Селдон
2011

Вокруг свтеа

Свет – понятие не только физическое, но и философское, сакральное и даже нравственное. Об этом говорит весь опыт человечества. Собственно, человека как такового и не было бы, если бы наши далёкие предки не научились пользоваться огнём. Впрочем, по-другому и быть не могло, если исходить из божественной природы его возникновения «по образу и подобию» Божьему. Да и как иначе, если «в Нём была жизнь, и жизнь была свет человеков; и свет во тьме светит, и тьма не объяла его». Не зря же свету и его источникам вообще посвящено огромное количество стихов и песен. Нельзя, выходит, на белом свете без света прожить.

При свете керосиновой лампы


Конечно, крестьянство нашей Вятской губернии изначально жило при лучине. Да и не каждый обитатель города мог позволить себе свечи, а позже керосиновую лампу, так что большинство жило по солнышку: с ним вставало, без него ложилось спать. Но технический прогресс конца XIX – начала XX веков быстро достиг и нашей глубинки.
 

Вообще, прошлое столетие поистине стало прорывом технических новинок в быт обычного человека. Вот только новшества эти распределялись в пространстве и времени неравномерно. Судите сами, ещё в начале прошлого века в нашей Вятской губернии люди одновременно жили и при лучине, и при керосиновой лампе, и при электрическом свете.
 

Когда говоришь, что в иные удмуртские деревни радио пришло перед войной, а электричество лишь в 1960-е годы, то молодые не всегда и верят. Вместе с тем ещё десяток лет назад приходилось мне жить в таких Богом забытых местах, где выручала только керосиновая лампа. Может, потому так понятны и близки мне строки из очерка Порфирия Шмакова «По лицу земли» о закамских староверах (автор, кстати, очень долго жил в Сарапуле):

– Благослови, тятенька, свету добыть! – произнесла женщина помоложе...

– Аминь! – сказал хозяин.

– Господи Сусе Христе Сыне Божий, помилуй меня грешную! Господи, благослови! Вставай, батюшка Царь-Огонь, матушка Царица-Искра, освети меня, грешную, благополучно! – произнесла та же женщина и на столе появилась горящая лампа.
 

Керосиновые лампы в Прикамье быстро стали привычными. «Шитовский керосин» – в Прикамье словосочетание устойчивое, не зря же одной из основных специализаций фирмы сарапульского (а затем и петербургского) купца А.Т. Шитова стала торговля керосином. Ещё в XIX столетии по Каме пошли специальные пароходы для перевозки керосина и нефти – предприятия Нобеля в Закавказье вовсю разворачивали добычу и переработку нефти. Кстати, именно во время нобелевской аренды Ижевского завода на всех трактах при въезде в будущий город появились фонарные столбы.
 

В торжественные дни и ночи


Но ведь и до этого как-то люди жили! Вот в 1824 году царский поезд, «торжественный и стремительный», сквозь октябрьскую ночь несётся к Ижевскому заводу.
 

«Впереди ехал Соломка (полковник А.Д. Соломка состоял в свите государя обер-вагонмейстером, т.е. отвечал за всё дорожное обеспечение – С.Ж.), а на козлах у него был казак Овчаров с осветительным прибором.
 

Форейторы неслись с пылающими факелами в руках, у колясок зажигались фонари. Случалось, что окрестные жители узнавали о проезде государя ночью, и тогда по бокам дороги зажигали смоляные бочки».
 

Отрывок этот взят мною из книги исторических рассказов о жизни императора Александра I, а на форзаце её стоит дореволюционный библиотечный штамп Ижевского двуклассного училища. Ижевские дети и не подозревали, что освещение вдоль дорог во время проезда государя было не одной лишь крестьянской инициативой, а предписанием губернских властей. Впрочем, и верноподданнические чувства не будем исключать – что было, то было!
 

