Селдон
2012

Малые большие финансы

В бизнесе, как вообще в жизни, всякое случается. Бывает, банк не дает кредит на развитие бизнеса (отказывает без объяснения причин). Бывает, предпринимателя не устраивает ставка банковского депозита (маловата). И в том, и в другом случае руководитель фирмы может обратиться к микрофинансовой организации или кредитному кооперативу – взять кредит по условиям дороже банковских, зато гарантированно и быстро. Или разместить свободные денежные средства в виде займа в той же микрофинансовой структуре (под хороший процент) – для юридического лица и предпринимателя – возможно. Так же, как и для физических лиц (населения).


Банковская история

На территории Удмуртской Республики в настоящее время работает около 50 коммерческих банков (в 2002 году эта цифра была почти в два раза меньше). В основном иногородние банки присутствуют в виде филиалов и расчетно-кассовых офисов. Самостоятельных кредитных учреждений в УР после отзыва лицензии Уральского трастового банка (31 мая 2012 года) осталось только три (в 2002 году было 9).
 

Российская банковская история, с одной стороны, скромна, насчитывает всего чуть более двух десятков лет (в то время как европейскому банкингу более 5 столетий). С другой, за столь короткое время сектор концентрированно успел пройти все стадии развития: зарождение в «лихие годы», становление с проверкой кризисами и зрелость. В количественном отношении в первой половине 1990-х число существующих банков в России приближалось к 4 тысячам, в 1997 году их было уже вдвое меньше (чуть больше 2 тысяч). И в настоящее время, по данным Банка России, зарегистрированных кредитных учреждений на территории РФ насчитывается 1104 (майские данные), из них 970 являются действующими. Одно кредитное учреждение зарегистрировано, но еще не оплатило уставной капитал и не получило лицензию (в рамках законодательно установленного срока). 133 банка находятся в режиме закрытия по причине отзыва лицензии.
 

Существующие (действующие) банки обязаны соблюдать текущее банковское и общегражданское законодательство, выполнять требования регулятора (в т.ч. по резервированию). И, как правило, они это делают, так как дорожат лицензиями. В целом можно сказать, что российский банковский сектор – один из самых регулируемых (благодаря надзорным функциям Банка России и минимуму пробелов в нормативно-правовой базе). Быть может от этого (слишком тщательного регулирования) вкупе с общей рыночной конкуренцией, количество банков в России продолжает сокращаться (в процессе банкротств, слияний и поглощений исчезают мелкие банки). Многие эксперты говорят, что для нормального функционирования системы в целом России достаточно иметь 500-600 банков. Некоторые предполагают, что такое количество мы сможем увидеть уже к 2015 году.
 

Микрофинансовая история

В Государственном реестре микрофинансовых организаций (данные на 29 мая 2012 года) 47 организаций зарегистрированы на территории Удмуртской Республики. Больше половины из них (29) имеют ижевскую «прописку». После столицы Удмуртии самым «микрофинансовым местом» в республике можно считать г. Сарапул (5 организаций). В г. Можге и Завьяловском районе, зарегистрировано 6 МФО (по 3), в городах Глазов и Воткинск – 4 (по 2). В Якшур-Бодьинском, Игринском и Увинском районах – по 1 организации.
 

Говоря о микрофинансировании, стоит заметить, что и современная банковская система, и институт МФО ведут свою историю из одного источника – ростовщических, меняльных контор, упоминания о которых мы находим не только в средневековой Европе, но и в более древние времена – сохранились древневавилонские глиняные таблички с записями долгов. Поэтому и то, и другое является частью кредитно-финансового рынка.
 

Если же посмотреть историю современной России (с начала 1990-х годов), можно отыскать множество компаний как берущих в долг друг у друга, так и дающих займы. По большому счету, этим могла заниматься каждая фирма при полном отсутствии нормативно-правовой базы. Однако непосредственная история МФО (уже в правовом русле) началась с июля позапрошлого года. Здесь «драйвером» выступил Закон N 151-ФЗ «О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях», увидевший свет в июле 2010 года. Летом 2011-го закон ратифицирован, и первая МФО была зарегистрирована Минфином РФ в июле прошлого года. Соответственно, можно сказать, что уже год сегмент МФО легализован, регулируем (Минфином и ФСФР) и поэтому в какой-то определенной степени прозрачен.
 

