Селдон
2016

Глобальный тренд для России – сотрудничество

Превосходство одних государств над другими в обозримом будущем будет обеспечено за счет развития отраслей, которые поменяют уклад и образ жизни сотен миллионов людей. Поэтому долгосрочные инвестиции в инновационные технологии, продукты и даже целые сферы экономики крайне важно осуществлять в государственном масштабе, а не в рамках одной или нескольких продвинутых компаний. На какие долгосрочные перспективы делаются ставки сегодня, что поможет преодолеть технологическое отставание России и обеспечить ее конкурентоспособность завтра? Ответы на эти вопросы стали основой доклада генерального директора Российской венчурной компании Евгения Кузнецова на одной из дискуссионных площадок военно-технического форума «Армия-2016».

Для долгосрочного прогнозирования нужны более или менее работоспособные модели и ясные индикаторы, которые дают базу для понимания, куда движется ситуация и насколько верно работает тот или иной прогнозный параметр. Картину будущего технологического и экономического развития определяют отрасли, которые сегодня выбираются для венчурного инвестирования. Лидерами венчурных инвестиций достаточно давно являются информационные технологии. И мы уже видим, как, например, с появлением мобильных гаджетов изменились наши потребительские привычки и образ жизни, а вместе с ними и весь мир.

Меняем китайцев на роботов

В настоящее время основной прорыв происходит в области создания искусственного интеллекта. За последние два года в этой сфере совершен такой качественный скачок, что масштабное присутствие искусственного интеллекта в производстве – вопрос не такого уж и далекого будущего. Мощнейшим трендом на этом направлении является тотальная роботизация. И вызов настолько силен, что уже абсолютно всерьез обсуждается массовое вытеснение людей с рабочих мест. Если в развитых экономиках, например, в США и Великобритании, прогнозируется высвобождение 35-45% рабочих мест, то в догоняющих экономиках, таких как Китай, эти цифры составят 75%.

Таким образом, мы близки к ситуации, когда система распределения промышленных мощностей и, соответственно, основанная на ней система международной торговли, создававшиеся в течение 20 лет, в ближайшее 20 лет будут демонтированы. Это подтверждается процессом массового возврата производств в США и Европу, который происходит не под рабочие места, а под полностью роботизированные производства. На этих предприятиях работают десятки, максимум сотни человек, а их производительная мощность эквивалентна заводам в десятки тысяч работников. Глобальный передел мировой промышленности и производства уже начался, и как всякий процесс, в который вовлечены сотни миллионов, а то и миллиарды человек, несет угрозу геополитической нестабильности.

В недалеком будущем подобные процессы ожидаются и в сфере транспорта – массовый приход роботизированных автомобилей вытеснит из отрасли огромное количество рабочих мест. Только в США в индустрию магистральных перевозок вовлечено более 5 млн человек. Это самые высокооплачиваемые профессии из тех, которые не требуют высшего образования. И они могут полностью исчезнуть в ближайшие 15-20 лет.
Масштаб грядущих изменений сопоставим с революцией, которая происходила в конце XIX – начале XX столетия. Как известно, тогда высвобожденные, лишенные рабочих мест и перспектив сотни миллионов людей стали питательной основой для двух крупнейших мировых войн. И сейчас нет никаких оснований предполагать, что подобный сценарий не повторится в ближайшее время.

Технологии для избранных

Вторым глобальным трендом и объектом инвестиций являются биотехнологии. Деньги в основном идут на проекты по лечению серьезных болезней, влияющих на продолжительность жизни, а также на радикальное увеличение продолжительности жизни в целом. Телемедицина и другие возможности гибкого управления здоровьем, которые напрямую связаны с этой темой, тоже стали объектом инвестиций. По самым осторожным прогнозам, срок жизни в развитых экономиках может возрасти на 20-30 лет, но существуют и значительно более смелые сценарии.

Возможности для увеличения продолжительности жизни появятся не у всех. Люди разделятся на тех, кому будут доступны такие технологии, и тех, кого к ним не подпустят. С точки зрения социального уклада эти процессы грозят серьезным подрывом существующих моделей пенсионных систем. Кроме того, они приведут к формированию мощного геополитического фактора, который изменит поведение мировых элит, поскольку именно они первыми получат доступ к новым медицинским технологиям.

Есть еще ряд глобальных трендов, которые мир уже почувствовал. В первую очередь, они касаются энергетики. Основа «новой» энергетики состоит в переходе не только к новым источникам энергии, но и к другому принципу организации отрасли. Мы не будем нуждаться в крупных мощностях, поскольку новые принципы сделают энергетику более диверсифицированной и адаптированной к распределенному образу жизни. Это ощущается уже сегодня и подтверждается практически двукратным падением цен на нефть. Дальнейшее экономическое развитие требует именно такого типа организации энергетики, получившего название smart grid – «умные сети», которые на сегодняшний день являются основными объектами инвестиций.

