Селдон
2012

У Святой воды

Из каких только родников не приходилось каждому из нас пить водичку! Сложишь ладони лодочкой, будто под благословение подходишь, зачерпнёшь благодати и несёшь к губам, боясь расплескать. Нет, не зря люди приписывали многим родникам и ключам чудодейственную силу: в каждой местности расскажут вам об особо почитаемом источнике, зачастую величаемом Святым.


На Тёплых ключах

Вера в чудо – его непременное условие. Про ионы серебра, особые целебные минералы и соли в воде пусть скептики рассуждают. Те же крестьяне Среднего Постола и Никольского, заметив более века назад чудодейственную силу ближнего родника под старым удмуртским названием Коньга-Ошмес, первым делом возбудили ходатайство о разрешении построить часовню при ключе, о чём рассказала губернская пресса в 1902 году.
 

А разве сегодня не то же происходит?! Четыре года назад освящён в Ижевске родник на улице Кирова. Есть святые источники в увинском Удугучине, в Малых Сюмсях, в Кизнере и Саркузе, в каракулинском селе Галанове, буквально в прошлом году освятили ключ в деревне Иж-Забегалово... Два святых источника в Перевозном – во имя преподобного Андроника и жены его Афанасии и Тихвинской иконы Божией Матери. А есть ещё знаменитые Зуевы Ключи и Трифонов ключ неподалёку от Каменного Заделья.
 

В чудодейственной силе двух источников возле деревни Зуевы Ключи убедились уже многие. Не зря сюда три раза в неделю под выходные ходит прямой автобус из Ижевска. Вообще-то ключей неподалёку от деревни насчитывают семь, но особо почитаемы два из них – Гремячий и Святой. Вода одного залечивает душевные раны, а другого – раны телесные.
 

Местные жители рассказывают, что на этом месте когда-то явилась Богородица, вот и зовут эту воду святой. О святыне этой сегодня рассказывают множество легенд и преданий, большинство из которых, на мой взгляд, весьма позднего происхождения. Так ведь в подобных местах всегда присутствует не только духовное, этическое, но также и эстетическое начало. Неслучайно ещё в позапрошлом веке место это носило поэтическое название – починок Зуев, что на Теплых Ключах. А несколько лет назад здесь была освящена часовня в честь апостолов Петра и Павла.
 

Даже в советские богоборческие времена не исчезало ощущение святости этих источников. «О случаях скоплений верующих на молебствия у так называемого «Святого ключа» у деревни Зуевы Ключи Новопоселенковского сельсовета, Каракулинского района» – именно так называется архивный документ 1960 года. Уполномоченный по делам религий обращается в местный райисполком, заодно сигнализируя и в республиканский Совмин «о грубом нарушении советского законодательства о культах» и требуя «прекращения подобного рода явлений».
 


На Киясовской земле

Не забыли в годы атеизма о своей святыне и киясовцы. По дороге от районного центра Киясово на Яжбахтино несколько лет назад поставлена часовня у ключа, который ещё более века назад называли Святым. По преданию, когда-то именно здесь была обретена икона святых Флора и Лавра. Давно уже нет починка Запольского, возле которого и свершилось это чудо, новые поколения народились на киясовской земле, а память о святости места всё жива. 18 августа, в день почитания святых неподалёку от Святого ключа шумела прежде ярмарка и шла бойкая торговля. Брат знаменитого киясовского уроженца, художника-баталиста Петра Кривоногова, Александр Александрович Кривоногов и на склоне лет не забыл эти впечатления детства:
 

«Впечатляющее зрелище осталось в памяти: верхом на лошадях мчались галопом карамаспельгинские молодые удмурты. Здесь на ярмарке торговали мёдом, пряниками, кренделями, конфетами, колбасой, солёной и вяленой рыбой. Продавали ситец, платки, а братья Алексей и Егор из Загуляева привозили гончарные изделия, звонкие с блеском горшки, крынки, корчаги, игрушки.
 

Шла торговля холстом, обувью, хозяйственным инвентарём, с низовьев Волги завозили арбузы, яблоки. Играли на гармошках, пели в хороводах, веселились».
 

Иной и хмыкнет, мол, торговля и веселье – в святом-то месте! Так ведь то давняя традиция возникновения ярмарок неподалёку от храмов и почитаемых святынь, придающая духовную осмысленность самому существованию человека на земле и его вечным хозяйственным заботам.
 



