2012

Ёлкины секреты

На этот раз речь пойдет не о новогодних подарках, которые принято складывать «к ногам» лесной красавицы, а о том, что развешано на ее ветках. Поверьте, во всей этой сверкающей мишуре кроется прямо-таки сакральный смысл. А иначе почему мы, взрослые, так старательно выбираем игрушки и стараемся сделать все, чтобы наша «девочка» была красивее, чем у соседей? И загадываем желания, насаживая звезду на макушку, и упорно продолжаем надеяться, что следующий год как минимум будет не хуже уходящего...

Клеймо идеологии

О том, что за новогоднюю елку можно было схлопотать до десяти лет без права переписки, я узнала уже в университете. В школьных учебниках ни строчки не было про запрет на «буржуазный пережиток прошлого». А ведь с 1927-го по 1935 год даже невинная детская песенка «В лесу родилась елочка» расценивалась как контрреволюционная пропаганда... Бред, не может быть?! Оказалось, еще как может.

Наш интеллигентнейший профессор (кстати, потомок настоящего шляхтича, сосланного после Январского восстания из Варшавы в деревню под Екатеринбург) вспоминал, как тогда отмечали праздник, который становился одновременно и Рождеством, и Новым годом: «Днем отец отправлялся в лес будто бы за хворостом. Елку прятал в санях и заносил в дом, когда уже стемнеет.
 
Мама занавешивала окно одеялом, чтоб с улицы не видно было; доставала из сундука два очень красивых стеклянных шара и развешивала по веткам печенье. Когда она его успевала настряпать, из чего, если продуктов вообще не было? Мы съедали этих белок-зайцев за пять минут и думали, что ничего вкуснее на свете нет. Отец строго-настрого наказывал никому про елку не говорить, если только мы не хотим остаться сиротами. А утром, когда мы с братом просыпались, елки уже не было – ее сжигали в печке, чтобы соседи не донесли куда следует. И мы думали, что праздник нам просто приснился, вот такой красивый необычный сон...».

У меня его рассказ вызвал оторопь. Сталинские репрессии, раскулачивание, конечно, про это мы читали, но чтобы такая средневековая дикость, когда за елку – в лагерь, как врага народа?! И в конце-концов, зачем так рисковать, если по домам с обысками шляются сознательные комсомольцы, а в соседях через одного стукачи? Ведь можно же было и без праздника, зачем подставлять семью под удар?

– А по-другому нельзя, – очень строго ответил профессор. – Потому что ни одна сволочь не имеет права украсть у человека надежду.

Это был единственный на моей памяти случай, когда профессор, обращавшийся к студентам исключительно на «вы», воспользовался непарламентской терминологией. А мы, глупые и зеленые, как-то вдруг сразу поняли, что на свете есть понятия не менее важные, чем сама жизнь.

Большевистский запрет на праздник официально не был признан перегибом (правящая партия ошибаться не может!), но в декабре 1935-го «Правда» вдруг выходит с призывом организовать новогодний праздник для детворы, а в 1937 году огромная ель уже установлена в официальном пролетарском храме – Колонном зале Дома Союзов. На ней были развешаны шары с... портретами членов политбюро.

Елку реабилитировали, и все победы Советской власти тут же начали отображать в идеологически правильных игрушках: вифлеемская шестиконечная звезда на макушке была заменена на красную революционную; хрупкие ангелы уступили место красноармейцам и парашютистам, стахановским отбойным молоткам и тракторам Паши Ангелиной.

Когда грянула война, елочные игрушки с физиономиями идеологов классовых зачисток уступили место стеклянным пистолетам, собакам-санитарам, Деду Морозу в партизанской папахе и танкам с надписью, ставшей общей мечтой огромной страны – «Дойдем до Берлина!». Ну, а во время продовольственных экспериментов Хрущева на елке вместо шишек висела... кукуруза. А еще огурцы, помидоры, клубника, груши и прочий продуктовый дефицит, за которым выстраивались длинные очереди строителей коммунизма: «Если уж не съесть, так хоть посмотреть!».