Сегодня в Государственном реестре микрофинансовых организаций, который ведет с сентября прошлого года Федеральная служба по финансовым рынкам (ФСФР), существует уже 1582 записи (данные на 29 мая 2012 года), правда, 10 из них с «датой исключения сведений о микрофинансовой организации из реестра». В то время как в первой декаде апреля этого года, со слов руководителя ФСФР России Дмитрия Панкина в интервью журналу «Микроfinance+», записей было примерно 1200. Соответственно, можно сказать, что российский рынок микрофинансов растет бешеными темпами. Однако, по мнению многих экспертов, до 50% участников рынка (а то и больше) до сих пор остаются «в тени» (частью это компании, использующие «серые схемы», есть и явные мошенники). К чести банковской системы можно сказать, что сегодня нелегальных банков не существует. И даже в так называемые лихие 90-е таких банков в России были единицы.
 


Требования и регуляторы

Сегодня учредить новый банк очень сложно, зато зарегистрироваться в качестве микрофинансовой организации просто (всем кроме бюджетных структур), добровольно предоставив сведения регулятору. Лицензию заменяет свидетельство о регистрации. По сравнению с банковским сектором, институт МФО отличается мягкостью регулирования, отсутствием резервирования по выданным кредитам, отчислений в фонд страхования, а также минимальным требованиям к размеру уставного капитала. Видимо, поэтому данный рынок так бурно растет.
 

– Микрофинансирование от просто финансирования отличается, наверное, только приставкой «микро», – говорит Алексей Вьюгов, генеральный директор Удмуртского государственного фонда поддержки малого предпринимательства. – То есть это займы максимум до 1 млн рублей. А так рынок един. И банки, и МФО работают на условиях платности, срочности, возвратности. Принципиальная разница – в категории заемщиков. Банки отказывают слабым заемщикам, потому что за ними стоят деньги вкладчиков (их контролируют акционеры и регулятор). Банк не имеет права сильно рисковать. МФО рискует. Поэтому и ставка выше – как плата за риск.
 

– Российские банки нарабатывали опыт двумя десятилетиями, рынку микрофинансирования чуть больше года, – продолжает наш эксперт. – Соответственно, процессы, происходящие внутри этого сегмента, пока далеки от совершенства. С другой стороны, при появлении МФО у банков (в частности, работающих на рознице) проявился дополнительный стимул для появления новых, «микрофинансовых», продуктов.
 

Другой наш эксперт – директор по развитию корпоративного бизнеса Филиала ОАО «БИНБАНК» в Ижевске Александр Дулотин – высказал следующую точку зрения: «Сегодня основная масса микрофинансовых организаций – это компании, выдающие небольшие займы на «короткие» сроки. Микрокредиты нужны для того, чтобы давать импульс к развитию, и только потом – для поддержания уровня жизни. Компаний, подобных Удмуртскому государственному фонду поддержки малого предпринимательства, который принадлежит к числу МФО, единицы. В любом случае, микрокредитование полезно, несмотря на то, что при подсчете процентной ставки по большинству микрокредитов, составляющей 2% в день, перед нами предстает результат в 700% годовых. Срок кредитования при этом до двух месяцев, а сумма кредита небольшая.
 



Много не значит хорошо

Сегодня рынок микрофинансирования достаточно пестр. А его восприятие среди людей скорее негативно (из-за компаний, предоставляющих услугу «деньги до зарплаты»). Это ложится тенью на «здоровую» часть рынка. Однако среди идеологов российского микрофинансирования считается, что компании с «деньгами до зарплаты» – это не совсем то, что можно назвать МФО в идеале.
 

С этим согласен Алексей Вьюгов: «Удмуртский государственный фонд ПМП, являющийся микрофинансовой организацией и входящий в единый реестр МФО, вообще-то стоит особняком, как, впрочем, и другие фонды поддержки малого бизнеса, работающие в субъектах РФ. Фонд не кредитует частных лиц, предоставляет льготные займы предпринимателям по ставкам даже ниже банковских. – Но так как деньги государственные, соответственно, мы не можем позволить себе их потерять. Получается, что мы фактически выпадаем из ряда «классических» МФО (работая с бюджетными средствами), но формально считаемся таковым. Касаясь структур, предлагающих услугу «деньги до зарплаты», мне сложно сказать, кто является клиентом таких компаний. Видимо, это люди, которые ни при каких обстоятельствах не хотят раскрывать свои доходы и кредитную историю. Очевидно, государство решило, раз данный рынок существует, не закрывать же его силовыми методами. Решили упорядочить, взять процесс под контроль. Думаю, что постепенно из этого что-то получится».
 

