Фонд развития предпринимательства
2012

Царский подарок

«Интересно, узнал бы Соломон
царицу Савскую, выйди она к нему
навстречу в старом халате и
стоптанных тапочках?»
Из неизданного сборника
вопросов «Что? Где? Когда?»

Согласно Федеральному закону «О драгоценных металлах и драгоценных камнях», датируемому 26 марта 1998 года, к последним относятся: природные алмазы, изумруды, рубины, сапфиры и александриты, а также природный жемчуг в сыром (естественном) и обработанном виде. К драгоценным камням вдобавок приравниваются уникальные янтарные образования в порядке, устанавливаемом Правительством Российской Федерации. (Разумеется, не все, а лишь те, кто «вырос» до гигантских размеров или в чьем прозрачном теле оказался навеки погребенным доисторический комар.)

Значит, если следовать логике и букве закона, только вышеперечисленные минералы и стоить должны сумасшедших денег. Но дело обстоит чуть-чуть иначе...



Дороже жемчуга и злата

Разумеется, никто не будет оспаривать уникальность камней, подобных «Графу Виттельсбаху». Впервые этот бриллиант упоминается в исторических хрониках ХVII века, когда король Испании Филипп IV подарил его в качестве приданого своей дочери Маргарите-Терезе. Уже тогда синий бриллиант выступал в роли эквивалента полагающегося жениху полцарства. А в 1772-м, когда камень перешел в собственность семьи Виттельсбахов, о нем заговорили как о самом дорогом драгоценном камне в истории человечества.

 

«Небесный огонь», «осколок рая», «сердце звезды» – его называли по-разному. Насколько справедливы были комплименты, широкая публика смогла судить только в 1958 году, когда необычный ультрамариновый алмаз предстал на всеобщее обозрение в качестве экспоната на бельгийской выставке. Народ замирал перед «Графом Виттельсбахом» в почтенном благоговении, боясь вслух произнести цифру, за которую можно было бы купить это чудо.


Впрочем, в 2008 году британский ювелир Лоренс Графф не только озвучил, но и заплатил требуемую сумму – 18,7 миллиона евро. Через два года бриллиантовых дел мастер продемонстрировал «оттюнингованный» камень в Вашингтонском музее естественной истории: уникальный минерал слегка «похудел» и весил теперь чуть больше 31 карата, но новая огранка только сильнее подчеркивала его прозрачность и глубину синего цвета. Рядом с этой красотой мог встать разве что «Алмаз Надежды» – второй из ныне известных темно-голубых бриллиантов. Сколько стоит данное сокровище, весящее 45,5 карата, невозможно даже предположить: алмаз ни разу не продавался (он находится в собственности человека, его нашедшего). Поэтому цена может быть любой, какая только придет на ум хозяину: такого большого синего диаманта на свете больше нет!

 


Точно так же, как нет ничего похожего на желтый 128-каратный бриллиант «Тиффани», являющийся символом одноименной компании. Злые языки поговаривали, что в начале 70-х, когда у ювелирного дома дела шли так себе, председатель Совета директоров Генри Б. Платт (праправнук Чарльза Тиффани) был готов продать свое сокровище за пять миллионов долларов. Потом цена выросла в три раза, но камень не поменял владельца. Оно и понятно: достаточно один раз увидеть сказочную птицу дизайнера Джин Шлюмберг, приземлившуюся на сгусток солнечного света, чтобы захотеть остаться рядом с этим произведением искусства и природы навсегда...

 

Ладно, пусть не рядом, пусть он хранится в бронированной витрине под надежной сигнализацией; достаточно уже мысли о том, что ты обладаешь ЧУДОМ. И в данном случае Виктор Барбиш из Колорадо-Спрингс должен быть счастлив вдвойне: он владеет не просто самой крупной жемчужиной, но и настоящей святыней.

 

Жемчужина весом в 12 800 карат (почти 6,5 кг!) была обнаружена у берегов филиппинского острова Палован в 1934 году. Глава острова, правоверный мусульманин, получивший находку в собственность, разглядел в толще перламутра... голову в тюрбане. И дал жемчужине имя «Аллах». Кто-то из набожных соплеменников умудрялся видеть в неровной поверхности морского подарка буквы с сурами из Корана, кто-то говорил, что жемчужина исцеляет и предсказывает судьбу... Ну, не может же такая огромная драгоценность существовать «просто так»!