В памяти народной

Одним из наиболее почитаемых святых в нашей Вятской губернии, в том числе и в удмуртских её уездах, являлся, несомненно, Трифон Вятский. Впрочем, духовный подвиг преподобного принадлежит всей России, ведь будущий святой отшельничал и проповедовал в пермских лесах, исцелял и просвещал людей в Великом Устюге и Сольвычегодске, на реках Двине и Виледи, бывал в Соловецком монастыре. Самый же первый монастырь на Вятке он начал строить по благословению митрополита Антония и царя Ивана Грозного. Так что и житие, и дела преподобного Трифона чтимы по всей России.
 

Не первый век верующие приходят поклониться к чудотворному ключу возле села Каменное Заделье, который в народной памяти навечно связан с именем Трифона Вятского. Уже само название села (а когда-то скромного починка) Каменное Заделье говорит о том, что в окрестностях его добывали камень для мельничных жерновов.
 

Как гласит предание, в одну из рабочих артелей и попросился преподобный Трифон. Ничего не ответили ему артельщики. И ведь как раз именно в это время докопались они до каменной глыбы, которую и пошевелить не смогли. А дело к вечеру, пришлось артельщикам оставить работу. Тут-то преподобный обвёл камень чертой и молвил: «Завтра с Божьей помощью и добудете его». Приняли работники слова будущего святого за похвальбу – кто рассмеялся, а иные осердились. Только, глядь, а на следующее утро артельщики и впрямь камень легко добыли из земли – знай лишь обтёсывай! Не иначе как странник этот колдун! Стали работники ему грубить и грозить и уж конечно в артель свою не взяли. Вот тогда-то Трифон и скатил запросто огромный камень к Чепце-реке да и поплыл на нём по воде, как на лёгком плоту. Опомнились мужики, стали святого человека слёзно умолять простить их и вернуться, да поздно было. «Оставайтесь с Богом!» – ответствовал им преподобный.
 

По-разному рассказывают историю о пребывании Трифона Вятского в Каменном Заделье. Только все сходятся в одном: именно тогда и забил здесь ключ, именуемый Свято-Трифоновским. В целебных свойствах его воды были уверены не только окрестные жители. Один из авторов «Вятских епархиальных ведомостей», учитель Утемов, писал в 1906 году:
 

«Сюда в день Святаго Духа ежегодно стекается многое множество богомольцев не только из одного Глазов. уезда, но и из соседних. Богомольцы эти состоят почти из всех народностей...».
 

Особенно же почитали Трифоновский ключ удмурты, многим из которых святая его вода помогла излечиться от трахомы.
 


Храм при ключе

В 1888 году у Трифоновского ключа «на средства прихожан» выстроили «деревянную на каменном фундаменте часовню во имя Трифона Преподобного, Вятского Чудотворца», и Бог ведает, первая ли она была на том месте! Скромная эта часовня, обшитая тёсом, где всех-то украшений – окрашенный золотистой краской крест с восточной стороны да иконы Спасителя, Божией Матери и преп. Трифона, поначалу входила в Балезинский приход. А к 1913 году у чудодейственного ключа по проекту знаменитого вятского зодчего И. А. Чарушина возвели уже деревянную пятиглавую церковь с одним престолом в честь Св. Трифона Вятского. Несомненна связь её строительства с 300-летием памяти преподобного, которое отмечали незадолго до этого.
 

Легко сказать – возвели! Пока-то добились разрешения, пока-то собрали средства, заготовили материалы... И вот объявление, датированное весной 1911 года:
 

«В деревне Каменное Заделье, Балезинского прихода, Глазовского уезда, 10 марта сего года имеют быть торги на постройку деревянной церкви и причтовых домов. Желающие торговаться, благоволят прибыть на торги с залогами и одобрительными свидетельствами в деревню Каменное Заделье».
 

Была деревня, стало село, пусть и первые два года своей истории Трифоновский храм, как и часовня, также относился к балезинской Покровской церкви. Лишь в 1915 году в Каменном Заделье открыли самостоятельный приход.
 

Что немаловажно, и сама церковь, и дома церковнослужителей выстроены были «тщанием прихожан». Один их них Виктор Прокопьевич Ворончихин, уроженец деревни Бани, наживший капитал на извозе по Сибирскому тракту. Местный воротила, видимо, не об одних доходах думал, коль немалые средства вложил в строительство храма. Стал Виктор Прокопьевич и самым первым церковным старостой.
 

