Селдон
2013

Подорожники прогресса

Намекая на особую заботу государства о китайской науке, «Отец китайских реформ» конца 20 века Дэн Сяопин называл китайских ученых «чайными розами». Наши российские ученые меньше всего напоминают эти нежные цветы, они скорее подорожники, пробивающие асфальт обывательского недопонимания, рыночной недооценки, государственного недофинансирования. Хотя при этом у всех, и прежде всего у руководства страны, есть понимание, что уже через 15-20 лет 80% валового национального продукта (остальные 20% – сервисные услуги) будет принадлежать науке, поскольку эпоха индустриальной экономики закончилась вместе с 20 веком. Правда, понимание это больше теоретическое – ведь на деле сравнительно скромная поддержка НИОКР отодвигает «вопрос полномасштабного финансирования национальной науки» на второе, третье, четвертое место…
Микроскоп с окулярной видеокамерой позволяет получить оптическое микроскопическое изображение объекта на мониторе компьютера. УдГУ
Микроскоп с окулярной видеокамерой позволяет получить оптическое микроскопическое изображение объекта на мониторе компьютера. УдГУ

Скромно, очень скромно

Если взять последние 5 лет, на финансирование российской науки выделялось ежегодно от $18 до 23 млрд. На первый взгляд, это немало, поскольку в 2000-2005 годах, например, на гражданскую науку (а говорить мы будем в основном о ней, потому что оборонные НИОКР – это особая статья, это засекреченное финансирование и т.д.) тратилось не больше 2 млрд долларов, а значит, получается, что сегодня мы имеем 10-кратный рост госрасходов на научную сферу. 


Между тем, если взять во внимание, что один только Массачусетский технологический институт (США) в 2011 году потратил на научные исследования $8,1 мрлд (по данным Научного фонда США (NSF), то это сопоставимо со всеми бюджетными расходами на всю региональную гражданскую науку (во всех субъектах РФ, кроме Москвы и Санкт-Петербурга), или составляет 30% финансирования федеральных научных центров (Сборник документов Федерального собрания за 2011 год). Но американский институт, пусть и с мировым именем, занимается весьма ограниченным количеством научных отраслей, российские же научные центры заняты практически полным спектром фундаментальных наук: от алгебры до языкознания. 


Список основных направлений фундаментальных исследований, утвержденных, например, на 2013 год насчитывает 215 пунктов. Таким образом, 1,1-1,3% от валового продукта РФ на науку – это довольно скромная цифра, это, по сути дела, то самое недофинансирование, с которым создать «умную экономику», что является одной из программных целей для страны на ближайшее десятилетие, невозможно ни к 2020 году, ни, пожалуй, и к 2030-му.


Если считать по меркам Евросоюза (расходы на НИОКР на душу населения), то и здесь счет не в нашу пользу. В странах ЕС эти расходы в прошлом году (замечу, кризисном) составили $730 долларов, в России – всего $88 (Мировая наука в цифрах статистики, 2011 год), в Японии, Израиле, США и Финляндии (!) на эти цели было потрачено от $1000 до 1200. И это только госрасходы, а есть еще частное финансирование НИОКР на душу населения, и по этому показателю мы отстаем от европейских стран и США в 15-20 раз, имея и вовсе неприличный для великой державы показатель – всего $40.

Рамановский спектрометр используется для неразрушающего локального химического анализа веществ самого широкого класса. УдГУ
Рамановский спектрометр используется для неразрушающего локального химического анализа веществ самого широкого класса. УдГУ

Научная «провинция»

Разумеется, региональная наука в России живет точно так же, как и федеральная, тем более что и финансируется она более чем на 90% из федерального бюджета. За тем лишь исключением, что федеральные научные центры Москвы, Санкт-Петербурга, Новосибирска, Томска, Нижнего Новгорода, Екатеринбурга и Казани финансируются в особом порядке, в отличие от остальной массы научной провинции РФ – в двух столицах финансирование выше в разы, в остальных чуть лучше.