Идеологическая нагрузка на елку не является запатентованным советским изобретением. Точно так же рождественское дерево эксплуатировали в Европе и Америке. Пароходы, дирижабли, «мерседесы» и «бьюики», и даже стеклянные копии Эмпайр-стейт-билдинга развешивались среди зеленых иголок, превращая символ зимнего праздника в витрину коммерческого успеха.

Впрочем, если начистоту, елка была «агиткой» всегда. Что такое сверкающий шар, как не напоминание о яблоке, сорванном Евой? А конфеты и орехи, обернутые серебристой фольгой, не просто съедобные украшения, а, так сказать, имитация райских плодов, ждущих нас в жизни будущей. Это дерево вообще обладает мифическими свойствами. Даже одна колючая «лапа», занесенная в дом с мороза, безо всяких гирлянд и мишуры, запускает в сознании направленный поток: «Кругом снег, а она зеленая. Ни черта ей не делается, хоть минус сорок будет, хоть минус пятьдесят...». Правильное дерево, настоящий российский символ!



Финансы + возможности

Лет пять назад можно было говорить о моде на определенный стиль оформления елок. Монохромные украшения и светодиодные деревья были самыми крутыми атрибутами праздника. Сегодня превыше всего ценится оригинальность, которую опять-таки каждый понимает по-своему.

Экологи, протестующие против ритуального убийства хвойников, мастерят елки из подручных материалов – пластиковых бутылок, пивных банок, перегоревших лампочек и упаковочного картона. (Если за дело берется художник, получается даже стильно, если все остальные – увы, убого.) Такие «деревья» неплохо смотрятся на индустриальном просторе или в хай-тековском дизайне ночного клуба, но вот поставить подобное сооружение в собственной квартире отважится лишь убежденный «зеленый». Все-таки душа иного жаждет...

Флористы собирают елки из цветов. Получается очень красиво. Кстати, мода сочетать бутоны и колючки существовала еще в средние века, но тогда, по понятным причинам, цветы были бумажные. В Англии при дворе Генриха VIII в 1516 году была выставлена елка из золота, украшенная розами и гранатами.

Этот факт да сих пор не дает покоя ювелирам, и они то и дело выдают новые вариации на рождественскую тему. Так, уроженка страны Восходящего Солнца Гинза Танака сделала червонную елку высотой в 2,4 метра. К ней прилагается шестьдесят «сердечек» с ленточками (разумеется, тоже из золота). Цена елки – два миллиона долларов. Кто из арабских шейхов установил ее в своем гареме, доподлинно не известно. Зато пресса пронюхала, куда переехала игрушечная лошадка из 24-каратного золота, сделанная по эскизам Танака-сан, ее купили для новорожденного принца Японии Нисахито.

Но самая претенциозная елочная игрушка была создана компанией Hallmark Jewellers. Украшение в форме шара, окруженного двумя кольцами, выполнено из белого золота и инкрустировано полутора тысячами бриллиантов и 188 рубинами. Стоит безделица 130 тысяч долларов. (Впрочем, один шар вы на елку не повесите, надо будет докупать что-то подобного уровня, а это уже накладно даже для Абрамовича. Так стоит ли расстраиваться, что у вас такой игрушки нет?)

Новогодняя атрибутика может быть сделана из чего угодно. Производители плюшевых зверей собирают нечто пирамидальное из своих изделий и тоже называют это елками. (Представляете лавину одинаковых зайцев или медведей? Страшный сон, взрыв на фабрике в Паньюй!) Корпорация LEGO пару лет назад установила в Лондоне «дерево» из 600 тысяч кирпичиков. Разумеется, елка была украшена гирляндами и бусами, также выполненными из пластмассовых блоков. Дети были в восторге, а взрослые старались обходить эту красоту стороной, чтобы, не дай бог, нечаянно не обрушить «елочку»: а вдруг потом заставят восстанавливать?

