2017

Выборы-2017: "...и тишина"

 Сложное впечатление оставили выборы Главы и депутатов Государственного Совета Удмуртии, прошедшие 10 сентября 2017 года. С одной стороны, все было предсказуемо – и победа А.В. Бречалова, и успех «Единой России». Но есть в этой предсказуемости какие-то недоговоренность и неопределенность, с которыми нам, видимо, еще предстоит разбираться.

Политическая засуха

Минувшая политическая кампания отличалась от предыдущих очевидным снижением административного давления на избирателей, вялостью агитационной работы кандидатов, бессмысленностью и непродуктивностью контрагитации. Складывалось стойкое ощущение, что «неопределенный круг заинтересованных лиц» решил не отвлекать нас от работы, бытовых хлопот, отдыха и возможности в последний раз погреться в лучах уже остывающего солнца.

Нам прозрачно намекали: «Придете на избирательные участки – спасибо. А не придете… тоже спасибо». На языке политтехнологов это официально называется «сушить явку», а неофициально – «не раскачивать ту часть электората, поведение которой непредсказуемо».
Мы и раньше не очень ясно понимали, что участие в выборах есть проявление гражданской позиции. А «сушка» явки и отсутствие хотя бы намека на интригу в агитационный период убедили в том, что наша позиция не особо и нужна.

А мы люди скромные: не зовут – мы и не идем. Те же, кто воспринимает власть и свой голос как ресурс, а выборы как обмен этими ресурсами (почините детскую площадку – приду голосовать, нет – не обессудьте), сникли, увидев, что ресурс иссякает, а сроки исполнения скудеющих обещаний переносятся в неопределенное будущее.

В итоге 10 сентября в голосовании приняли участие 34,55% избирателей республики. Похоже, это самая низкая явка за всю политическую историю Удмуртии.

В отсутствии объекта отрицания

Обстоятельства, при которых нынешний глава республики заменил предыдущего, невольно заставляют сравнить их избирательные кампании.

А.В. Соловьев пришел к власти после отставки бессменного первого Президента Удмуртии, привел на избирательные участки 43,09% избирателей и набрал среди них 84,84% голосов. И многих его сторонников к урнам привела именно проснувшаяся гражданская позиция: голосуя «за» А.В. Соловьева, они считали, что голосуют «против» А.А. Волкова.

Да, в выборах муниципального и регионального уровня мы активизируемся только в случае если есть объект для отрицания. Отталкиваясь от него, мы отдаем свой голос другому. Не от кого отталкиваться – значит, и голос некому отдать. Оставляем его при себе.

Так и произошло 10 сентября 2017 года. А.В. Соловьев, несмотря на арест и уголовное дело, так и не стал для большинства жителей республики объектом отрицания. Как и остальные 4 претендента на должность главы республики. И избиратель потерял еще один (и очень сильный) стимул участвовать в выборах. Тех, кто не потерял, оказалось 34,55% (минус 8,54% в сравнении с 2014 годом). Сторонников А.В. Бречалова среди них избирком насчитал 78,16% (минус 6,68% по отношению к А.В. Соловьеву).

В пересчете на общее число избирателей картина выглядит так: за А.В. Соловьева проголосовали 441 676 человек, или 36,5% от числа всех избирателей республики. За А.В. Бречалова – 322 305 (минус 119 371 человек), или 27% (минус 9,5%). От участия в выборах отказались около 800 тысяч избирателей.

С прицелом на 2018-й

Скажем прямо: тем, кто занимался выборами главы республики (это относится и к остальным регионам, оказавшимся в той же ситуации), пришлось решать нелегкую задачу.

Всем понятно, что главное событие этого политического цикла произойдет в 2018 году. Многие предполагают, что это будут выборы Президента России В.В. Путина. Их итог будет проецироваться на нынешний с той же неизбежностью, с которой выборы А.В. Бречалова сегодня проецируются на события 2014 года. Поэтому в сентябре 2017-го нужно было попридержать лошадей, чтобы не ставить главу республики в неловкое положение, если явка и/или процент «за» В.В. Путина окажутся ниже достигнутых А.В. Бречаловым.

«Придержать лошадей» нужно было еще и так, чтобы не подорвать авторитет избранного главы, не заронить даже тени подозрений в нелегитимности выборов. Особенно в ситуации, когда за предельно короткий срок А.В. Бречалова публично поддержали Президент и Председатель Правительства России, руководители обеих палат Федерального собрания, вице-премьер и несколько ключевых федеральных министров.

В таком непростом политическом раскладе итог выборов главы республики можно назвать не идеальным, но вполне приемлемым. И скорее всего, прав политолог Константин Калачев: «…для марта (выборы Президента России состоятся в марте 2018 года. – Прим. В.Ч.) нынешний результат Бречалова, конечно, создает некоторую проблему по простой причине: результат высокий, 78%. Понятно, что Бречалов живет в повестке президента Путина. Как политик он сформировался как производная от политики Путина, живет и сформирован этой повесткой. Понятно, что самый популярный политик у нас в стране – это президент. И теперь будет крайне неудобно, если Президент России получит меньше поддержки, чем новый Глава Удмуртии. Поэтому это серьезный вызов для Бречалова».