Ясно, что «научная провинция» – это чисто географическое понятие и, если хотите, административно-государственное. Потому что по уровню научно-исследовательских тем, по глобальности задач, которые ставит перед собой, например, наука Удмуртии, ее можно сравнивать с аналогичными европейскими научными центрами во Франции, Англии, Германии. Подчеркиваю, по высоте научной планки, но не по уровню финансирования. 


В этом-то и заключается вся парадоксальность научной жизни республики последних лет, когда не благодаря обстоятельствам, а вопреки им региональная наука сохраняет свой высокий авторитет и профессиональный статус, изо дня в день пробивая уже упомянутый и пресловутый «асфальт» отчуждения.


Удмуртский научный центр Уральского отделения РАН (УдНЦ УрО РАН), образованный в декабре 1991 года, даже по российским меркам обладает незаурядным научным потенциалом, с помощью которого при европейских стандартах финансирования (не говорю уже о США) можно решать практически любые научные задачи как текущего момента, так и завтрашнего, проводить научно-исследовательские работы любого уровня сложности. Это свыше 50 докторов и 130 кандидатов наук, каждый из которых, помимо высочайшей профессиональной квалификации, опыта, умения работать в команде в режиме коллективного «мозгового штурма», как правило, имеет еще и свой личный «портфель» научных разработок, свои тематические «фишки», которые, при благоприятном стечении обстоятельств, запустить в дело каждый из них может уже завтра, если только не сегодня…


Многие из них уже лауреаты научных премий, заслуженные деятели науки и техники, имеющие государственные награды и знаки отличия. А имя многолетнего председателя Президиума УдНЦ УрО РАН академика, лауреата Госпремии СССР Алексея Матвеевича Липанова давно пересекло все границы известности, как российские, так и международные. Ученым такого уровня может похвастать не каждый региональный научный центр РФ, не говоря уже о европейских. Более того, «липановская школа» не единственная в Удмуртии. 


Есть школы по механике жидкости и газа, механике твердого тела и материаловедению, физике поверхности и рентгеноэлектронной спектроскопии, школы по финноугроведению, уралистике и региональной экономике, выросшие из сугубо местных научных кадров и на местном исследовательском материале. К сожалению, мы не придаем этому должного значения, принимая как данность, в то время как любой европейский региональный научный центр, имея такой арсенал школ, тематических направлений, такие кадры, давно бы организовал масштабную пиар-кампанию, собрав под лозунгом «мы делаем науку будущего» кучу денег, в разы перекрывающую годовой бюджет Удмуртии. Но это там, а у нас совсем другая история, другая логика, другой менталитет.


По словам одного из ведущих ученых республики, доктора технических наук Олега Шаврина, занимающегося внедрением нанотехнологий в реальное производство (он научный руководитель известного в России ООО НПЦ «Пружина»), «наука, по большому счету, наши предприятия не интересует, если интерес как-то и проявляется, то лишь к готовому, «под ключ», новому оборудованию или технологиям». Ему вторит президент Инженерной академии УР, президент НОУ ВПО «Камский институт гуманитарных и инженерных технологий», доктор технических наук Валерий Никулин: «...деньги сейчас готовы платить лишь за готовый, уже разработанный продукт, а так наука не делается».

Рентгеноэлектронный спектрометр Specs. Используется для исследований электронной структуры и высокоточного анализа химического состава твердых тел. ФТИ УРО РАН
Рентгеноэлектронный спектрометр Specs. Используется для исследований электронной структуры и высокоточного анализа химического состава твердых тел. ФТИ УРО РАН

Задача на выживаемость

Но наука в Удмуртии развивается, да еще как, даже без европейских стандартов финансирования! И результаты впечатляют: новая ракетная и космическая техника (вклад ученых УР в нее трудно переоценить), новое поколение металлических и композитных материалов, наноразмерные системы плюс открытие не только для российской культуры и науки, но и для всего международного сообщества новых этнографических и культурно-исторических сторон жизни народов финно-угорской группы.