Кондитеры в полный рост лепят рождественские деревья из леденцов и марципанов, превращая сказку в жизнь. Диетологи грозили анафемой самому знаменитому французскому шоколатье Патрику Роджеру, осмелившемуся создать 10-метровую елку из элитного лакомства. «Это не тонна счастья! Это тонна рухнувших надежд и разбитых сердец, – возмущались они. – Одумайтесь, пока не поздно, шоколадная елка – дурной вкус!» Но как только маэстро пояснил, что гигантская вкусняшка будет раздарена по кусочкам на благотворительной акции фонда борьбы с нейромышечными болезнями, врачи сменили гнев на милость: «Ради праздника можно, но только по чуть-чуть...».

Одним словом, если вы пожелаете видеть у себя в гостиной колючий символ Нового года, сделанный из горного хрусталя или имбирных пряников, нет проблем. Посидели полчаса в Интернете, оплатили покупку и – наслаждайтесь. Но есть еще один вариант, который лично мне кажется наиболее привлекательным.


Хорошо забытое старое

Hand мade – направление, набирающее популярность как в Старом, так и в Новом Свете, и вечно пользующееся спросом у нас в России. Дело не в отсутствии финансов или скудости предложений, мы просто не забыли, какие трогательные вещи окружали нас в детстве. И очень хорошо знаем, какой силой обладает то, что сделано своими руками.

На днях позвонила подружка и задала непростой вопрос: «Где чистую солому купить, не в курсе?» – «Ой, – испугалась я. – Ты же даже не куришь, почему такие вопросы?» – «Не тупи! Я не про мак, я про овес. Пшеничная тоже подойдет, главное, чтобы сухая была и не мятая. Мы с девчонками решили сделать соломенные игрушки по образцам столетней давности. Я статью нашла о том, как украшалась елка в дворянском собрании. Хочу такую же, надоел китайский ширпотреб!»

Моя однокурсница (квартира в двух шагах от Кремля, муж преподает в финансовой академии – предпосылок для жесткой экономии не обнаружено) полгода собирает снежинки и подвески... из бисера. «Представляешь, сдуру похвасталась поделками соседке, а она у меня их выпросила. Повезет дочке в Прагу. Вот сейчас себе заново делать приходится. А ты еще не начала плести, знаешь, как это нервы успокаивает?!»

Честно признаюсь, что до стекляруса руки не доходят, зато я нашла кучу рецептов праздничного печенья с орехами и цукатами, которое тоже можно повесить на елку. «Лови ссылку, – тут же реагирует она на экране монитора. – Видишь, козинаки из миндаля? Я такие же в Тбилиси ела, до сих пор слюнки текут. Тоже можно приготовить...»

Мы со смаком обсуждаем новогодние сладости (не прощаясь с мечтой избавиться от лишних килограммов!) и попутно выясняем, что среди наших знакомых полным-полно людей, делающих праздник своими руками. У кого-то в семье до сих пор принято выпускать стенгазеты (привет пионерскому детству бабушки!), кто-то в двенадцать рук лепит пельмени, потому что иной закуски не признает. А кто-то среди коллекционных дрезденских игрушек обязательно пристраивает на ветку белку с облупленным носом, что получил в качестве приза за костюм мушкетера на школьной елке тридцатилетней давности...

И вот мы уже забываем про возраст, про неприятности и неподъемную кучу обязанностей. У нас снова все впереди. Потому что традиция – это сплав памяти и надежды, перед которым время бессильно. И поэтому – с новым счастьем!

Елена Бек
Лучше не рисковать >>>


Комментировать




Екатерина Шумкова: «Присоединение ВТБ24 к ВТБ позволит объединить лучшие практики двух банков»

...

Андрей Безруков: "Сейчас мы имеем дело с «больной империей»"

...

Олег Гринько: «Я меняюcь, и страна начинает меняться с меня»

...

Тамара Казанская: "Под запрет на продажу могут попасть около 70% земельных участков в Удмуртии"

...

Яндекс.Метрика
www.izhevskinfo.ru
Купол
Полиграф
Пресс-Тайм
Управление Госэкспертизы
Разработка сайта - "Мифорс" / Дизайн-студия "Мухина"