Однако и труд строителей недооценивать нельзя. Не зря же было дано «Архипастырское благословение крестьянам Сергию Кощееву, Василию и Гавриилу Масленниковым и Григорию Бронникову, много и с усердием потрудившимся при постройке Каменно-Задельского храма и причтовых домов».
 

Ну, а это и вовсе исторический документ, опубликованный в «Вятских епархиальных ведомостях» в мае 1912 года:

«О Всемилостивейшем пожаловании Государем Императором от Монарших щедрот 1000 руб. на постройку храма.

Государь Император по всеподданнейшему докладу Г. Обер-прокурора Святейшего Синода ходатайства члена Государственной Думы председателя Комитета по устройству прихода при дер. Каменное Заделье, Глазовского уезда, священника Александра Попова о пособии на постройку храма в означенной деревне, в 15-й день марта сего 1912 года Всемилостивейше соизволил пожаловать на означенный предмет от Монарших щедрот 1000 рублей».
 

Отец Александр Попов служил в Балезино, в приход которого поначалу и входил Трифоновский храм. В 1907 году священник был избран депутатом III Государственной Думы.



Первый год

С одной стороны, Каменное Заделье являлось глухим селом на окраине Глазовского уезда: даже до благочинного в селе Полом добираться 31 версту, порой по бездорожью, до уездной столицы – 39 вёрст, ну, а до консистории и все 250! С другой стороны, Бог повсюду – в столице и деревне.
 

Самым первым священнослужителем нового Трифоновского храма стал отец Василий Константинович Домрачеев. Батюшке на тот момент было уже пятьдесят лет – родился он в самом конце 1863 года. Вятскую Духовную семинарию окончил в возрасте 23 лет, послужил дьяконом в Котельничском и Орловском уездах, лишь затем он был рукоположен в священнический сан. В 1895 году «по прошению» перемещён в село Балезино. В Каменное Заделье поначалу был «командирован» как во вновь открываемый приход. Кроме церковной службы и забот о новом храме, отец Василий в эти годы ещё и преподавал Закон Божий в Каменно-Задельском и Банинском земских училищах. А вообще, конечно, педагогический послужной список священника впечатляет! Удмуртский язык батюшка понимает вполне, а вот говорит с затруднением.
 

Василий Константинович явно личность общественная – входит в различные комитеты и братства, является депутатом епархиального съезда духовенства. По церковной линии награждён набедренником, скуфьёю и камилавкою, но и светскими наградами его не обошли – одних серебряных медалей три.
 

Насколько сильное влияние на местное население оказало строительство Трифоновской церкви у Свято-Трифоновского ключа, подтверждает документ из ЦГА УР. 25 июля 1913 года члены Балезинского причта сообщали Благочинному 4-го округа Глазовского уезда о том, что жители починков За Варышем и Подборного Люкской волости решили отказаться от язычества:
 

«...А самый чум постановляем продать и на вырученные деньги приобрести икону Преподобного Трифона... Настоящим приговором ассигнуем 200 р. из мирского капитала... и с каждой платёжной души по 30 коп. на устройство при ключе «Вуж шай-Ошмес» на месте древнего кладбища и старинного селения часовни в память Преподобного Трифона Вятского Чудотворца...».
 

Трудные годы

Лишь в архивных документах сохранились имена тех, кого до сих пор помнит Трифоновский храм у Чепцы-реки: священники, дьяконы, псаломщики, просфорницы, церковные старосты... А ещё прихожане из окрестных селений. Причт здесь всегда был немногочисленным, а люди всё шли к Преподобному Трифону, Вятскому Чудотворцу – верили, выходит.
 

Только в России время наступало совсем безбожное, и Трифоновский храм переживал его со всей страной. Тот же церковный староста Виктор Прокопьевич Ворончихин был раскулачен и выслан из своей деревни Бани, а в доме его впоследствии расположилась школа.
 

Каменно-Задельскому храму ещё повезло – закрытый в 1940 году, он бездействовал всего несколько лет. Уже 25 сентября 1944 года по инициативе жителей в Каменном Заделье вновь была зарегистрирована церковная община, а настоятелем назначен священник Анатолий Васильевич Пинегин. Растасканную безбожниками церковную утварь пришлось собирать с миру по нитке.
 

