Турзавод
2015

Будем детьми!

 Рождество и Новый год, прежде всего, конечно, праздники детские. И не только потому, что Христос жаждет увидеть в каждом человеке ребенка с его чистотой души и помыслов. Это ведь еще и всегда начало чего-то нового, и не только года. Да и надо ли разделять эти праздники: Рождество и Новый год – один следует из другого!
Сказочная святочная пора от Рождества до Крещенья, когда и умудренные жизнью люди тайком, даже от самих себя, ждут чуда. Замедлить бы хоть ненадолго ход времени, но, как писал поэт:

Не оглянешься и Святки.
Только промежуток краткий,
Смотришь, там и Новый год.

Впрочем, при Советской власти и переходе в 1918 году с юлианского на григорианский календарь даже праздники умудрились поменять местами, так что почти век уже встреча каждого Нового года выпадает на строгие дни церковного поста. Выбирай, читатель, сам, где для тебя «момент истины»!

Праздник на Иже

Отшумит трехдневная Екатерининская ярмарка на Иже, но уже и до рождественских праздников недалече. Однако с конца XIX столетия отмечали наши предки и светский праздник встречи Нового года, тем более что приходилось новолетие на церковный праздник обрезания Господня – нынче это уже старый Новый год.

В самом конце декабря по соседству с Александро-Невским собором, на углу Троицкой и Базарной улиц начиналась предпраздничная торговля рождественскими елками, привозили лесных красавиц крестьяне окрестных деревень.

Если первую рождественскую елку устроили, как это обычно и бывало, в кругу начальства – в Генеральском доме, то уже к началу ХХ века украшенная игрушками зеленая красавица, с непременной Вифлеемской звездой на макушке, стояла в обеих ижевских гимназиях и во многих ижевских домах, в первую очередь, конечно, тех, что побогаче. Не случайно внук знаменитого оружейного фабриканта Николай Петров вспоминал:

«За папиной комнатой была гостиная, где на Новый год ставили елку до потолка, а под елкой игрушки и подарки, а нам, ребятам, в ботинок ставили розги и прятали конфеты. За гостиной большой зал, где было пианино, по стенкам стулья, пол паркетный и натерт до блеска. Из зала вход в столовую с большим обеденным столом, покрытым белоснежной скатертью. В праздник за этим столом всегда было много народа, гостей, родных и знакомых».

В святочные забавы народ кидался как в омут с головой. После церковной службы и праздничного застолья хорошо с ветерком промчаться в собственном принаряженном экипаже по Базарной и далее, мимо соседних селений, мимо рощи, реки, леса. Гляди, народ, как мастеровые гуляют: сам в распахнутом тулупе коней погоняет, а позади жена красуется, манерничает. Ну, а коль нет собственного выезда – тоже не беда, всяк в такой денек не минует на Троицкой променад совершить или на бульваре над берегом пруда воздухом морозным подышать, чтобы хмель выветрился.

А внизу каток, зелеными елочками украшенный, – каждую зиму пожарные расчищают специальную площадку и оборудуют ее. И духовой оркестр тут же играет, и буфет работает. То-то перед Рождеством в магазине И. Ф. Петрова царил ажиотаж, и выбирали не столько ружья собственной фабрикации, а коньки. Какие вы предпочитаете: «Гренадер», «Нептун», «Кайзер-Адлер», «Берлин», «Баронесса», «Английский спорт», «Христиания»? – Уже названия так и манят купить. А коль не по карману, так найдутся и «простые, с деревянными колодками, железные с засталенными и закаленными лезвиями и стальные».

Все тот же внук хозяина оружейной фабрики и магазинов написал в своих воспоминаниях: «Я ходил с мамочкой на этот каток, и мы отлично катались. Также по льду пруда катались на буерах. Управлял буером папа».

А еще на ижевских улицах к святочной неделе вырастали ледяные горки, именуемые попросту катушками. Сообща собирали снег, выстраивали из него огромную гору, уминали ее, поливали водой. Только подморозит, тут уже и молодежь, и вездесущие дети: кто на санках-кованках, кто в лотках, и всяк удаль норовит проявить – девки боязливых не любят!

А девки до чего хороши! Разодеты в шубки да кацавейки бархатные, в расписные платки да шали, разве что прядка выбилась да щеки от мороза горят – так и тянет поцеловать. Да не до тебя ей, парень, знай, только скорлупки от семечек подсолнуховых летят.