Да и в самом порядке встречи венценосной особы на Иже особо и было расписано вечернее освещение, о чём сообщает документ из ЦГА УР:


«Приготовить треугольники о трёх свечах во всех окнах каменного завода... в казённых и по всему заводу домах на каждом по улице окне иметь по свече на собственный счёт, а в казённых – на счёт квартирующих. Плошек приготовить до трёх тысяч, они должны расставлены быть на возможных местах... Лавки и все места по улице освещаются такими же плошками торгующими в оных, о чём их упредить. Сие только приготовить, а на освещение ожидать повеления. Фонарям быть у дворца по наружности у подъезда на двух столбах, по коридорам и во всех проходах тоже, а на фабриках – дежурный огонь во всех палатах на обыкновенном порядке, так как и фонари в проходимых местах. В госпитале в коридорах тоже иметь фонари, а в палатах – ночники».


Такое внимание к приезду государя на государев же (государственный, то есть казённый) завод вполне объяснимо. Да и во время путешествия по России наследника престола, будущего императора Александра II Освободителя вятский губернатор К.Я. Тюфяев расстарался: в ночное время по дорогам предписывалось иметь факелы и смоляные бочки, а города иллюминировать, «не исключая никаких домов».


Да и много позже не случайно во время праздников двуглавый орёл на заводской башне всегда был украшен иллюминацией – гордая птица и была олицетворением «дней Александровых прекрасного начала», попирая своими лапами одноглавых французских орлов, вражеские знамена и пушки. В обычные же дни, увы, освещение в Ижевском заводе ещё долгое время ограничивалось несколькими фонарями в самом центре у Александро-Невского собора.
 

От темна до темна

Известное дело, день работного человека долог, световой же – порой много короче. Ударит колокол на заводской башне в половине четвёртого, вот и работай от утра дотемна! Только это лишь оборот речи, а зимой на самом деле: в темноте начнёшь, в темноте закончишь. Как ни вычитай время на завтрак, обед, проверку да смазку машин – всё чистый рабочий день 11 часов набирается! Глаза от света свечи слезятся – гляди в оба, не напортачь в работе! А тут ещё час рабочего времени добавили, значит, не до семи, а до восьми вечера в заводе пробудешь! Конечно, рабочие роптали! Не зря же полковник М.И. Бакунин, проводивший в 1834 году инспекторский осмотр завода, отметил, что «иные из них... почти со слезами говорили, что рады бы работать, но глаза их при свечке работать долго устают...».
 

Да и керосиновые лампы не надолго спасли положение. Надо ли говорить, пользование и свечами, и керосиновыми лампами было ещё и чревато пожарами, которых немало зафиксировали документы. Проблемы освещения пришлось капитально решать во время внедрения в производство знаменитой трёхлинейки. Так что, несомненно, самыми первыми в Вятской губернии с электрическим освещением познакомились ижевцы. Случилось это уже 120 лет назад. При оружейном и сталеделательном заводах на исходе XIX века, по сути, оформилось собственное немалое электрохозяйство. Заведовал им электротехник А.М. Поркель. Уже установка первых ламп накаливания помогла сэкономить немало средств за счёт прекращения свечного и керосинового освещения рабочих мест. За год экономия достигала нескольких тысяч рублей. Кроме того, появилась возможность без ущерба для производства вести круглосуточные работы в некоторых мастерских, а также осуществлять в любое время суток погрузку и разгрузку материалов и продукции. Немаловажно, что при этом сократился и травматизм рабочих.
 

История завода напрямую оказалась связана с историей поселения при нём, вот и заводское электрохозяйство не ограничивалось лишь заводским забором. Так, лампы накаливания в 1898 году были установлены и на квартирах начальника заводов и его помощника по оружейному заводу... Е.Ф. Шумилов пишет: «Тогда же лампочки впервые засветились в нагорных домах, иной раз в рабочих избах, но в основном, разумеется, в офицерских и чиновничьих особняках».
 