 

Через некоторое время правитель острова подарил «свою прелесть» заезжему иностранцу, случайно спасшему жизнь его наследнику, как говорится, чудо за чудо. Тот, в свою очередь, продал диковинку ювелиру из Беверли Хиллс за двести тысяч долларов. Одним словом, пошло-поехало. Попадая в новые руки, жемчужина автоматически прибавляла в цене. Барбиш признался журналистам, что получал предложение от неких частных лиц, приближенных к Усаме бен Ладену, готовых купить «Жемчужину Аллаха» за... 60 миллионов долларов. Виктор не поддался искушению. Он вообще готов передать этот подарок моря какой-нибудь библиотеке или музею. Совершенно безвозмездно. Когда-нибудь потом.

Драгоценным камням приписывают множество волшебных свойств, хотя люди здравомыслящие к этому факту относятся весьма скептически. Но с тем, что сапфиры-изумруды в царских коронах являются концентрированным выражением власти (читай: богатства и силы), спорить глупо. Даже наимудрейший Соломон, прекрасно знавший, что все на свете – суета сует и томление духа, вынужден был появляться на людях с полной ювелирной выкладкой, дабы не обманывать чаяния народа: «Правитель должен быть такой, чтобы э-эх!».

 

Вот и царица Савская приехала к Соломону в платье, расшитом смарагдами и лалами, прикрытая сверху покрывалом из золотых нитей с бахромой из коралловых бусин... Толпа, не видевшая ни лица, ни фигуры, тут же решила: «Красавица!». И записала этот приговор на скрижали истории, полагая: «Если сверху ослепительно, то без одежды тоже должно быть ничего себе». А вот археологи утверждают, что дама в пору своего знаменитого вояжа была уже не первой молодости, страдала гирсутизмом и избыточным весом. Да только кто их сейчас слушать станет? Легенда гласит: «лучшая средь дев и жен». И точка. (Вот что значит грамотный прикид!)

 

Кстати, если бы у Соломона с его африканской пассией была возможность воспользоваться ювелирным ассортиментом ХХI века, то они наверняка выбрали бы шоколадный пэйнит, голубовато-зеленый серендибит или небесный еремеевит (названный, кстати, в честь русского минеролога Павла Еремеева). И не только потому, что эти камни очень красивы; они на порядок ДОРОЖЕ любых высококачественных бриллиантов. Камни с названиями «поудреттеит», «маджорит», «тааффеит» знакомы лишь узким специалистам и НИКОГДА не появляются на прилавках. Причина простая: такие «гальки» встречаются чрезвычайно редко, а добываются в труднодоступных местах типа Антарктиды и пустыни Намибии. По сравнению с ними те же изумруды – просто пыль под ногами...
 



Техника безопасности

Камни проверяют людей на прочность. В 99 случаях из ста люди ломаются. Драгоценности как будто кичатся друг перед другом урожаем загубленных жизней. Практически за каждым солидным сокровищем тянется кровавый след, и бриллиант «Регент» в этом смысле не знает равных.

 

Алмаз в 410 карат был найден в Индии в 1701 году. Раб, чтобы вынести его с прииска, рассек себе бедро, засунул камень в рану и намотал сверху драную тряпицу. Он передал находку английскому матросу, который пообещал выкупить старателя из рабства. А тот заманил бедолагу на судно и убил. Алмаз продал какому-то купцу, деньги быстро промотал, запил и, в конце концов... повесился.

 

Купец недолго владел сокровищем, потому что о камне услышал губернатор крепости Сент-Джордж Томас Питт (бывший пират, между прочим). Он как-то уж очень ловко провел торги с негоциантом, заполучив камень за откровенно смешные деньги. Да и купец весьма кстати отправился в дальнее плавание, и больше его уже никто не видел. (А это, согласитесь, тоже наводит на размышления.) Вернувшись в Лондон, сэр Питт превратился в затворника: он ни на минуту не выходил из комнаты, в которой хранился «Регент», и не желал никого у себя принимать, опасаясь, что под видом гостя в дом может проникнуть вор. Никто не знает, сколько лет экс-пират был заложником камня, но все же у него хватило ума сплавить бриллиант французскому королю и остаток жизни провести в беззаботных кутежах. (Уговорив очередную пинту, морской волк бил кружкой по столу и кричал, пугая прислугу: «Вот так бы раньше!».)

