Строительная неделя
2012

Люди и куклы

Переиграть их невозможно. Помните, как у Моэма, «чем больше артист, тем дольше пауза»? Так вот, они – великие актеры, потому что всю жизнь молча смотрят на нас. А мы, люди, уже сами суетливо домысливаем подробности их кукольной жизни: накручиваем конфликты, сочиняем встречи-расставания, что-то обязательно наперчим сверху про непонятость и одиночество, чтобы получилось, как у нас, «всамделишных». Продолжаем впадать в детство... Или находим в этом молчании то, в чем больше всего нуждаемся в данный момент?


Таланты и поклонники

Кукла как ни один другой предмет пропитывается временем. Можно даже не брать ее в руки, достаточно просто взглянуть на снимок какого-нибудь целлулоидного пупса, и на тебя обрушиваются звуки расстроенного пианино из детсадовского утренника, промокшие валенки и запах первого снега... А что вытворяют интерьерные и портретные куклы! Тут фантазия, не надеясь на одни воспоминания, выруливает на Гофман-Андерсен-штрассе и начинает закладывать такие виражи из собственных сказочных историй, что впору издавать отдельным сборником.
 

Неслучайно коллекционированием кукол занимаются люди большого творческого потенциала: Андрей Макаревич, Илзе и Андрис Лиепа, Анита Цой, Деми Мур, Мадонна, Ольга Кабо... Кстати, бывшая жена Брюса Уиллиса высоко ценит творчество нашей соотечественницы Татьяны Баевой и даже поселила ее «дитя» в своем доме. (Чем наверняка усугубила страдания Эштона Катчера, который постоянно жаловался журналистам: «Она своих кукол любит больше меня! Представляете, застраховала игрушки на два миллиона долларов, боится, что их кто-нибудь украдет?! А я бы доплатил взломщику, ведь дома невозможно расслабиться, эти монстры просто следят за мной!».)
 

Отчаянной «кукломанкой» считается жена Владислава Суркова Юлия Вишневская, которой удалось собрать 2,5 тысячи игрушек ХII-ХIХ века и открыть «Музей уникальных кукол». Супруга председателя счетной палаты Тамара Степашина не может равнодушно пройти мимо муми-троллей. А бывший вице-премьер Александр Лившиц скупает «окукленные» портреты знаменитостей. (Выходит, и у этих предельно деловых, весьма успешных людей есть необходимость хотя бы изредка быть сентиментальными?!)
 

Коллекции плюшевых медведей и кисейных барышень не являются сверхвыгодным вложением капитала, как это бывает с собранием живописи, которая может рвануть в цене на два-три порядка. Но для того чтобы приобрести более или менее интересные экземпляры, придется серьезно потратиться. Судите сами, репликанты (то есть точные копии антикварных игрушек) стоят в среднем $1500. Авторские работы мини-серии (тираж до 50 штук) – уже от тысячи до 15 000 у.е. Ну, а за «жемчужины» коллекции будет и запрошено соответственно: кукла по имени Елизавета датского мастера Онне Шпрингера, сделанная в ХVIII веке, была куплена на аукционе за... 6 миллионов долларов.
 


Однако создаются куклы вовсе не для того, чтобы заработать, а потому что...

В 1972 году одна немецкая мамаша решила подарить своему горячо любимому сыночку куклу, сделанную собственными руками. «Ужас какой, что за страхолюдина?! – тут же выдал бесцеремонный отпрыск. – Спрячь это, чтобы больше никто не видел, а еще лучше – выброси». (Вы, конечно, уже злорадствуете, мол, не только у нас дети хамят, в Германии тоже с воспитанием беда. Зря! Мальчишке за прямодушие надо ставить памятник из бронзы. Сейчас объясню почему.) Обиженная женщина, которая до этого весьма ловко обходилась с кистями и красками, рисуя стандартные натюрморты, закусила удила и пошла переделывать игрушку. Именно в этот момент на свет родился гениальный кукольник Хильдегард Гюнцель.
 

Беспощадной оценки, конечно, было мало. Видимо, где-то в высших сферах решили, что уже пора, и активировали программу, позволив фрау Гюнцель говорить на языке, понятном всем без переводчика. И говорить о вещах необычайно важных. Потому что сделать красиво – это одно, а вложить эмоции, наделить куклу судьбой – совсем другое.
 

