курсе того, что происходит, – это сразу чувствуется по отношению людей.

У глав, которые не боятся жителей, слушают, принимают, общаются, районы на самом деле достаточно крепкие. Бывает, правда, что мешают какие-то условия – географическая расположенность или что-то еще, но в целом район стабильный. А есть главы, у которых, казалось бы, и географическое положение замечательное, и все имеется для того, чтобы район развивался, а с бизнесом контакт не налажен, и с населением тоже, и с силовыми структурами не все слава богу. В таких случаях причина только в одном – человек изначально занимает не свое место.

– Сам собой возникает вопрос, а кто самый лучший?


– Говорить в таком ключе, наверное, будет неправильно. У нас есть, например, аппаратные совещания при главе, и мы стараемся отмечать на них лучшие районы, потому что это стимулирует остальных, в том числе явно отстающих, о которых мы тоже говорим. Но жесткого деления на хороших и плохих нет. Все зависит от человека – слышит ли он руководителя и как быстро реагирует.

Когда мы начали ездить по районам, были главы, которые, услышав посыл от Александра Владимировича Бречалова, старались максимально включиться и поменять ситуацию в заданном векторе. Пример – глава Сарапула Александр Александрович
Ессен, который быстро отреагировал на ситуацию в Симонихе. Решения там не заставили себя долго ждать. Это показатель того, что человек действительно слышит и стремится изменить жизнь муниципального образования к лучшему. Были и такие главы, которые ни до, ни после нашего приезда даже не пытались хоть как-то навести порядок. В подобных ситуациях мы, конечно, берем на карандаш и делаем определенные выводы, в том числе кадровые. Мы обязаны это делать, чтобы в конечном итоге не страдали люди. Если человек не слышит и не хочет меняться, то проблематику в районе он не разрешит.

– Оправдывает ли себя практика избирания глав муниципалитетов из числа депутатов? Если он не справляется с работой, а среди местных депутатов нет достойных кандидатов, где взять на замену другого человека?

– Весной этого года были приняты изменения в республиканское законодательство, и теперь у нас два способа выбора глав районов: первый – из состава депутатов, второй – на конкурсной основе. Оба способа уместны. Среди депутатов встречаются достойные кандидаты, которые прекрасно продолжат начатое, либо поменяют направление – тут все зависит от ситуации. Но, по моему личному мнению, конкурс дает гораздо больше возможностей. Первым способом мы выбираем из тех, кто есть. В выборах по второму способу могут участвовать и депутаты, и любой желающий, отвечающий критериям. Этот формат подразумевает достаточно серьезные процедуры, которые в голосовании депутатов порой не учитываются. Например, мы просим всех конкурсантов представить программу развития района и тщательно ее изучаем. После этого их заслушивает комиссия, которая состоит из разных людей: представителей региональной власти, общественности, собственно депутатского корпуса. Здесь мы расширяем рамки. Ведь чем богаче выбор, тем лучше может быть результат. Переход на конкурсную основу – это тренд, характерный для всей страны, и я приветствую именно такой способ как более объективный.

С точки зрения моей должности, эта основа вообще прекрасна, потому что в процессе конкурса мы знакомимся с людьми, у которых есть явное желание изменить жизнь района. Когда мы видим людей, которые готовы проходить проверки, фильтры, мы понимаем, что они искренне хотят заняться этой тяжелой работой. И даже тот, кто в итоге не пройдет, может войти в наш кадровый резерв, потому что желание – это главное, что должно быть у человека для качественной и эффективной работы. Желание – это большой плюс к профессионализму, открытости и эффективности.

– Вы ожидаете притока таких кадров, с горящими глазами?

– Да, конечно. И рассчитываю в этом в том числе на ваше замечательное издание. Поэтому обращаюсь со страниц журнала к людям, которым не безразлична жизнь республики: мы вас очень ждем, участвуйте в конкурсах!

Считаю наличие возможности открыто отбирать кандидатов на разные должности крайне важным, потому что люди, которые искренне желают и готовы идти на эту работу, – чаще всего государственники и патриоты своей малой и большой родины. У таких людей эффективность гораздо выше, чем у тех, кого просто назначили.

– В соответствии с новой структурой правительства республики в ваше подчинение перешло Министерство национальной политики УР. Прежде его деятельность как-то не слишком выделялась на фоне остальных ведомств. Появятся ли у него новые задачи, какую роль оно будет играть в позиционировании Удмуртии?