На старой открытке изображено здание Военного собрания, в котором также были расположены заводское казначейство, оружейная и ремесленная школы. Надпись вверху открытки гласит: «Всё здание освещается электричеством».
 

Частная инициатива


Конечно, даже само слово «электричество» было модным, кстати, в то время даже кинотеатры назывались «электротеатрами». Один из них находился по улице Базарной при оружейной фабрике Н.И. Березина. Николаю Ильичу и принадлежала первая частная электростанция на Иже. Уездная «Кама» писала в 1913 году:
 

«У нас в Ижевске давно желанная мечта, это об освещении электричеством. Ещё с осени прошлого года местным оружейным фабрикантом Н.И. Березиным было проэктировано осуществление электрической станции для отпуска энергии в магазины и квартиры центральных улиц. Теперь проэкт осуществился: станция готова.

Торговцы спешат поскорее кончить проводку электричества к осени. Электрическая энергия уже оборудовала электро-театр «Лира» и несколько квартир вполне удовлетворительно. С осени будут освещаться и магазины».
 

При этаком-то спросе на электрическое освещение, знай, стриги купоны, собирай денежки! Однако же вот старый архивный документ, в котором витиеватым почерком на листе пожелтевшей от времени бумаги выведено:


«Пpичту и цеpковному стаpосте Ижевского Михайловского хpама pужейного фабpиканта Николая Ильича Беpезина

заявление.

Желая хpаму во имя аpхистpатига Божия Михаила в Ижевском заводе дальнейшего благоустpойства и полного благолепия, я, нижеподписавшийся, сим изъявляю согласие отпускать сему хpаму (в том случае, если будут изысканы сpедства на устpойство и полное обоpудование в нем электpического освещения), – в потpебных случаях электpическую энеpгию бесплатно.

Николай Ильич Беpезин, 1913 г.

Декабpя 9 дня».
 

Впрочем, в то время на Иже уживались разные виды освещения. В том же магазине М.А. Шардакова на Базарной, по свидетельству краеведа Г.М. Кутузова, среди товаров были как подсвечники, керосинки, немецкие лампы «Чудо», так и люстры с канделябрами.


У соседей в Воткинском заводе


Собственно, в нашей Вятской губернии все новейшие технические достижения осваивались сначала заводами. Вот и в соседнем Воткинском заводе, даром что относился он к Горному департаменту, история электрического освещения началась с предприятия. Впрочем, очень быстро прелесть его вкусили многие жители, понятно, в первую очередь, те, кто не бедствовал. Но, удивительное дело, они-то и не спешили обычно платить за электроэнергию. Газета «Прикамская жизнь» в корреспонденции из Воткинского завода сообщала в 1911 году:
 

«Многие магазины нашего завода пользуются от завода электрической энергией. Плата за энергию вносилась в заводское казначейство купцами не всегда аккуратно.

«Казённое ведь дело-то, скорости не любит», – рассуждали купцы, и личный опыт по получению с завода долгов подтверждал их рассуждения. 3 марта бухгалтер Управления округа сделал заведующему заводом Туманову доклад о том, что некоторые купцы не внесли плату за электрическую энергию. Туманов распорядился не отпускать энергию в магазины: Московский Мануфактурный, винно-колониальный Наймушиной, ювелирный Тукациер, хлебный Русанова и Музыкально-Драматическому кружку. Впрочем, магазин Наймушина начал освещаться с 4 марта по уплате долга. Кружку дали пятидневный срок для уплаты, а как устроятся остальные, не известно. Вероятно, забудут, что «казённое дело скорости не любит» и поспешат внести деньги за энергию».


