Селдон
2012

Кабинетный консерватизм

После выборов 4 марта неравнодушная к политическим интригам часть российского общества чрезвычайно озаботилась тем, из кого будет сформировано новое правительство страны. Скорее всего, Путин не станет радикально менять конструкцию исполнительной власти, которая на протяжении 11 лет помогала ему удерживать стратегическое равновесие в стране между левыми и правыми кренами. Путин – консерватор по убеждениям и прагматик. Отсюда и модель управления – кабинет министров, состоящий из профессиональных бюрократов, транслирующих через свои ведомственные каналы не собственные идеи, а руководящие указания премьера. Поэтому состав кабинета тщательно подбирается и почти не меняется, невзирая на общественное мнение.


Работа в «тандеме»

Главная интрига момента состоит в том, сможет ли Медведев быть столь же самостоятельным со своим кабинетом министров при Путине-президенте, как это удавалось победителю нынешних мартовских выборов? 

Как истинный консерватор Путин всегда будет стремиться к балансу сил, и ему будет не менее важен «либеральный» премьер Медведев, чем «левый» вице-премьер Дмитрий Рогозин, который, скорее всего, сменит на посту министра обороны Анатолия Сердюкова – слишком уж много «проколов» было у него в последние годы.
 
А главное – это сорванный оборонзаказ в 2010-2011 годах и скандал с недостоверными списками учёта бездомных офицеров. А Путин на оборону и «оборонку» сделал едва ли не главный акцент в своей предвыборной программе. Владимир Владимирович объявляет о беспрецедентном военном перспективном бюджете в более чем 20 трлн рублей, а в ведомстве Анатолия Сердюкова параллельно бракуют автоматы Калашникова, отечественные бронетранспортёры и танки и хвалят израильские и американские. И это после высокой оценки Путиным показанных ему на «Уралвагонзаводе» модернизированных образцов отечественного танкостроения. Такие принципиальные «нестыковки» непростительны для модели «единой команды», которую пытался конструировать Путин и на президентском, и на премьерском посту.

Собственно, перемены в правительстве намечаются строго по тем направлениям, которые были обозначены в предвыборной путинской программе, предъявленные Путиным в серии известных статей, – это национальная оборона, образование и наука, сдерживание (корректно не употребляю слова «борьба») коррупции и самое главное, хотя это особым образом не выделяется, – сохранить устойчивость национальной экономики в начавшемся накате второй волны мирового экономического кризиса.

Разумеется, здесь ключевые посты министра финансов и главы минэкономразвития приобретают новое качество. Если при счастливой докризисной экономической конъюнктуре Кудрину, а затем и его преемнику Силуанову, достаточно было лишь грамотно вести в минфине учёт доходов и исполнять роль скупых счетоводов, ограничивающих неумеренные аппетиты депутатов госдумы и своих коллег по правительству при верстке годовых бюджетов, то сегодня совершенно новая ситуация.
 
Так называемая «подушка безопасности» ужалась до матрасной жёсткости и ,чтобы, не дай бог, пройти «греческую полосу препятствий», нам нужны нестандартные решения, нужна другая аналитика, другие идеи. Антон Силуанов, нынешний министр финансов, если и останется, то не потому, что он соответствует новым требованиям, а потому что других кандидатов нет.
 

Перемены в правительстве намечаются строго по тем направлениям, которые были обозначены в предвыборной путинской программе.

Ньюс-мейкер или работающий экономист?

Очень похожая ситуация и с минэкономразвития. Эльвира Набиуллина – отличный исполнитель, хорошо вписывающийся в путинскую модель министров-ретрансляторов идей и указаний сверху. Но Путин, а сейчас и Медведев, будут просто вынуждены если и не принципиально менять схему, то адаптировать её под вызовы времени.
 
Кто же может встать во главе этого стратегического министерства перед угрозой нового кризиса? Если не заниматься политически конъюнктурными расчётами, а подойти к делу сугубо прагматически, то есть блестящая кандидатура прямо под рукой Медведева и Путина. Это один из заместителей Набиулиной Андрей Клепач, экономист международного класса, управленец с креативным мышлением, с собственной моделью экономики, рассчитанной на экстремальные нагрузки. Словом, кризисный управляющий высочайшей квалификации. Минус – не очень публичный человек, отличающийся редким по нынешним временам качеством – пиарскромностью. Но ведь чего-чего, а публичных персонажей в отечественном информационном пространстве хватает с избытком. 

Так уж исторически и рыночно сложилось, что половина нашей экономики – это энергетические, сырьевые отрасли. Нынешний министр энергетики Сергей Шматко удачно впишется в обновлённую схему кабинета министров. Он не только «человек команды», он сумел привнести в деятельность министерства свежие идеи работы не «на план», а на результат, один из знаковых проектов ведомства «умные сети» разработан, в том числе, и лично министром.
 