 

Из французской казны «Регента» выкрали, охрана была убита. Неизвестный авантюрист, ставший на короткое время хозяином диаманта, будто бы даже привез его в Россию, чтобы продать подороже. Но через некоторое время бриллиант возвращается в Париж и «застревает» в эфесе шпаги Наполеона. Уж там-то он напился крови досыта! Корсиканец посылал на смерть сотни тысяч солдат одним взмахом клинка, усыпая трупами полмира. Злой дух переливающихся граней был доволен.

 

После смерти Бонапарта «Регент» гостит у Габсбургов, поскольку вдова императора Мария-Луиза Австрийская захотела вернуться на родину. Но те люди порядочные, им чужого не надо (особенно с такой репутацией), они возвращают бриллиант новому императору Наполеону III. А он дарит наследный раритет своей супруге Евгении. Оказавшись в диадеме красавицы, «Регент» усмиряет пыл и мирно засыпает в сокровищнице Лувра. По крайней мере, новых имен в списке его жертв с тех пор не прибавилось.

 

Единственная сила, способная укротить разрушительную стихию камня – «что с кровью рифмуется, кровь отравляет и самой кровавой в мире бывает». Ну, да, я про любовь. Как ни странно, это именно так.
 


Элизабет Тейлор называли женщиной, которая коллекционирует мужей и бриллианты. «Не отрицаю, – смеясь соглашалась она, – я очень люблю тех и других!» Мужчины не просто падали к ногам ожившей Клеопатры, они складывали туда баснословно дорогие подарки. Один только Ричард Бартон, за которым Лиз была замужем два раза (муж № 5 и № 6 из восьми официальных), подарил ей на День святого Валентина алмаз «Крупп» в 33 карата, красовавшийся прежде в коллекции сталелитейного магната. Уникальный грушевидный бриллиант в 69 карат и вовсе получил название «Тейлор-Бартон», после того как влюбленный Ричард перекупил его у дома Картье. Вообще-то Лиз сама хотела приобрести «капельку» на аукционе, но «эти противные ювелиры так взвинтили цену»... Бартон ломанулся к Картье, умоляя продать алмаз. «Вы опоздали, он уже вставлен в ожерелье вместе с другими камнями». – «Беру все! Упакуйте, моя женщина не должна ждать...»

 

Третьим – но далеко не последним! – подарком Бартона была знаменитая жемчужина «Пелегрина» из испанской королевской сокровищницы. Оценить же общую стоимость шкатулки голливудской дивы было невозможно: драгоценности слетались на Лиз как пчелы на мед. А она... расставалась с ними без сожаления, как и с многочисленными мужьями-любовниками. Если что-то из подарков навевало на Тейлор грустное воспоминание или выходило из моды, Элизабет тут же отдавала его в благотворительный фонд. Кстати, только на борьбу со СПИДом актриса перечислила 120 (!) миллионов долларов, эффектным жестом проведя очередную ревизию «цацек»: «Это только камни, а там умирают люди. Может быть, моя бижутерия сможет кого-то спасти».

 

Она вообще была потрясающей женщиной. В 1976 году, когда террористы в Уганде захватили самолет с гражданами Израиля, Тейлор тут же предложила себя в обмен на жизни незнакомых ей людей. Посол Израиля Симхе Диницу от такой рокировки отказался, но добавил: «Еврейский народ никогда этого не забудет!». Как будто кто-то сомневался, что Лиз нельзя забыть...

 

Жившая страстями, лечившаяся от алкоголизма и наркомании, знавшая падения и взлеты, Элизабет Тейлор избежала ловушки, в которую без счета попадались монархи и бандиты. Камни, сколько бы они не стоили, – это всего лишь камни. И относиться к ним надо именно так.


Елена Бек
 

Ижевск в ожидании "Аиды" >>>


Комментировать




Татьяна Чуракова: "Будущее Игринского района связано с развитием традиционных отраслей"

...

Владимир Шевяков: "Мы готовы воплощать самые сложные с архитектурно-инженерной точки зрения проекты"

...

Антон Кузнецов: "ИОМЗ – уникальный пример преданности производству"

...

Игорь Зарипов: "Продукция ООО «Увадрев-Холдинг» пользуется отличным спросом"

...

Яндекс.Метрика
www.izhevskinfo.ru
Камский институт
Купол
Полиграф
Пресс-Тайм
Управление Госэкспертизы
Разработка сайта - "Мифорс" / Дизайн-студия "Мухина"