Иным, особенно молодежи, конечно, хмель в голову ударял – не было на Иже праздника без поножовщины и кулачных боев на льду заводского пруда, где и упавшего-то не всегда жалели. Молодые мастеровые, даром, что не как деды-прадеды, в сермяге не ходят, норовят пиджаки да пальто с картузом примерить, да ведь характер ижевский буйный с кафтаном так просто не сбросишь. Чуть не у каждого или пистоль за пазухой, или финка в сапоге. Нет, не зря уездная пресса то и дело писала про буйство ижевцев, как, например, в 1911 году:

«Драки между молодежью среди дня – обыденное явление. Можно с уверенностью сказать, что не проходит ни одного месяца без убитого или зарезанного. Что творится в большие праздники: Пасху, Рождество или Масленицу – это не может представить ни один житель города. Днем и вечером во всех концах завода крик, шум, пьяные песни, драки. В это время не редкость встретить на улице молодых людей, открыто разгуливающих с топором или ножом в руке. В эти праздники больницы работают усиленно: то и дело, днем и ночью привозят раненых».

Маска, я вас знаю!

Ну да, забавы народные и прежде не всегда эстетичными бывали. Так ведь и народ наш такой: он то постник великий, то буян, то службы церковные часами стоит, то кастетом машет. Но ведь и настоящий народный театр «под башней» был, и библиотека работала, и читать-писать в то время чуть ли не каждый ижевский ребенок уже мог. Была у праздника и другая сторона: детские утренники с подарками, а для взрослых костюмированные балы-маскарады. При этом, как водится, век назад без извечной интеллигентской «фиги в кармане» не обходилось.

Едва встретив Новый 1908 год, многие ижевцы собрались в Гражданском клубе на костюмированный вечер. Каждый старался в своем костюме быть не только оригинальным, но и «идейным». Особенно преуспели в этом дамы. О, это было настоящее отражение местных нравов! Один из нарядов так и назывался «Ижевск», он и был признан публикой самым оригинальным:

«Этот костюм – зеркало ижевской жизни представлял из себя даму, платье которой спереди было безукоризненно чисто, богато и блестяще, но блеск и богатство было фальшивое, мишурное, а сзади платье было серое, неприглядное, в заплатах… На спине «Ижевска» красовался язык с надписью «склад сплетен», наполненный пакетиками «со свежими, горячими и холодными и т. п. сплетнями».

Около языка белел пакетик с изящной надписью «флирт», а по низу платья тут и там были прицеплены карты группами и в розницу. На ленточках конца пояса были повешены две бутылочки из-под казенного и написан девиз: «Наше утешение – пивным». Дама-«Ижевск» ходила и в полоскательной чашке перемывала косточки и раздавала публике записки со сплетнями. Словом, «Ижевск» был остроумным отражением заводской жизни».

Другой костюм, уже мужской, из обративших на себя внимание публики, носил название «Лягушка» и также был тонким намеком на местные «толстые обстоятельства». Он, кстати, и получил золотой жетон из рук старшины клуба. А вот женский приз достался костюму с неприемлемым сегодня названием «Негритянка», чем публика осталась недовольна. Впрочем, дама-«Ижевск» могла написать очередную записку с самой свежей сплетней, ибо первое место тут же связали с тем, что у победительницы «были хороши ножки».

В уездном городе

Столица есть столица, пусть даже уездная, впрочем, не без перспективы стать вскоре столицей губернской. Тут и праздничные богослужения проводит Его преосвященство Преосвященнейший Арсений, епископ Сарапульский. Расписание служб с 24 декабря 1907 года по 6 января 1908 года напечатала газета «Прикамский край». А ну-ка, что у нас там в Рождество и Новый год?

«25 декабря, Вторник. Рождество Христово – Божественная литургия Иоанна Златоуста в Соборе. Начало звона в 8 час. утра. После литургии – молебен с участием всего городского духовенства…

31 декабря, Понедельник. Всенощное бдение в Соборе. Начало звона в 9 час. вечера. Непосредственно после всенощного бдения будет на Новолетие молебен, на который явится все свободное городское духовенство».

А вот в другой газете, уже за 31 декабря 1909 года, объявление от священника Троицкой церкви А. Делекторского о том, что в храме «накануне Нового года (31 декабря) будет всенощное бдение, а после него Молебен на новолетие».

Но и в богоспасаемом граде Сарапуле без сугубо светских развлечений и удовольствий никак не обходится – как иначе, коль сама Кама под боком!

«Сим извещаю Сарапульскую публику, что... НА КАТКЕ БУДЕТ ИГРАТЬ ДУХОВОЙ ОРКЕСТР МУЗЫКИ. Вечером каток будет освещен разно-цветными огнями. Начало музыки и гулянья в 3 часа дня. Плата за вход на каток с гуляющих 15 коп. В случае сильного ветра со снегом музыка откладывается на следующий день. Распорядитель Соломин».

В Сарапуле тоже выбор коньков был немалый – от магазинов Товарищества Нырова и Ко до скобяной лавки В. Е. Дедюхина. А уж предпраздничную рекламу торговцев яствами, фруктами, сластями или вином и вовсе невозможно читать без обильного выделения слюны.