Хильдегард Гюнцель работает с классическими материалами: лиможский фарфор, который тонируется вручную; воск, заставляющий тело куклы как будто светиться изнутри; глаза из немецкого хрусталя Лауша и стопроцентно натуральные волосы. Добавьте к этому платья, сандалии, бантики-заколки – и получите совершенство, про которое говорят «даже лучше, чем в жизни». Только это еще не все.
 

Историю о Великой княжне Ксении и мохеровом медвежонке Альфонсе она прочитала в каком-то журнале. Умилилась, когда узнала, что эту игрушку чудом уцелевшая Ксения Георгиевна Романова считала самой дорогой для себя реликвией. Художница решила сделать особенную куклу. Так на свет появилась «Княжна Ксения» – маленькая девочка, которая на секундочку забежала в кабинет papa и уселась в большое кресло. У нее совсем нет повода для грусти, ведь за дверью веселый праздник и гости с подарками, но только в глазах предчувствие чего-то огромного и неизбежного, что затянет водоворотом и семью, и страну, и унесет в невозвратное... За счет чего возникает такой эффект, понять невозможно. И хотя госпожа Гюнцель охотно дает мастер-классы и не делает тайн из технологии производства своих шедевров, повторить маэстро не удавалось еще никому: талант не копируется.
 

На мой взгляд, авторские куклы не стоит давать в руки детям, даже не потому, что они могут сломать дорогой экспонат; просто они еще не доросли до того, чтобы понять, «про что это». Как сказать, отчего плачет беременная кукла Марины Бычковой? Расшифровать лукавые образы Димы ПЖ (Дмитрия Петровича Журилкина) без ссылок на Брейгеля и Хармса невозможно. А галерея персонажей Олины Вентцель – это и вовсе иллюстрированная всемирная литература. И как ты объяснишь маленькому несмышленышу, почему шут не радуется, что оказался мудрее короля Лира?
 

Куклы, наделенные характером, – компания для взрослых. Только не такая, где все запанибрата, а подчеркнуто деликатная. Вот вчера они готовы были выслушать ваши жалобы на бессмысленность бытия, а сегодня нет. Смотрят в сторону и молчат о своем – не в настроении...
 



Судьба «hand made»

Дина Верни. Это имя постоянно всплывало в тексте, как только речь заходила о куклах и их создателях. Обладательница лучшей в мире коллекции кукольного антиквариата, кавалер ордена Почетного Легиона, натурщица Матисса и Боннара, лебединая песня Майоля... Урожденная Дина Яковлевна Айбиндер. Всю жизнь она обожала кукол, и при этом до глубокой старости, до последнего вздоха оставалась настоящей, неподдельной женщиной.
 

Дина родилась в Кишиневе в 1919 году в музыкальной семье: отец – пианист, тетя – оперная певица, мама вообще играет на всем, что попадется под руку. Ноты и клавиши спасут их от голода, когда в 1925-м родители переберутся в Париж. Глава семейства станет работать тапером в cinema. Заработок не бог весть какой, но зато постоянный. К тому же творческие люди быстро сближаются с себе подобными, и вот уже семья знакома с половиной Монмартра, и жизнь налаживается... Друг ее отца, архитектор Жан-Клод Дондел, просто так, за компанию, приводит Дину к Аристиду Майолю. Ему уже 73, он считается живым классиком, который, правда, тяжело стареет и толком ничего не делает в последнее время. Ей всего 15, она просто красивая девчонка, и не больше, поэтому громкая слава ей не грозит. Но пройдет всего несколько месяцев, и имя Дина будет на слуху у всего Парижа: «Это та, что заставила Майоля работать! Говорят, она его любовница? Но ведь это невозможно, он ей годится в прадедушки...».
 

Потом, когда Дина станет совершеннолетней, журналисты попытаются сделать скандальчик на «безгрешном отрочестве». Но публике неинтересно: она смотрит на ню Майоля, и никому нет никакого дела до пикантных подробностей их создания. Полтора десятка статуй из мрамора и бронзы, провозглашенные «новой античностью», появились благодаря великолепной фигуре и отчаянному характеру mademoiselle Dina, и какая к черту разница, спал он с ней или нет?!
 

В 1938-м Дина выходит замуж за начинающего кинооператора Сашу Верни и даже получает какие-то роли. Но начинается война, и молодая жена, муза гения и прочая, прочая... уходит в подполье. То есть в Сопротивление. Старик Майоль не знал (или делал вид, что не знает), чем на самом деле занимается его милая девочка и что творится в его имении в Банюле. Французская полиция была осведомлена лучше, потому что раскрыла канал, по которому беженцы с поддельными документами утекали за Пиренеи. Верни арестовывают, но благодаря вмешательству мэтра все-таки отпускают.
 