Концентрация научных сил республики на главных направлениях развития фундаментальной науки, ее прикладных отраслей, связанных напрямую с задачами социально-экономического развития УР, предопределила и структуру ее научного ядра: Физико-технический институт УрО РАН, Институт механики УрО РАН, Удмуртский институт истории, языка и литературы УрО РАН, Удмуртский филиал Института экономики УрО РАН, Удмуртский филиал Института философии и права УрО РАН, а также лаборатория экологии, иммунологии и генетики УрО РАН, отдел интродукции и акклиматизации растений, Научно-образовательный центр химической физики и мезоскопии Удмуртии.


Удерживаться на рынке и успешно конкурировать многим помогает коммерциализация деятельности и реальные научно-технические продукты, которые востребованы производством и обществом. Львиная доля НИОКР наших научно- технических центров Удмуртии находят практическое применение в металлургии, машино- и приборостроении, сельском хозяйстве, землепользовании, геологии, археологии. У технических НИИ и вузов крепкие связи с промышленной элитой республики – ОАО «ИЭМЗ» «Купол», ОАО «Ижевский мотозавод «Аксион-холдинг», ОАО «Ижмаш», ОАО «Элеконд», ОАО «Воткинский завод» и другими. В известном смысле, это результат гособоронзаказа.


 Инвестиционный интерес частного бизнеса к науке не столь очевиден, у частника нет времени ждать, он работает на «коротких деньгах» и поэтому его участие в долгосрочных проектах «наука-промышленность» ограничивается, как правило, разовыми и сравнительно недорогими заказами. Впрочем, рано или поздно, и с этим соглашаются ученые и местные бизнесмены, конкуренция, агрессивность которой в последние годы возросла в разы, заставит наш бизнес сделать региональную науку своим главным деловым партнером, потому что получить инновационный конкурентный продукт в условиях растущей конкуренции и внутри страны, и извне будет сродни решению задачи на выживаемость.


Сегодня, скажем, только Физико-технический институт УрО РАН может предложить с десяток уникальных продуктов и целый ряд своих новейших разработок, которые еще не пришли на современный рынок или только-только приходят на него. Например, технологию выплавки нержавеющих сталей, легированных азотом, или методы высокоскоростной диагностики металлоизделий, или, предел мечтаний археологов, автоматизированный электроразведочный комплекс «Иднакар», способный «заглядывать» глубоко в землю и с помощью метода многосеточной электрометрии фиксировать хранящиеся там веками артефакты, не разрушая культурные слои лопатами, не перекапывая вслепую сотни кубометров земли. 


Совместно с вузами республики Физико-технический институт ведет ряд важнейших научно-исследовательских проектов, финансируемых бюджетами федеральных целевых программ. На базе созданного при институте Центра коллективного пользования научным и технологическим оборудованием ФТИ УрО РАН совместно с ИГМА, ИжГСХА и Республиканской офтальмологической клиникой ведутся работы по созданию биологического трансплантата для лечения дистрофических заболеваний глаз. Подобные проекты – сфера программных интересов Госкорпорации «РОСНАНО».

По уровню научно-исследовательских тем, по глобальности задач, которые ставит перед собой, например, наука Удмуртии, ее можно сравнивать с аналогичными европейскими научными центрами во Франции, Англии, Германии.
Студенческий научно-лабораторный комплекс BIOPAС Systems. Inc, позволяющий с помощью цифровых технологий исследовать все функции организма человека и животных. ИГМА
Студенческий научно-лабораторный комплекс BIOPAС Systems. Inc, позволяющий с помощью цифровых технологий исследовать все функции организма человека и животных. ИГМА

Один из лидеров вузовской науки, Ижевская государственная медицинская академия (ИГМА) плодотворно ведет научно-исследовательские работы в области ранней и точной диагностики гнойно-воспалительных заболеваний в детской хирургии. Благодаря созданию комплекса методов появилась возможность диагностировать и своевременно лечить начальные стадии гематогенного остеомиелита. Создание и внедрение новых лекарственных веществ на основе нанотехнологий повысило эффективность лечения ряда заболеваний. Полученные новые формы лекарственных препаратов применяют в пре- и постнатальной медицине, нефрологии, кардиологии, ортопедии, травматологии и офтальмологии.


