2011

Встреча в Уфе

19 ноября в Уфе состоялась встреча Президента России Дмитрия Медведева с представителями средств массовой информации Приволжского федерального округа. Каждый регион представляли по два СМИ. Всего в мероприятии принимало участие 28 человек. Журнал «Деловой квадрат» входил в число СМИ, представлявших Удмуртию. Кстати, это было единственное негосударственное СМИ, приглашённое на встречу с главой государства. Вернувшись из командировки, издатель журнала Наталья Кондратьева, подготовила отчёт о встрече в форме тезисов по наиболее актуальным темам.

О перераспределении полномочий

На мой взгляд, не существует абсолютно универсальной структуры распределения полномочий между федеральным центром и регионами. Но что бы мы ни создали, это не будет идеальной схемой. Жизнь развивается. Поэтому не ждите универсальных решений, но эти решения должны быть современными и эффективными, они должны быть ориентированы на текущую ситуацию, чтобы было более справедливое распределение доходов, чтобы муниципалитеты получали больше, а значит, сами в рамках своих полномочий могли эти деньги тратить.

Из Москвы невозможно заниматься всем, и даже из Уфы невозможно заниматься всем, республика большая. Каждый муниципалитет должен понимать, за что он отвечает, что у него есть и чего у него никогда не будет. Допустим, кто должен заниматься школами. Сейчас – одно решение, можно думать о каких-то других решениях. Это для примера, я не говорю о том, что мы примем такое решение.

Поэтому группы работают, и в ближайшее время они должны будут дать окончательный ответ о том, как эта конструкция видится на ближайшее будущее. Я потом соберу правительство, и мы окончательно обсудим и внесём необходимые законодательные изменения.

Об инвестициях и инфляции

Мне неоднократно приходилось говорить, что инвестиционный климат у нас, мягко говоря, не очень хороший. У нас есть достижения в области экономики, реальные достижения – и в кризисный период, и в докризисный период. У нас есть достижения в социальной сфере, и их замалчивать было бы нечестно.

Но инвестиционный климат у нас, к сожалению, на мой взгляд, реально хуже, чем ситуация в экономике. Это такой парадокс. То есть нас воспринимают хуже, чем мы есть, чем есть наши правила, наше законодательство. Потому как считают, что у нас на самом деле полный, извините, бардак и беспредел. Да, у нас хватает проблем, но не до такой степени. Принимаются достаточно грамотные экономические решения, и даже, не побоюсь этого сказать, система подачи материалов для принятия инвестиционных решений стала более современной.

Когда мы начинали этим заниматься, на большинство инвестиционных решений уходили месяцы, а в столицах – годы. Годы! Это просто фантастика! Сейчас этот срок сократился в несколько раз. Я по статистике посмотрел, практически во всех регионах этот срок сокращён. Работает и система «одного окна». Не идеально, но она работает.

Наша экономика сегодня в целом выглядит гораздо более цельно и более сильно, чем, например, экономика большего количества стран Евросоюза. У нас инфляция более или менее под контролем. Да, она пока высокая применительно к европейской инфляции, но она всё-таки под контролем, она снижается. В этом году у нас будет самая низкая инфляция за всю современную историю нашей страны – в районе семи процентов. Напомню, что 20 лет назад было полторы тысячи процентов.

У нас растёт валовой внутренний продукт, в этом году будет 4–4,5%, в странах еврозоны: ноль – процент – полтора процента. У нас неплохое соотношение между долгом и валовым внутренним продуктом, госдолг всего 12%, а это очень существенный показатель, а в большинстве развитых европейских стран – 80-90-100%.

Наша валюта стабильна, свободно продаётся и покупается. В этом смысле граждане могут делать запасы как в национальной валюте, так и в иностранной валюте. И масса других примеров. А воспринимаемся мы хуже, чем многие из этих стран, но это не наша вина, это, наверное, наша беда, с которой мы обязаны справиться.
 