От греха подальше он отсылает Дину к Матиссу, в Ниццу. Но эта шальная русская снова прется в Париж к своим подпольщикам, и ее снова арестовывают. На этот раз гестапо. Майоль сходил с ума, он обрывал телефоны, писал прошения и поставил на уши всех знакомых, но через полгода все-таки вытащил Дину из тюрьмы. Она никогда не рассказывала, что пришлось пережить за те шесть месяцев. Хотя и без признаний ясно: сексапильность для женщины в застенках не оружие, а наказание... Вот только она была жива, а отец, вывезенный в Освенцим за «неправильную» национальность, растаял в дыму крематория. И это непоправимо, а остальное разве может считаться бедой?
 


27 сентября 1944 года 83-летний Аристид Майоль погибает в автомобильной катастрофе. Все свое движимое и недвижимое имущество, включая коллекцию живописи и скульптур, он завещал Дине. Так мадам Верни становится самой успешной галеристкой Парижа. Совсем молодая, безусловно, красивая и уже очень богатая. Что можно делать при таком раскладе? Все, что хочется...
 

И Дина с азартом начинает издавать альбомы, организовывать выставки, выводить на публику пока еще неизвестных художников. Поиск новых имен приводит Верни в Россию. В 1959 году она приезжает в СССР, где уже нет Сталина, но на генетическом уровне остается страх, им посеянный. В искусстве царит социалистический реализм, остальных жанров нет и не может быть в принципе. И все-таки Дина отыщет «подвальную» живопись и позднее организует в своей галерее выставки Кабакова, Шемякина, Булатова, Мастерковой, Янкилевского.
 

Из поездки на родину (или не на родину? Чем считать СССР человеку, который никогда не жил в этой стране, но всегда считал русский язык своим родным?) она привезла «контрабанду»: 24 лагерные песни были заучены наизусть, чтобы потом стать пластинкой, которую трижды переиздавали парижские фирмы грамзаписи. На диск попали только 12. С точки зрения сегодняшнего «остывшего» времени, очень и очень неравнозначные. Есть откровенная пошлость, написанная рифмованным матом, но есть и «Окурочек» Юза Алешковского – признанная тюремная классика. А его «Свадебную лесбийскую» без слез слушать невозможно, ведь речь там идет совсем не о пикантных розовых отношениях, а о том, как изощренно ломают души и судьбы...
 

Она споет этот несалонный репертуар только один раз в стенах приходской церкви, где собираются русские парижане. Люди будут плакать, как на поминках, как будто наконец-то получили похоронки на родных, от которых уже полжизни ни слуху, ни духу.
 

Конечно, ее тут же запишут в махровые антисоветчицы и запретят въезд в СССР. Но Верни это мало огорчало: «Я обязана была сделать так. В России, в каждом доме, куда я заходила, был свой ГУЛАГ. У всех был свой зека. Мертвые не могут петь, я это сделала за них».
 

В 1995 году Дина Верни выставит на аукцион часть своей кукольной коллекции, которую собирала полвека, и продаст ее почти за пять миллионов долларов. На вырученные деньги откроет музей Майоля и фонд поддержки талантов, которым будет руководить ее младший сын. До собственного девяностолетия Верни не дотянет несколько дней...
 

Она не была святой, Боже упаси. Обвинять ее можно во многих грехах, но вот только никто не мог бы сказать, что Дина – игрушка в руках мужчины. Пусть даже этот мужчина – гений, быть куклой при нем она ни за что бы не согласилась.
 


Елена Бек

В добрый путь > > >


Комментировать




Армия-2017
Александр Мурашов: "Удмуртии нужно отбросить ложную скромность и больше рассказывать о своих возможностях"

...

Сергей Коновалов: "Чистая прибыль Удмуртского отделения Сбербанка по итогам 2016 года составила 5,34 млрд рублей"

...

Яков Крымский: "Защита экономических интересов государства и законных прав граждан – приоритетная задача Удмуртского ЦСМ"

...

Фанил Зиятдинов: "За последние три года на техническое перевооружение ИЭМЗ «Купол» уже направлено 3,5 миллиарда рублей"

...

Яндекс.Метрика
www.izhevskinfo.ru
Камский институт
Купол
Полиграф
Пресс-Тайм
Управление Госэкспертизы
Разработка сайта - "Мифорс" / Дизайн-студия "Мухина"