По-моему, даже уполномоченные по делам религий в послевоенное время дивились тому, что приход этот каким-то образом выживает, ведь количество прихожан значительно уменьшилось, а храм расположен в стороне от села и тракта:
 

«В зимнее время, когда бывают обильные снегопады, к зданию церкви не пробраться. Поэтому посещаемость церкви в зимнее время низкая... Однако летом церковная община принимает энергичные меры по привлечению верующих в церковь. Проживающие в церкви две монашки, а также члены церковного совета и ревкомиссии (причем необходимо отметить, что церковный совет и ревкомиссия состоит только из женщин, это, в своем роде, единственные по всей епархии) ходят по близ лежащим населенным пунктам и агитируют посещать церковь. Это сказывается, несомненно, на посещаемости».
 

На смену отцу Анатолию пришёл священник Алексей Васильевич Волков, после его смерти стал служить иеромонах Феодосий (в миру Иван Дмитриевич Тепляков). И ещё имя, и ещё – длинная череда служителей Трифоновской церкви. Любое их действие по украшению храма и активизации церковной жизни пресекается, всё фиксирует в своих донесениях уполномоченный:
 

«...Тепляков находится в должности настоятеля вот уже третий год. В беседе со мной он сообщил, что здесь жить можно, так как он один, монах, семьи у него нет... Тепляков, по отзывам административных работников, развил энергичную деятельность, часто разъезжает по населенным пунктам по вызову и без вызова. Произносит после каждой службы проповеди.
 

С приходом Теплякова священником приток верующих в церковь намного увеличился. Увеличилось также и исполнение треб. Так, по имеющимся данным, если количество крещений за весь 1950 год составляло 50, то в 1951 году количество крещений возросло до 216, а в 1952 году – до 220».
 

Цифры эти просто пугали советскую власть, хотя были несравнимы с прежним благочестием жителей Каменного Заделья и окрестных деревень. Да и на праздники всё больше тянулись к Трифону Вятскому уже из Балезино, Глазова и других мест.
 

Через времена и судьбы

Принимались духовенством и неоднократные попытки благоустроить Трифоновский источник, закрытый для паломников в 1959 году, но преобразованный в «ключ общего пользования» и находящийся «под наблюдением Турецкого сельсовета». Борьба принимала обострённый характер в преддверии какого-нибудь всенародного праздника или торжества, к примеру, 100-летия В. И. Ленина:
 

«Священник Каменно-Задельской церкви Балезинского района Шуваев В. Т. пытался «возродить святость» ключику, вытекающему из берега реки Чепцы. С этой целью, после весенней чистки, осветил (так! – С. Ж.), поставил крест и повесил иконы. Стали приезжать за «святой» водой верующие из соседнего Кезского района...
 

...Паломничества к «святым» местам у нас нет, т. к. имевшиеся в свое время «святые ключи» давно перестали быть ими, а тот, что действует около Каменно-Задельской церкви, постоянно находится под контролем местных советских органов и попытка придания ему «святости» нашла отпор со стороны исполкома сельского и районного Совета депутатов трудящихся».
 

Только святая вода Трифонова ключа текла и текла через времена и судьбы человеческие. Трудно и представить, сколько людей за прошедшие века приходили за её Благодатью, скольким она помогла исцелиться – я и сам лично знаю таких людей.
 

В новейшее время возле Трифонова ключа открыли Покровский женский монастырь, построили деревянный собор в честь Покрова Пресвятой Богородицы. Однако в силу особого статуса монастыря и расхождения по ряду вопросов с позицией РПЦ не так-то просто сегодня пройти к Трифоновскому храму, которому скоро исполняется 100 лет. По-крайней мере, мне «с экскурсионно-краеведческой целью» это не удалось. Но при желании к Свято-Трифоновскому ключу можно пройти вдоль монастырского забора в сторону Чепцы. Перекрестишься, вспомнишь преподобного Трифона, Вятского чудотворца, сложишь ладони лодочкой, будто под благословение подходишь – ах, только бы не расплескать благодати!
 


Сергей Жилин
 

Следующий номер журнала "Деловой квадрат" №12 (87), декабрь 2012 >>>


Комментировать




Ольга Гильметдинова: "Нам удалось создать образовательную среду, соединяющую две культуры: школьную и семейную"

...

Альфира Салаватуллина: "Наши педагоги – это наша гордость, сплоченный коллектив, единая команда"

...

Любовь Чуричкова: «Ответственность в школьном питании очень высока»

...

Ольга Неганова: "Главная задача ГКБ № 9 – оказывать качественную медицинскую помощь"

...

Яндекс.Метрика
www.izhevskinfo.ru
Купол
Полиграф
Пресс-Тайм
Управление Госэкспертизы
Разработка сайта - "Мифорс" / Дизайн-студия "Мухина"