Силиконовые монстры

Еще одним вероятным сценарием будущего станет глобальное усложнение устройства общества. С точки зрения развития все страны сегодня принято делить на три категории. Первыми идут государства, обладающие современными производствами и развитыми услугами, которые они продают другим странам. У вторых экономика носит устаревший характер и основывается на торговле ресурсами и производстве товаров среднего качества для удовлетворения внутренних потребностей. К третьей категории относятся страны, где происходят вооруженные конфликты, нестабильность носит неуправляемый характер, что выталкивает их из сферы развития.

По прогнозам, в ближайшие 20 лет появится новый вид территорий, который условно можно назвать «силиконовым кластером», или кластером технологических долин. Эти зоны в полной мере относятся к территориям опережающего развития, причем внутри развитых экономик.

Уже сейчас наблюдается процесс обособления таких зон. В Калифорнии во главе этого тренда стоят венчурные капиталисты, инициирующие процесс разделения штата на шесть обособленных регионов. Подобные территории формируются возле университетских центров (Кембридж, Бостон) и в таких странах, как Сингапур и Корея. Для них характерны процессы миграции талантов, наиболее способных ученых, предпринимателей и экономистов, которые, оседая в «долинах», оставляют другие зоны без развития. Столь мощное опережение однозначно приведет к геополитической напряженности, которая хотя и не будет носить характера войн и революций, но будет похожа на гибридную холодную войну.

Еще одна опасность такого рывка в том, что в случае попадания технологий в руки лидеров стран, где постоянно происходят конфликты, глобальные последствия могут быть непоправимы. Примером может служить ИГИЛ (организация запрещена на территории России), которое представляет собой технологически прекрасно обеспеченную систему. Получение постоянно воюющими странами доступа к новейшим технологиям опасно еще и тем, что у лидеров деструкций может появиться генное или биологическое оружие, способное вызывать пандемии. Уже сейчас генная коррекция организмов зачастую выходит из-под контроля. Например, хорошо известная вспышка лихорадки Зика косвенно связана с программой по запуску генномодифицированных комаров, которые были созданы для борьбы с традиционной лихорадкой.

Большая вероятность негативного сценария является основанием для разработки методов блокировки доступа к методам технологического развития. Спецслужбы, в частности американские, уже ищут способы, препятствующие распространению подобных новинок. Процесс можно сравнить с тем, когда некоторым странам прямо запрещалось владеть ядерным и химическим оружием. Но если для создания ядерного оружия нужны целые производственные комплексы, то для того чтобы создать лабораторию генной модификации, нужны всего 100 тысяч долларов и человек, который этими технологиями владеет.

Догнать и перегнать

К сожалению, Россия не является лидером в формировании хотя бы одного из этих сценариев, поэтому сегодня нам требуется отрабатывать грядущие изменения, формируя собственные навыки реагирования, и успевать отрабатывать технологические решения, которые хоть как-то позволят конкурировать в этом противостоянии. Сейчас мы находимся на 4-5-м уровне технологического развития, тогда как США, Китай, Япония, Германия стоят уже на 6-м.

В истории было много примеров, и Китай один из них, когда страна, пропуская один технологический уклад, совершала рывок за счет мобилизации ресурсов индустрии будущего и сразу переходила на следующий. Нам сейчас нужно сделать ставку на технологии будущего: искусственный интеллект, геномику и другие виды современной биологии, энергетики, транспорта. Есть еще один интересный эффект – такие страны как Китай, Индия, догоняя, не получали доступа к иностранным технологиям. Сейчас они интересуются технологическим сотрудничеством с нами. И для России единственная возможность запустить процесс роста – это сотрудничество с другими крупными странами.

Наталья Кондратьева

УдГУ 85 лет! Университет больших возможностей>>>


Комментировать




Сусанна Арутюнян: "ЛОР-отделение 1-й РКБ действительно лучшее и самое сильное в республике"

...

Алексей Шкляев: "Для нас юбилей – это возможность еще раз проанализировать тот путь, который мы прошли за 85 лет"

...

Лариса Руденко: "Мы готовы помочь каждой семье нашей республики"

...

Михаил Черемных: Когда город начинает движение, он становится интересен стране

...

Яндекс.Метрика
www.izhevskinfo.ru
Купол
Полиграф
Пресс-Тайм
Управление Госэкспертизы
Разработка сайта - "Мифорс" / Дизайн-студия "Мухина"