Другая область научных исследований ИГМА связана с диагностикой опухолевых и неопухолевых заболеваний кроветворной ткани с использованием нанотехнологий, исследуя клетки на основе иммунологических биочипов.


Разработка прибора по экспресс-диагностике патологических состояний в организме человека, создание комплекса приборов и методов прижизненной оценки жизнеспособности тканей человека позволяют своевременно принимать адекватные лечебные мероприятия.


Новым словом в медицинской науке является разработка клеточных технологий. Проводимые учеными Ижевской медакадемии совместно с РГМУ, ИМБ РАН, ИБХ РАМН эксперименты по получению и адаптации культуры мезенхимальных стволовых клеток и созданию клеточных вакцин в целях коррекции травматических поражений центральной нервной системы позволили качественно повысить эффективность восстановления двигательной функции пострадавшего.


Уверенно набирает обороты сельскохозяйственная наука. В Удмуртии она давно перешла к прямой кооперации с предприятиями АПК, и эффективность использования полученных по контрактам с СПК и сервисными агроцентрами средств для ИжГСХА стала реальной возможностью для сохранения и развития своего научного потенциала. 


Сегодня Ижевская сельхозакадемия ежегодно собирает портфель заказов на научные разработки более чем от 50 организаций. И тот факт, что число таких заказчиков на протяжении последних лет не уменьшается, а хотя и медленно, но все же растет, говорит о том, что эти заказы окупаются высокими урожаями и ростом продуктивности животноводства. 


С помощью достижений региональной сельхознауки удалось не только стабилизировать аграрный сектор экономики, который в условиях Нечерноземья исконно был отсталым и дотационным, но и поднять его уровень до среднеевропейских стандартов. Проблема лишь в том, что этого добились не более полусотни передовых хозяйств, остальные так и остались на периферии прогресса, не сумев самостоятельно профинансировать научно-техническую составляющую своего бизнеса.


К сожалению, региональный бюджет решить эту проблему бессилен. В бюджетных расходах на АПК средств на НИОКР не  предусмотрено. Переломить ситуацию могут только большие федеральные деньги, чтобы профинансировать самые важные и жизненно необходимые для страны и для каждого субъекта РФ научно-исследовательские проекты и разработки в области нано и биотехнологий в растениеводстве и селекции, почвообразовании и экологии, энергоресурсосбережения, использовании информационных технологий в сельском хозяйстве и управлении агропродовольственными рынками.

А деньги где?..

В то же время эксперты небезосновательно полагают, что деньги можно взять из Стабфонда, ведь, в конце концов, если завтра наука станет единственной рентабельной отраслью на мировом рынке и основным источником производства национального валового продукта, то куда же, как не в науку, нужно сегодня вкладывать деньги. Та же Япония давно это делает и, надо сказать, себе здравствует. По большому счету, наука – это и есть наш Стабфонд, и она ждет, что не сегодня-завтра президент страны наконец-то заявит Федеральному Собранию в своем ежегодном послании: «У России сегодня есть четыре приоритета: это наука, наука, наука и наука!».


Иван Русский

Удмуртский государственный университет: все начинается с науки >>>


Комментировать




Сусанна Арутюнян: "ЛОР-отделение 1-й РКБ действительно лучшее и самое сильное в республике"

...

Алексей Шкляев: "Для нас юбилей – это возможность еще раз проанализировать тот путь, который мы прошли за 85 лет"

...

Лариса Руденко: "Мы готовы помочь каждой семье нашей республики"

...

Михаил Черемных: Когда город начинает движение, он становится интересен стране

...

Яндекс.Метрика
www.izhevskinfo.ru
Купол
Полиграф
Пресс-Тайм
Управление Госэкспертизы
Разработка сайта - "Мифорс" / Дизайн-студия "Мухина"