2012

Реальность и амбиции оборонки

Оборонно-промышленный комплекс России (ОПК) переживает не самые лучшие времена. В бытность СССР отрасль финансировалась в первоочередном порядке, во многом за счёт потребительского сектора, и была рассчитана на производство всего спектра вооружений и военной техники (ВиВТ) под условия «большой войны». Текущая ситуация всё больше напоминает прямо противоположную крайность. Состояние дел с качеством продукции, поставляемой для обеспечения обороноспособности страны и на экспорт, вызывает обоснованную обеспокоенность. Предприятия ОПК нуждаются в пристальном внимании со стороны государства.


В ожидании войны

Очень хочется верить, что человечество достигло того уровня развития, который позволит решать имеющиеся противоречия без масштабных боевых действий. Верить хочется, но войны на земном шаре пока ещё никто не отменял. 

Между тем перечень возможных конфликтов с участием российских вооруженных сил достаточно обширен – Арктика с её природными ресурсами, Южный Кавказ, Каспий, Курильские острова. Для стопроцентного прикрытия всех направлений при такой протяжённости границ не хватит и пятимиллионной армии. Поэтому анализ характера угроз и оценка их вероятности должны быть использованы для формирования оптимальных по составу вооружённых сил, определения номенклатуры необходимого вооружения, а также порядка его постоянного обновления. 

При этом сама возможность производства современных ВиВТ, а следовательно и технологический уровень оснащённости армии, напрямую зависит от состояния оборонных предприятий. И если потенциальный противник будет обладать превосходящими по характеристикам вооружениями, то не поможет никакая стратегия, никакие тактические изыскания. 

По данным Стокгольмского международного института исследования проблем мира (SIPRI), объём финансовых средств, выделяемых в мире на военные цели, увеличился за последние 10 лет на 45% и превысил $1,6 трлн в год. 

По размеру военного бюджета лидируют США, доля которых в мировых военных расходах достигает 45%. Россия по данному показателю занимает пятое место вслед за Китаем, Великобританией и Францией. Беспокойство вызывает лишь то, что, по оценке иностранных аналитиков, средства военного бюджета РФ, предназначенные для закупки нового вооружения и техники, более чем в 2 раза ниже аналогичных расходов в вышеуказанных государствах. Доля современных средств в имеющемся парке составляет около 20% по стратегическим ядерным силам и не превышает 10% по силам общего назначения. Для сравнения, в армиях ведущих зарубежных государств эта доля составляет 30-50%.

Безусловно, нельзя отрицать, что понимание возможных последствий увеличивающегося разрыва имеется как у Министерства обороны России, так и у политического руководства страны. 

В частности, новая Государственная программа вооружений на 2011-2020 годы предусматривает объём финансирования в 20 трлн рублей. Запланирован масштабный комплекс мероприятий, реализация которых направлена на обеспечение перевооружения Вооруженных сил РФ. Президентом РФ Д.А. Медведевым поставлена задача довести к 2015 году долю современной техники в армии до уровня не менее 30%, к 2020 году – до 70%. 

Однако планы и действительность, как это иногда случается, имеют видимые расхождения. И дело не только в финансовых, производственных и других рисках, с которыми столкнулась реализация госпрограммы. Новые задачи и рост финансирования государственного оборонного заказа обнажили противоречия между теми, кто в былые времена был единственным заказчиком и единственно возможным исполнителем соответственно, – министерством обороны и предприятиями ВПК.

Минобороны РФ: мнение заказчика

В Минобороны России промышленность упрекают в безосновательном завышении цен, несоблюдении намеченных сроков поставки, неспособности справиться с разработкой перспективных проектов, соответствующих требованиям времени, и запуском в серийное производство новых образцов вооружений. К этому добавляются потери существующих технологий и сокращение опытных кадров, что сказывается на качестве поставляемой в армию продукции. 

Действительно, в течение последних лет произошло заметное количество авиакатастроф с участием российских самолётов. Достоянием общественности стали проблемы с испытаниями баллистической ракеты «Булава», одного из самых амбициозных и дорогостоящих проектов России в сфере создания новых вооружений. 

Наблюдается отставание в сфере информационных технологий, средств связи и разведки, высокоточного оружия, беспилотной авиации, т.е. в областях, которые либо просто не существовали во времена СССР, либо пережили революционный технологический скачок в недавнем прошлом.