А вот то, что такой важнейший и масштабный «кусок» российской экономики курирует вице-премьер Игорь Сечин с филологическим образованием (португальский язык и литература), давно вызывает вопросы у профессионалов. Путин ценит Сечина как проницательного политика и умелого администратора, как давнего соратника, наконец. Но найти для Сечина влиятельную и статусную должность новому президенту сегодня не составит особого труда. Например, спецпредставитель Президента РФ по вопросам энергетического сотрудничества в Европейском союзе. И тема энергетики остаётся у Сечина, и новые горизонты появляются – дипломатические акценты, к которым у знатока португальской культуры давняя симпатия.

Вице-премьером же, не оставляя поста министра энергетики, может стать тот же Сергей Шматко, сократив тем самым кабинет министров до оптимальной численности.

Очевидно, что исчерпал себя на должности министра науки и образования Андрей Фурсенко. Наиболее вероятным кандидатом на этот пост, скорее всего, станет ректор Санкт-Петербургского госуниверситета Николай Кропачев.

Более чем знаковым можно считать публичные объявленные «консультации премьера Владимира Путина с президентом Дмитрием Медведевым по формированию будущего правительства», начавшиеся с «вопросов радикального ужесточения борьбы с коррупцией». О чём это говорит? О том, что, во-первых, грядут кадровые перемены в силовом блоке правительства, во-вторых, изменится конфигурация этого блока.

Почётная отставка и «женская квота»

Рашид Нургалиев подошел к тому рубежу, за которым ко всему, что ни происходит, можно добавлять слово «почётный». Почётная отставка, очень вероятно, ждёт не только Нургалиева, но и генпрокурора Чайку. В новом формате обостряющейся борьбы с коррупцией им вряд ли найдётся место.

Нынешний глава московской полиции Владимир Колокольцев и министр юстиции Александр Коновалов смогут придать антикоррупционной борьбе нужную остроту. Но есть и более «ядерный» вариант: министром внутренних дел с назначением на вице-премьерский пост одновременно становится глава МЧС Сергей Шойгу, благо что заменить его самого в родном ведомстве есть кому – легендарный «чрезвычайный министр» подготовил целую плеяду достойных преемников. К слову, коррупция в России уже давно требует мер чрезвычайных, а это как раз по профилю Сергея Кужугетовича.

Вице-премьер, отвечающий за агропром, Виктор Зубков, скорее всего, тоже покинет правительство. И не только из-за преклонного возраста (в этом году ему исполнится 70 лет), просто отечественная практика подтвердила ещё раз, что независимо от того, есть ли специальный сельскохозяйственный вице-премьер, нет ли его, дела в этом секторе как шли, не спеша, 30-50 лет назад, так и продолжают свой ход по известной пословице.
 
А вот Елена Скрынник сохранит свой пост министра сельского хозяйства, и не только из-за «женской квоты». Задействованная в отрасли её модель страны, экспортирующей продовольствие, а не только его покупающей, только-только начала работать, и для кадровых выводов время ещё не пришло.

Чего нельзя сказать о Татьяне Голиковой. В принципе, ею довольны и Путин, и Медведев. Но слишком уж «горячее» место у неё. Претензий много, и новое лицо, к тому же с медицинским образованием, на время сгладит общественное недовольство делами в здравоохранении и пенсионном обеспечении. А саму Голикову можно назначить министром финансов, оставив Силуанова, как и при Кудрине, на посту первого заместителя. Тем более что Голикова – финансист со стажем. В этом случае и «женская квота» останется в неприкосновенности.

Нет никакого смысла трогать Сергея Лаврова, так как внешней политикой по большому счёту всё равно будет заниматься сам президент Путин.

Новое правительство во главе с Медведевым, так или иначе, но всё равно будет консервативной моделью кабинета министров. «Сохранить устойчивость» не только экономики, но и государства в целом – главная его задача. Ну а политическая реформа власти, объявленная накануне выборов 4 марта – это вопрос перспективы и спешить с ней никто не будет. Не полезно это для России – спешить. История не раз эту аксиому уже доказала.

Иван Русский

Масштабы модернизации > > >


Комментировать




Андрей Фефилов: "Для наших клиентов мы намного больше, чем просто поставщик питания"

...

Бахруз Гумбатов: "Я хочу сделать округ «Союзный» лучшим в городе"

...

Евгений Сибиряков: "Все достижения ООО "УАТ" – это заслуга исключительно всего коллектива"

...

Михаил Черемных: "Не зубрить, а мыслить – по такому принципу строится образовательный процесс в Гуманитарном лицее "

...

Яндекс.Метрика
www.izhevskinfo.ru
Купол
Полиграф
Пресс-Тайм
Управление Госэкспертизы
Разработка сайта - "Мифорс" / Дизайн-студия "Мухина"