За минувшие месяцы мы убедились, что нынешний глава республики не пугается вызовов и умеет на них отвечать. Надеюсь, сумеет и на этот раз. Шести месяцев для подготовки достаточно.

Вне игры

При всем уважении именно так можно определить ход и итоги кампании для остальных претендентов на пост главы республики.
Об этом говорят и цифры: Владимир Бодров (КПРФ) набрал 8,73% голосов, Фарид Юнусов (СР) – 4,82%, Тимур Ягафаров (ЛДПР) – 3,17%, Андрей Иванов (КПСС) – 2,5%.

Самым активным среди них был, пожалуй, Фарид Юнусов, который не пропустил, похоже, ни одних дебатов, ездил по республике и украсил ее агитационными баннерами.

Результат Владимира Бодрова, учитывая разногласия в рядах республиканского отделения КПРФ, можно считать пиковым. И при нынешней ситуации в партии на что-то большее коммунистам надеяться не стоит.

ЛДПР если кому-то и интересна, то исключительно бурным темпераментом бессменного «вождя», который систематически то задает, то взрывает федеральную повестку. Но жизни в регионе она практически не касается.

КПСС (Коммунистическая партия социальной справедливости) прилежно исполнила порученную ей роль спойлера. О тех, кто за нее проголосовал, мы, скорее всего, никогда не узнаем. Да и надо ли?

Другое дело, что рекордно низкая явка при разрыве в 69,43% между победителем и серебряным призером заставляет задуматься не только о качестве кандидатов-аутсайдеров и их сторонников, но и о пределе сжатия того политического пространства, которое они занимают. Сжиматься ему больше некуда. А это значит, что оно чревато качественными трансформациями. Как и пространство молчаливого большинства. Какими будут эти трансформации, покажет только время.

По законам драмы

Один из них гласит, что в драме главные события происходят до начала сценического действия, и зритель имеет дело с их последствиями.
Для партии «Единая Россия» таким главным досценическим (читай – довыборным) действием стала процедура предварительного голосования (праймериз). Именно там произошел отбор кандидатов, выдвинутых позже по одномандатным округам и спискам. При всех недочетах и огрехах (несколько «единороссов», отсеянных в ходе праймериз, выиграли выборы как независимые кандидаты), процедура эта оказалась продуктивной и обеспечила партии 47 из 60 мест в Государственном Совете.

Если «единороссы», отторгнутые на праймериз, но победившие как независимые, не обиделись на соратников и войдут во фракцию «Единой России», то она может претендовать и на все 85% депутатских мест. При этом состав нового Госсовета, кажется, заставит ветеранов лоббистского движения умерить пыл и пересмотреть свое место в меняющемся мире.

Для КПРФ главным досценическим действием стал конфликт между двумя ВладимирамиБодровым и Чепкасовым. А внутривидовые конфликты, как известно, часто бывают жестче межвидовых. В итоге молодой, амбициозный и острый на язык В. Чепкасов был вынужден уступить, а В. Бодров проиграл в соревновании с А. Бречаловым, партия потеряла Глазов как «красную столицу» Удмуртии и получила 5 мандатов.

«Справедливороссы» тоже сами нанесли себе удар задолго до выборов, когда решили пригреть под своим крылом отвергнутых однопартийцами перебежчиков из КПРФ и «Единой России». А арест одного из них, скорее всего, еще аукнется «Справедливой России» имиджевыми потерями. 2 мандата в качестве утешительного приза могут порадовать только их обладателей.

Только ЛДПР отличилась в этот раз монолитностью рядов и отсутствием скандалов. Но и выборную кампанию провела не по-жириновски – скромно и незаметно. И получила 2 мандата за хорошее поведение.

Все только начинается

Последние 17 лет каждые очередные выборы главы республики и депутатов Государственного Совета были запятой, после которой жизнь в Удмуртии продолжала двигаться в заданном направлении. По сути, это касается и выборов 2014 года, поскольку второпях обещанные перемены так и не наступили.

На этом фоне выборы 2017 года вполне могут оказаться жирной точкой, после которой Удмуртия двинется каким-то новым путем. Судя по выступлениям и заявлениям А. Бречалова и людей из его окружения, они сами еще до конца не определились, каким будет этот путь и что нам нужно будет делать по мере продвижения. Неопределенность буквально разлита в воздухе, и республика замерла в ожидании. Сколько оно продлится и чем разрешится, зависит уже не от нас.
 
Виктор Чулков

Увадрев-Холдинг. Первый в Удмуртии – один из лучших в России>>>


Комментировать




Екатерина Шумкова: «Присоединение ВТБ24 к ВТБ позволит объединить лучшие практики двух банков»

...

Андрей Безруков: "Сейчас мы имеем дело с «больной империей»"

...

Олег Гринько: «Я меняюcь, и страна начинает меняться с меня»

...

Тамара Казанская: "Под запрет на продажу могут попасть около 70% земельных участков в Удмуртии"

...

Яндекс.Метрика
www.izhevskinfo.ru
Купол
Полиграф
Пресс-Тайм
Управление Госэкспертизы
Разработка сайта - "Мифорс" / Дизайн-студия "Мухина"