Инвестиционный климат у нас, к сожалению, на мой взгляд, реально хуже, чем ситуация в экономике. Это такой парадокс. То есть нас воспринимают хуже, чем мы есть, чем есть наши правила, наше законодательство.

О национальном вопросе

Это очень болезненная тема и очень важная. Это в значительной мере вопрос выживания всего государства. Потому что государствам, которые создаются на мононациональной основе, а, как правило, это ещё и моноконфессиональная основа, им проще, хотя у них тоже могут быть проблемы, проблемы с приезжими, и мы знаем такие страны.

У нас изначально государство было очень сложным. У нас традиционно, практически с момента зарождения государства или первых веков его развития, компактно проживали люди разных национальностей и разных вероисповеданий. Во всяком случае, христиане и мусульмане живут вместе уже очень давно. Поэтому я считаю, что везде – и в Москве, и в столицах краёв, областей, наших республик – нужно принимать экстраординарные меры, для того чтобы этот вековой опыт совместного проживания не потерять, а, наоборот, укрепить. Здесь очень важна роль диаспор, роль ведущих этносов. 

Очень важным также является вовлечение в нормальную жизнь, социальная адаптация приезжих. Нам нужны приезжие, потому что у нас не хватает рабочих рук, и так поступают во всём мире. Мы не можем себя обеспечить. Наши граждане, кстати, безотносительно к их национальности, не хотят работать на неквалифицированных видах деятельности, даже если они неплохо оплачиваются. Значит, приезжие будут к нам стремиться. 

Но когда мы приезжаем к кому-то в гости, мы обязаны следовать кодексу поведения – и писаному, и неписаному. И эти люди тоже обязаны себя так вести. А если они не могут, то они должны в этом случае либо уезжать, либо, если они приехали вообще без разрешения, они будут депортированы, – и в этом смысле мы будем вести себя предельно чётко, пусть никто не сомневается, – либо, если речь идёт о преступлениях, такие люди будут нести ответственность. И этой позиции должны придерживаться власти всех регионов.

Об оборонном заказе

Сейчас ситуация в оборонке лучшая за все 20 лет современного Российского государства. Это не значит, что она идеальная, но нужно всё-таки уметь ценить то, что есть. Было бы желательно, чтобы руководители предприятий не только у государства деньги просили, но и всё-таки предлагали образцы новой военной техники. Потому что, когда начинаешь разбираться, они только всех критикуют, а реально предлагают зачастую абсолютно старые образцы. 

Нужно переходить на выпуск новой продукции, потребной или необходимой для нашего оборонного комплекса и для наших Вооружённых сил. Именно поэтому я считаю, что надо поддерживать наших оборонщиков во всём, но они не должны себя чувствовать как сыр или как кусочек шоколада, который обязательно кто-нибудь да съест. Поэтому надо покупать и единичные образцы иностранной техники, чтобы они видели, что есть ещё в мире конкуренция и то, что они производят, далеко не всегда самого высокого уровня.

Мы приняли беспрецедентную по своему размеру программу государственных закупок вооружений. Наши оборонщики должны это ценить, потому что это огромные деньги. Но их надо заслужить, заслужить в тендерах, конкурсах, продемонстрировав товар лицом. И, наконец, самое последнее, желательно ещё и делать более прозрачными цены. Потому что зачастую эти цены образуются в результате целого ряда соглашений между цепочками, участвующими, допустим, в создании той или иной продукции, и это очень высокие, неконкурентоспособные цены. Очень важно также управлять своим персоналом, снижать издержки.
 

Мы приняли беспрецедентную по своему размеру программу государственных закупок вооружений. Наши оборонщики должны это ценить, потому что это огромные деньги.

О коррупции

Тут важна, извините за банальность, неотвратимость наказания, а не реальный срок, и это показывает вся уголовно-правовая статистика. Да, некоторые страны расстреливают чиновников на площадях, но у нас другое общество. 