– Я не считаю, что работу Министерства национальной политики в прежние годы можно назвать не особо яркой или не запоминающейся. Во многих регионах этой деятельностью занимаются управления или отделы в каких-либо других ведомствах, а у нас же есть качественно выполняющее свои обязанности профильное министерство, в котором работают настоящие профессионалы. Благодаря им в Удмуртии учтены интересы всех национальностей. В прекрасном Доме дружбы народов происходит постоянное общение между национальными культурными объединениями. В республике проходит много мероприятий, которые прорабатываются не по остаточному принципу, а на серьезной, порой научной базе. Внимание, уделяемое этой сфере, безусловно, дает плоды. Удмуртская Республика – один из самых стабильных в этом вопросе регионов России. Более 100 национальностей живут на этой земле в мире и согласии.

Если говорить о новых задачах, то они поставлены. Здорово, конечно, что у нас развит внутренний туризм, хорошо, что к нам приезжают представители финно-угорского мира. Но плохо, что мы мало взаимодействуем с миром в целом, что в глобальном мире мы неузнаваемы. Удмуртия – это регион, о котором мир обязан знать. Мы обсуждали этот вопрос с Ларисой Николаевной Бурановой. Сегодня поставлена задача работать не только на внутренний рынок, не только на нашем внутреннем политическом или национальном пространстве, не только с представителями финно-угорского мира, но и в более широком формате, то есть с миром в целом. Очень хочется, чтобы в любой из стран земного шара как можно больше людей знало об Удмуртии, о том, чем она знаменита и кем гордится. Эти функции, связанные с внешним позиционированием, возложены именно на Министерство национальной политики Удмуртской Республики.

– Каких еще хороших новостей можно ждать в ближайшее время?

– Тут все зависит от нас с вами, на самом деле. Добиться чего-то хорошего можно только вместе. Полный симбиоз желания жителей и понимания, отзывчивости, открытости со стороны органов власти рождает интересные решения. И я уверен, что мы со своей стороны приложим все усилия, чтобы быть максимально открытыми к предложениям, интересным находкам жителей республики. И если эти находки не пустословие или разговор ради разговора, если это конкретика, которая раньше почему-то не была замечена властью, то мы приложим все усилия к тому, чтобы хорошие идеи получили развитие.

Сегодня в республике многое запланировано, но торопиться с анонсами мне бы не хотелось. Если же останавливаться на потенциале Удмуртии, то не могу не поделиться своими впечатлениями от события, которое произошло незадолго до нашего с вами разговора, – я принял участие в Большом этнографическом диктанте. Для нас это предмет особой гордости, потому что его придумали в Удмуртии. История началась в прошлом году, а сейчас этнографический диктант пишут не только во всех регионах России, но еще и в 11 странах мира! Это уже международное событие, безусловно, укрепляющее наши этнокультурные связи, повышающее образовательный уровень участников.

Поверьте, каждый человек, который участвует в этом мероприятии, совершенно точно становится богаче – в образовательном, культурном, духовном плане. Лично я многое почерпнул для себя из этого диктанта. Вопросы были построены таким образом, что сами по себе несли образовательной заряд, содержали информацию, о которой я раньше не знал. Поэтому писать его было волнительно, и я с не меньшим волнением жду результатов.

Благодаря тому, что региональные власти услышали и поддержали инициаторов, а Федеральное агентство по делам национальностей подхватило идею, диктант превратился в масштабное событие, в котором участвует огромное количество людей, невзирая на чины, звания, статусы. И это как раз пример того симбиоза, о котором мы говорим. Дай бог, чтобы таких идей появлялось как можно больше и во многих сферах. Мы будем прилагать все усилия для того, чтобы выводить их на системный государственный уровень.

Сергей Савинов

Дзюдо в Удмуртии: искусство побеждать>>>




Комментировать




Александр Макаров. Подразделение высшей степени надежности

...

Екатерина Шумкова: «Присоединение ВТБ24 к ВТБ позволит объединить лучшие практики двух банков»

...

Андрей Безруков: "Сейчас мы имеем дело с «больной империей»"

...

Олег Гринько: «Я меняюcь, и страна начинает меняться с меня»

...

Яндекс.Метрика
www.izhevskinfo.ru
Купол
Полиграф
Пресс-Тайм
Управление Госэкспертизы
Разработка сайта - "Мифорс" / Дизайн-студия "Мухина"