Потребуются многие годы, чтобы достигнуть технического уровня иностранных производителей оружия, позволяющего вести бесконтактную войну. Между тем объёмы данного класса вооружений, произведённые и накопленные в США, составляют угрозу, сопоставимую с ядерным оружием.

Министерство обороны также не устраивают постоянные попытки предприятий обосновать повышение стоимости своей продукции. К решению этого вопроса был привлечён даже Президент РФ Д.А. Медведев, который поручил начать масштабную программу по снижению себестоимости.

По этим причинам российское оборонное ведомство заговорило о ранее не мыслимом – закупке вооружения и техники иностранного производства.

С 2009 года у Израиля закупаются беспилотные летательные аппараты. В 2011 году был подписан контракт на поставку французских вертолётоносцев «Мистраль» и приобретена лицензия на производство четырёх боевых судов. Россия также собирается купить у Италии бронемашины «Iveco», у Германии – индивидуальную экипировку для подразделений специального назначения. 

Таким образом, российский военный заказчик высказывает намерение тратить выделяемые на закупку военной техники средства максимально эффективно, невзирая на прежние производственные достижения и заслуги отечественных производителей.
 

Благодаря фундаментальному заделу советского периода российские разработчики вооружений по многим направлениям как минимум не отстают от зарубежных оппонентов.



ОПК: мнение исполнителя

В настоящее время ОПК России включает более полутора тысяч предприятий с общим количеством работающих более 3,5 млн чел. Это много, это значимая часть экономики. Оборонно-промышленный комплекс признаёт необходимость повышения стандартов производства, но и одновременно чётко обозначает свой взгляд на причины сложившейся ситуации.

На средства, выделявшиеся в России на разработку и закупку оружия в 1990-х, удавалось поддерживать лишь стратегические ядерные силы, в основном – их наземные составляющие. Сокращение объёма поставок вооружений и военной техники с разрушительной силой подействовало на состояние всего военно-промышленного комплекса России. 

Тем не менее, благодаря фундаментальному заделу советского периода, российские разработчики вооружений по многим направлениям как минимум не отстают от зарубежных оппонентов – в области ракетных технологий, систем противовоздушной и противоракетной обороны, авиации и т.д. Даже при появлении планов по закупке «Мистралей» отечественные судостроители заявили, что на российских верфях можно построить аналогичные суда.

Представители промышленности отмечают, что схема закупок оружия за рубежом, на первый взгляд, кажется проще и экономичней, поскольку позволяет избежать прямых затрат на НИОКР. Однако в будущем она обязательно приведёт не только к технологической, но и к сервисной зависимости от иностранных поставщиков, что в конечном итоге обернётся очень серьёзными затратами. 

Поэтому до принятия сложного решения о прекращении определённого производства или выбора в пользу закупок оружия за границей требуется просчитать все последствия. Недостаточный уровень финансирования НИОКР в России неизбежно приведёт к деградации конструкторских центров, затягиванию сроков разработок ВиВТ с соответствующим постепенным моральным устареванием предлагаемых образцов.

Текущее взаимодействие с минобороны также вызывает немало вопросов. Оставляют желать лучшего процедуры и сроки подписания договоров по гособоронзаказу, при задержке оформления которых и стопроцентный аванс не обеспечит сдачи изделий в срок.

То, что военные называют неконтролируемым ростом цен, оборонная промышленность считает следствием высокой инфляции, опережающего роста тарифов естественных монополий, а также заказов ВиВТ фактически единичными, а не серийными образцами. 

Далее, минобороны играет определяющую роль в формируемых Минпромторгом РФ мобилизационных заданиях (количество определённой продукции военного назначения, выпуск которого предприятие ОПК обязано обеспечить в особое время). И в большинстве случаев, даже при полном отсутствии текущих заказов со стороны военных, такое мобилизационное задание сопоставимо с объёмами производства времен СССР.

А подобная законодательно оговорённая обязанность требует содержания мобилизационных мощностей – территории, площадей, станочного парка. И при недостаточности выделяемых государством компенсаций соответствующие затраты ложатся на себестоимость. Очевидно, что заказывающие подразделения минобороны и подразделения, ответственные за подготовку мобилизационных заданий, функционально не связаны.
 