Без маскарадов и в Сарапуле – ну, какой же праздник! Листаешь сарапульскую периодику вековой давности и словно чувствуешь ветер времени, переживания, вкусы и наивные надежды людей, живших на стыке эпох. Вот, к примеру, благотворительный вечер с танцами в помещении Городской думы, прошедший 4 января 1911 года.

«В двух комнатах были устроены киоски. Одна комната была превращена в цветущий розовый сад. Тут была устроена беспроигрышная лотерея. В другой комнате, в елочном лесу, был разложен костер и бродила цыганка. За столом оживленно торговали пельменями. В антрактах между танцами был разыгран ковер. Молодежь сначала танцевала, а потом весело играла в «кошки и мышки» и «в рубль». Немало внесли оживления маски, среди которых была интересная бабочка».

В предпраздничные дни портные и парикмахеры работали днем и ночью. В парикмахерской П. П. Замятина, что расположилась в доме Пенькина, аккурат напротив Духовного училища, «большой выбор дамских и мужских маскарадных костюмов, которые и отпускаются на прокат». Из года в год повторяется замятинская реклама, вот, например, его объявление за декабрь 1907-го: «Шью к Святкам маскарадные новые костюмы, а также прежние все отремонтированы заново. Желающих принимать маскированных прошу обращаться ко мне. С почтением, пархм. П. Замятин».

Да и в Вятской улице, в парикмахерской Н. М. Невлер «к предстоящему маскарадному сезону готовится большая партия маскарадных костюмов исключительно домино».

Заметьте, это ведь не просто развлечения! Собранные на маскарадах средства зачастую шли на благотворительные цели. А еще Сарапульское благотворительное общество, возглавляла которое Л. Н. Башенина, каждый год перед Рождеством устраивало благотворительные базары: «Пожертвования деньгами и вещами принимаются со благодарностью».

Сарапульские благотворительные общества постоянно обращаются к горожанам «взамен Рождественских и новогодних визитов сделать пожертвования». Смотришь программу праздников в Соединенном собрании Сарапула перед Новым 1910 годом и глаза разбегаются: и елка для детей, и семейные вечера, и маскарад, и постановка по Чехову, и синематограф, а «1 янв. 1910 г. Пятница. Взаимные поздравления с новым годом взамен визитов по подписке. Плата 1 р. Нач. с 2-х час. дня».

Праздник детства

Думаете, что одни богатые и празднуют рождество?! Как бы не так! Тот же «Прикамский край» в 1908 году извещает: «Сегодня, 4 января, в Убежище для бедных детей будет елка». А по соседству еще одно объявление: «Бесплатная елка для бедных детей, неучащихся в школах, будет устроена 6 января в 4 часа дня в помещении Общества приказчиков». Даже либеральные местные газетчики отметили, что на елке для бедных «царит полное равноправие и непринужденное веселье».

«Многие из детей впервые видят такую роскошную елку и вся непринужденная обстановка кажется им каким-то волшебством, и радости, и восторгу нет границ, когда каждый еще наделяется игрушкой, сластями и предметами первой необходимости».

Ну, а какой же праздник без елки! И это несмотря на технический прогресс, который тоже приспособили для этого. При встрече Нового 1910 года сам П. А. Башенин озаботился электрической иллюминацией рождественской елки в женской гимназии. Задолго до праздников устремлялся народ в лавки и магазины, выбирая игрушки для украшения зеленых лесных красавиц. В модно-галантерейном магазине С. Ф. Ижболдина, что находится на Вознесенской улице в доме Бодалева, все для вас: подарки, игры, игрушки, маски, бомбы, конфетти – цены, как всегда, вне конкуренции! В магазине В. К. Леденцова еще и серпантин, и бенгальские огни. И даже в аптекарском магазине В. Г. Петрова, помимо всяких духов и садовых фейерверков, найдутся елочные украшения. А в магазинах Товарищества Нырова и Ко вам предложат «лампы для елки напрокат» – и всего-то за 7 руб. 50 коп., причем большую часть этой суммы вернут, вычтя лишь прокатную стоимость в сутки рублик за набор лампочек.

Возрастал и спрос на календари, причем не столько на завозные издательства того же Сытина, но и местной типографии Н. Е. Ончукова. Там же можно было приобрести рождественские открытки. А какой ажиотаж царил на почте! Еще в «Сарапульском листке объявлений» за декабрь 1897 года можно прочесть:

«Начальник Сарапульской почтово-телеграфной конторы сим объявляет, что в виду устранения медленности передачи депеш к предстоящему дню Нового года, начальник главного управления почт и телеграфов, по примеру бывших уже распоряжений, признал возможным заблаговременный, по желанию подателей, прием означенных депеш, начиная с 26-го декабря. Такие депеши должны иметь перед адресом отметку, сделанную самим подателем «поздравительная», которая в счет тарифных слов не входит. Депеши эти будут передаваться в обычной очереди и доставляться адресатам в первый день Нового года».