Однако и завод на реке Вотке знал взлёты и падения, на начало ХХ века как раз и наметился кризис предприятия, о чём неоднократно писала уездная пресса:


«...Проходя по заводу (почти по Чехову! – С.Ж.), в глаза бросаются деревянные палки, подвешенные на электрических проводах; оказывается, это новый заведующий электрическим цехом инженер Ж-в выдумал предохранить провода от соединения между собой, расперев их деревянными палками. Напряжение между проводами, кажется, около 500 вольт. Такое изобретение вновь испечённого заведующего электрическим цехом показывает полное незнание основных правил электротехники. Проходя сотни раз мимо таких распорок, инженеры других цехов ограничиваются только улыбкой: очевидно, наша хата с краю.

Не думаю, чтобы при таких условиях, завод получил экономию, на которую рассчитывал, поручая заведующему кузницей г. Ж-ву заведовать в то же время и электрическим цехом...»
 

В уездной столице

Практически одновременно с заводами со всеми новейшими достижениями человеческого ума знакомились и те, кто жил вблизи трактов и дорог. Ну, а самая главная дорога в Прикамье, конечно же, сама великая река. Береговые крестьяне порой как на сказку смотрели на проплывающие красавцы-пароходы, настоящие дворцы, залитые непривычным электрическим светом. Именно пароходчики, по сути, и стали на камских и волжских берегах пропагандистами электрического освещения, благо машина позволяла. Не все из пассажиров, разумеется, могли себе позволить билет в 1-й класс, где в уютном свете ночника можно было почитать на сон грядущий книжку, не все... Но видел-то это чудо абсолютно каждый! Вот лишь одно свидетельство из сарапульской газеты «Кама» за 1913 год:
 

«Без огней река кажется мёртвой. Одинок наш пароход на реке. Но вот надвигается из сумрака другой пароход. На нём вспыхивают электрические огни, озаряя его сверху донизу. Они делают его каким-то прозрачным. Масса огней плывёт по реке. Через мгновение вспыхнули они на нашем пароходе. Это встретились пароходы одной кампании и салютуют друг другу на пустынной воде».


Впрочем, в это время уездную столицу Сарапул электричеством было уже не удивить. Всего 42 года прожил городской голова, купец первой гильдии Павел Андреевич Башенин, а память о делах его жива до сих пор. Именно при нём в Сарапуле появились электростанция и водопровод, выстроена женская гимназия... Организовать местное неповоротливое купечество на общее благое дело – это надо суметь!


В Сарапуле ждали электричество, о нём судачили в домах, на базарах, в магазинах и лавках, писали регулярно в местной прессе. При этом, конечно, было немало и почти анекдотических случаев. Один из них в зарисовке «Насмотрелись» под псевдонимом Гугай описал в 1909 году известный этнограф и фольклорист Н.Е. Ончуков, большая часть жизни которого связана с Сарапулом. Два сарапульца, чтобы не пропустить волнующий момент самого первого включения электрических ламп в доме первого же в городе человека, устроились в ресторане напротив. Однако тосты «за электрическую энергию и энергичных!» сыграли с ними злую шутку:


«На другой день в городской управе отбою не было от желающих обзавестись электрическим светом... А Петрович и Макарович, хмурые, с головной болью и скрежетом зубовным стояли у дверей своих лавок, сардонически улыбались и говорили:


– Дураки. Вот дураки!.. И никакого электричества мы не видали, да верно его и не будет. Даром, дурачьё, истратят деньги».


Кстати, расценки на проведение электричества были опубликованы в газете сразу, как только в Сарапул прибыл представитель московской фирмы Р. Кольбе – электроинженер М.О. Керль. Для 2-3 ламп проводка обходилась в 3 руб. 60 коп., для 4-5 ламп – уже 3 руб. 40 коп., для 6-10 ламп – всего 3 руб., ну, а свыше 10 ламп – и вовсе 2 руб. 80 коп. «Арматура, купленная у фирмы Кольбе, присоединяется к проводам и заряжается монтёрами фирмы Кольбе бесплатно. При всякой арматуре к каждой лампочке ставится бесплатно фирмы Кольбе патрон».