 

ОПК не может устойчиво существовать и развиваться без обеспечения определённости в перспективах развития систем вооружений и в государственных оборонных заказах.



В интересах государства

Бесспорно, качественное вооружение может создаваться только на современной технологической базе, а сегодня износ фондов и технологий подчас создает угрозу функционированию предприятий. Необходимая модернизация оборудования должна была осуществиться не сегодня, а ещё вчера. Но если не будет финансирования НИОКР, не будет заказов и другой государственной поддержки, то инвестиционная активность не появится, а перспективные разработки и умеренные цены так и останутся в категории стратегических задач.

Фактический отказ от признания экономических различий между созданием продукции военного назначения и друг
ими видами продукции привёл к навязыванию предприятиям ОПК общих моделей поведения в рыночных условиях.

Противоречие заключается в том, что государство, законодательно ограничивая оборонную промышленность в выборе источников финансирования и возможностях реализации продукции (продать оружие можно либо самому государству, либо на экспорт – через государственного посредника), одновременно признаёт её специфичность и исключительность.

Конечно, говорить о том, что никакие реальные корректирующие ситуацию меры не предпринимаются, было бы неверно. Например, Минпромторгу РФ поручено разработать Федеральную целевую программу «Развитие оборонно-промышленного комплекса Российской Федерации до 2020 года». Реализация этой программы должна значительно поднять технологический уровень производства предприятий ОПК, повысить его компактность и готовность к инновационной деятельности. 

Остаётся лишь пожелать, чтобы принятые и планируемые программы не повторили судьбу предыдущих – бездарно проваленных, включая последнюю госпрограмму вооружений на 2006-2015 годы.

Необходимо осознать, что ОПК не может устойчиво существовать и развиваться без обеспечения определённости в перспективах развития систем вооружений и в государственных оборонных заказах, что являются необходимыми условиями рациональной военно-технической политики. Интересы страны требуют приведения оборонно-промышленного комплекса России, производственных мощностей оборонных предприятий в соответствие с потребностями ожидаемого в будущем спроса на вооружение и военную технику для всех силовых структур и для выполнения международных контрактов.
 

Экспорт ВиВТ РФ в 2011 году

Начиная с 2007 года, правом поставлять вооружение и военную технику на внешние рынки обладает только государственный посредник – ОАО «Рособоронэкспорт». Единственное исключение – ряд предприятий, обеспечивающих модернизацию, поставку запчастей, обслуживание и другие работы по ранее заключённым контрактам.

По предварительным данным, в 2011 году объём российского военного экспорта составил около 12 млрд долларов, в том числе продукция на 10,7 млрд долларов поставлена по линии ОАО «Рособоронэкспорт». При этом портфель заказов «Рособорон-экспорта» сохраняется на уровне 33-35 млрд долларов США.

Военно-техническое сотрудничество осуществлялось с 57 странами, среди которых лидерами по объёмам импорта российских вооружений остаются Индия, Венесуэла и страны азиатско-тихоокеанского региона.

Крупнейшими импортёрами российского вооружения в 2011 году стали три региона – АТР (43%), Ближний Восток и Северная Африка (24%) и Латинская Америка (14%).

В структуре экспорта доля поставок вооружений по линии ВВС составляет 51%, ВМТ – более 11%, средств ПВО – более 11%, сухопутных войск – более 21%.

По объёму экспорта ВиВТ Россия занимает второе место после США, несмотря на практически полную потерю рынка Ирана и Ливии. В целом, в 2011 году мировой экспорт оружия составил около 70 млрд долларов, что является самым высоким результатом с момента окончания холодной войны.



Андрей Барышников
 

Перспективы "Ижмаша" > > >


Комментировать




Надежда Горяйнова: "Все цели, которые были перед нами поставлены, достигнуты"

...

Светлана Петрова: "Современная школа должна научить ребенка жить в будущем, в условиях цифровой экономики"

...

Сергей Мусинов: «В любом деле нужно стремиться к лучшему результату»

...

Денис Анищук: "Повышение производительности должно идти через совершенствование в процессах, в производстве"

...

Яндекс.Метрика
www.izhevskinfo.ru
Купол
Полиграф
Пресс-Тайм
Управление Госэкспертизы
Разработка сайта - "Мифорс" / Дизайн-студия "Мухина"