Интересно, что среда микрофинансирования тоже не однородна, здесь наряду с весьма уважаемыми структурами, кредитующими малый бизнес (такими как региональные фонды поддержки предпринимательства), и старейшими кредитными кооперативами, работает множество мизерных компаний, предоставляющих единственную услугу – «деньги до зарплаты», да еще за бешеные проценты. Такие фирмы народ уже окрестил «щипачами» и «кровососами». Можно отыскать и явных мошенников, называющих себя представителями МФО.
 

– Обращаясь за микрозаймом, стоит соблюдать ряд правил, – рекомендует Александр Дулотин. – Во-первых, убедиться, что организация, выдающая заем, внесена в государственный реестр микрокредитных организаций. Во-вторых, быстрый заем происходит только после подписания договора, в котором должна быть прописана стоимость займа или процентная ставка за каждый день займа и срок, на который организация оформляет ссуду на своего клиента. Важно понимать, что микрокредитные организации также применяют по отношению к должникам штрафные санкции. Наконец, быстрый кредит имеет смысл брать только в случае крайней необходимости. Предприниматели и небольшие компании вероятнее пойдут за займом либо в фонд поддержки малого бизнеса, либо в проверенный кредитный кооператив, либо же в банк. Возможно, для правильного развития этого рынка стоит воспользоваться зарубежным опытом и ввести ряд ограничений: максимальную ставку, минимальный комплект документов. Эти ограничения обезопасят часть населения, попадающую под бремя просроченной задолженности и портящую свою кредитную историю.
 

К сожалению, ситуация пока складывается не пользу создания цивилизованного рынка микрофинансовых услуг: до регулятора далеко, а территориальной структуры ФСФР в республике нет. Да регулятор не особо и злобствует, грозя недобропорядочным участникам рынка смешными штрафами. Опять же к чести банковской системы, но уже в региональном разрезе, подразделение Банка России на территории УР (Национальный банк Удмуртской Республики) весьма серьезно выполняет надзорные функции непосредственно на территории субъекта федерации.
 

Некоторые обобщения

Вообще, ситуация на рынке кредитных услуг складывается очень занимательная. Количество высокоорганизованных, со всех сторон регулируемых кредитных учреждений (банков) становится меньше. По причине того, что они не выполняют требований регулятора. А число микрофинансовых организаций, структур недостаточно регулируемых, а иногда и не зарегистрированных, часто работающих вне правового поля, выполняющих какие-то «смешные требования», постоянно растет. Возникает резонный вопрос: «А зачем это надо: сокращать регулируемый сектор, уничтожая мелкие банки, и развивать нерегулируемый, чтобы потом его снова регулировать?.. Для примера, в США действует около 7 тысяч банков, большая часть – мелкие. Впрочем, есть у них и свои микрофинансовые структуры.
 

Однако, в очередной раз сталкиваясь с рекламой МФО, задаю вопрос самому себе: взял бы я у компании, называющей себя микрофинансовой, деньги до зарплаты под 1 или 2% в день (365% или 730% годовых, не считая штрафов, пени и других накруток), или воспользовался бы банковским микрокредитом, кредитной картой при максимуме 36% годовых? Ответ на этот вопрос однозначен, и он в пользу банка. И так, мне кажется, думает большинство здравомыслящих людей. Почему же сектор МФО процветает? А потому, что благодатной почвой для этого является слабая кредитоспособность населения и его поголовная финансовая безграмотность. Хотя, с другой стороны, рынок микрозаймов существовал бы и в противоположных условиях, разве что был не столь развит. Смею предполагать, что даже и соответствующего закона было бы не нужно. В конце концов, отечественный рынок кредитования проходил 20 лет микрофинансового беззакония. Но было как-то тихо, подпольно, а не так, как сегодня – грубо и неприкрыто.
 

Владимир Кабанов
Технологии энергоэффективности >>>


Комментировать




Андрей Фефилов: "Для наших клиентов мы намного больше, чем просто поставщик питания"

...

Бахруз Гумбатов: "Я хочу сделать округ «Союзный» лучшим в городе"

...

Евгений Сибиряков: "Все достижения ООО "УАТ" – это заслуга исключительно всего коллектива"

...

Михаил Черемных: "Не зубрить, а мыслить – по такому принципу строится образовательный процесс в Гуманитарном лицее "

...

Яндекс.Метрика
www.izhevskinfo.ru
Купол
Полиграф
Пресс-Тайм
Управление Госэкспертизы
Разработка сайта - "Мифорс" / Дизайн-студия "Мухина"