Говорят, что на старой фотографии, запечатлевшей установку электрических столбов на Больше-Покровской улице, среди людей на первом плане стоит и сам городской голова. Когда же вскоре Павел Андреевич скончался, не только его дом, городская управа, но и электростанция были декорированы чёрным траурным крепом.


Человека не стало, а дело его рук и таланта продолжало жить уже своей жизнью, порой с комическим, а то и трагикомическим оттенком. Не зря же в следующем году «Прикамская жизнь» опубликовала заметку с говорящим названием «Электрические ягодки»:


«4 января в 3 ч. дня жена Сарапульского домовладельца Дмитрия Кленчина на своей лошади проезжала по Соборной площади. Лошадь разбежалась, кучер был не в силах её остановить и она против дома Михеля со всего размаха наскочила на электрический столб. Жена Кленчина выпала из санок и ударилась головой о столб, зашибла правый глаз и бок и в бессознательном состоянии подоспевшим городовым на извозчике доставлена в земскую больницу. Кучер повредил ногу».


Сарапул рос, но до самой войны башенинская электростанция исправно снабжала город электроэнергией. Уездный Глазов, конечно, отставал от южного соседа. Однако же вот тамошний исправник, отвечая на вопросы губернской статистики, отметил, что в городе освещают улицы 200 керосиновых фонарей. Ну, а на фотографиях, сделанных несколько лет спустя фотографом-любителем П.А. Молчановым, на городских улицах будущей северной столицы Удмуртии отчётливо видны электрические столбы – и здесь технический прогресс упорно входил в жизнь людей.
 

Мысли по поводу

Пройдут годы, и электрический свет утратит волнующий оттенок новизны. Не сразу, конечно, далеко не сразу... Заодно лампочка ижевского Ильича (который оружейный фабрикант Николай Березин) стала прочно ассоциироваться с Ильичом совершенно другим.
 

План ГОЭЛРО, строительство крупнейших электростанций, формирование единой энергетической системы страны слов нет, – важнейшие этапы развития страны. Отрицать и оспаривать это глупо. Только думается, что не будь 1917 года, мы сегодня вряд ли бы жили при лучине и керосиновой лампе. Впрочем, история не знает альтернативы, это удел фантастов.
 

И ещё мне почему-то жаль канувшие в Лету небольшие колхозные электростанции, остатки которых ещё можно увидеть на реках Удмуртии. Помнится, в Дебёсском районе довелось мне пару недель прожить на Чепце, в месте, называемом окрестными жителями Электро, – именно тут и находилось когда-то местное гидротехническое сооружение.
 

Просматривая республиканские и районные газеты прошлых лет, то и дело встречаешь сообщения о маленьких и больших победах над темнотой (в прямом смысле слова). К примеру, вот заметка из граховского «Колхозного ударника» за февраль 1948 года, которая в духе времени названа «Зажглась лампочка Ильича». Повествует газетное сообщение о пуске гидроэлектростанции в конезаводе (ныне это посёлок Заречный). Настолько часто большевики использовали технический прогресс под свои идеологические нужды, что это уже и не удивляет – без них ведь и не знала Вятская губерния, что такое электричество и с чем его едят!.

Сергей Жилин


Комментировать




Ольга Гильметдинова: "Нам удалось создать образовательную среду, соединяющую две культуры: школьную и семейную"

...

Альфира Салаватуллина: "Наши педагоги – это наша гордость, сплоченный коллектив, единая команда"

...

Любовь Чуричкова: «Ответственность в школьном питании очень высока»

...

Ольга Неганова: "Главная задача ГКБ № 9 – оказывать качественную медицинскую помощь"

...

Яндекс.Метрика
www.izhevskinfo.ru
Купол
Полиграф
Пресс-Тайм
Управление Госэкспертизы
Разработка сайта - "Мифорс" / Дизайн-студия "Мухина"