На новый лад

Стоит отметить, что большевики, пусть и не сразу, но елку признали. Еще в «Ижевской правде» 1930 года газетный заголовок возвещал «В поход на «елки». Вовсю гремела антирождественская кампания против устройства каких бы то ни было праздников и за стопроцентное посещение школ, среди учеников проводились «беседы о вреде рождественской сказки для трудящихся». Но уже через несколько лет кое-что изменилось – елку приспособили под новую идеологию, постаравшись оторвать ее от праздника Рождества. Даже свет Вифлеемской звезды стал с кремлевским рубиновым оттенком. Очередной Новый год – и все! Кто из народившихся после революции поколений вспомнит, что от Рождества Христова?!

А душа все праздника просит. И вот, встречая новый 1937 год, на Глазовском льнокомбинате проходит костюмированный бал-маскарад, устраиваемый постройкомом и комитетом комсомола. И премии за лучшие костюмы и номера полагаются.

На старом газетном фотоснимке в декабре 1936 года трехлетние малыши из ижевского детсада № 10 разучивают к елке танец с флажками – как же можно без флажков! А на базу Удмуртпотребсоюза из столицы прислали комплекты новогодних игрушек стоимостью 60-65 рублей. «Полученные украшения рассылаются в сельские местности».

В школах, вузах, городских скверах, клубах – всюду новогодние елки, аттракционы, Дед Мороз и Снегурочка. Уже в 1937 году Наркомпрос Удмуртии получил предписание из столицы и в свою очередь обеспокоился соблюдением техники безопасности, разослав по городам и весям инструкцию, как устраивать праздники:

«Устраивая новогодние елки, нужно помнить печальные уроки Можги, где из-за преступной беспечности руководителей горсовета и районо произошли пожары, повлекшие человеческие жертвы».

Но у нас-то с вами и выходы запасные наготове, и вместо бенгальских огней в помещении электрические лампочки перемигиваются, и даже елка на крестообразной подставке, а то и в кадке с песком. И никакой ваты, марли и бумаги! Поди, догляди за всем, а ведь надо!

Главные елки, конечно, в самых многолюдных местах – у бывшего собора, перестроенного в кинотеатр «Колосс», а также на углу улиц Советской и тогдашней Ленина (ныне – Вадима Сивкова). С утра до вечера здесь ребятня, у которой зимние каникулы. Потому и раскинулся на площади им. Пастухова в самом историческом центре города детский базар. И кружевная деревянная арка, иллюминированная множеством лампочек, издали видна. По всему городу деревянные горки для малышей, и огромные ледяные горы для тех, кто постарше, ну, просто гигантские фигуры Дедов Морозов из снега. И детские подарки, и домашнее праздничное застолье. Или как раз не домашняя встреча праздника – в ресторане «Отдых», в КОРе, позже перестроенном в ДК машзавода или в Русском драматическом театре.

Кто из людей постарше не помнит восторга тех новогодних детей, когда казалось, еще так много нового и счастливого впереди – и у нас, и у страны! Каждый из нас на всю жизнь впечатал в память очарование детства и зимних новогодних праздников, в которых всегда таилась какая-то тайна и недосказанность. Одна из них старый Новый год. Но стоит лишь вспомнить первопричину абсолютно всего – Рождество Христово, как все становится на свои места. Так будем же, как дети, хотя бы в эти святочные дни!

Сергей Жилин
Использованы материалы Национальной библиотеки УР
и Музея истории и культуры Среднего Прикамья г. Сарапула

С миру по тарелке: что готовят на Новый год в странах мира?>>>


Комментировать




Армия-2017
Александр Мурашов: "Удмуртии нужно отбросить ложную скромность и больше рассказывать о своих возможностях"

...

Сергей Коновалов: "Чистая прибыль Удмуртского отделения Сбербанка по итогам 2016 года составила 5,34 млрд рублей"

...

Яков Крымский: "Защита экономических интересов государства и законных прав граждан – приоритетная задача Удмуртского ЦСМ"

...

Фанил Зиятдинов: "За последние три года на техническое перевооружение ИЭМЗ «Купол» уже направлено 3,5 миллиарда рублей"

...

Яндекс.Метрика
www.izhevskinfo.ru
Камский институт
Купол
Полиграф
Пресс-Тайм
Управление Госэкспертизы
Разработка сайта - "Мифорс" / Дизайн-студия "Мухина"