Вопрос ведь ещё в том, что у нас существуют традиции, к сожалению, весьма негативные в этой сфере. Есть страны, где коррупция постыдна в силу ментальности, религии, чего угодно, а есть страны, где к ней относятся лояльно. Давайте по-честному скажем, у нас именно такая страна, у нас дать взятку незазорно никому. У нас люди это легко делают, полагая, что это часть обычных отношений между, допустим, пациентом и врачом, водителем и гаишником. У нас это делают в отношении госслужащих. Это часть ментальности.

Поэтому крайне важно, чтобы росло количество случаев, доведённых или до приговора, или хотя бы до суда, потому что это вытаскивает проблему наружу. Могу вам сказать, что с каждым годом количество уголовных дел, возбуждённых и доведённых до суда, растёт, их десятки тысяч.

Кроме того, у нас, в общем, довольно тяжёлая ситуация по контролю за всякого рода расходами госслужащих, тратами и так далее. Но если мы представим себе ситуацию о том, что соответствующие расходы должны подкрепляться доходами, то с человеческой точки зрения всё выглядит вроде бы правильно, а с правовой – очень сложно. 

В итоге это может превратиться либо в сведение счётов, либо в такую систему, которая сама будет провоцировать коррупцию: ты много тратишь, поделись с нами, иначе мы будем преследовать тебя за большие расходы. Именно это, на мой взгляд, является наиболее сложным в реализации задачи контроля расходов.

О жилищном вопросе

Он остаётся самым главным для граждан нашей страны. И кто бы ни занимался этим вопросом, кто бы ни пришёл, в конечном счёте, к управлению нашим государством, эта тема всё равно будет актуальной ещё, думаю, минимум лет 10–15. Она и потом, конечно, будет актуальной, но это уже в смысле улучшения жилищных условий, а сейчас у нас есть огромные пробелы.

Вот федеральная программа «Социальное развитие села», если я не ошибаюсь, идёт с 2003 года. В основном она направлена на строительство домов в сельской местности для специалистов, для тех, кто приезжает работать на село, или тех, кто там родился и трудится, кто вернулся на село после университета. В общей сложности за несколько лет было потрачено на эту программу порядка 25 млрд рублей. 

Кроме прямого финансирования, нужно внедрять и сельское кредитование в самых разных формах, сельскую ипотеку, если хотите. При этом невозможно требовать от селянина 30–40% вступительного взноса, и чтобы он потом ещё платил, допустим, ипотечную ставку 12–13%. Это очень тяжело. Поэтому нужно дотировать и ипотечную ставку, и первоначальный взнос. Такие программы по селу должны быть разработаны по всей территории. Я считаю, что это крайне необходимо.

 

Дороги и подъездные пути нужно финансировать в режиме совместных вкладов федерации и регионов. Будем это делать.

О российских дорогах

Дороги – наша вечная проблема. На её решение нужны деньги и очень серьёзные, которые необходимо предусматривать, в том числе, в рамках государственных программ. Мы эти программы будем финансировать. Не скрою, за последнее время мы их порезали из-за кризиса. По мере возникновения возможности, предпосылок, будем их реанимировать. Это одна из ключевых задач. 

В какой-нибудь маленькой стране это не так важно, там всего этого хватает, но у нас дороги – это жизнь, и дорожная сеть у нас самая большая в мире должна быть, по-хорошему. 


Считаю, что такие задачи надо решать всем миром, и это всегда лучше проходит. Когда ко мне губернаторы приходят и говорят, дайте денег на то-то, на то-то, я говорю: «А вы свои 100 рублей дадите?». Говорят: «Дадим!». После этого я уже пишу поручение. Потому что все должны понимать ответственность. Когда что-то на халяву падает, как правило, это не ценится, а когда в режиме софинансирования, это нормально. Поэтому и дороги, и подъездные пути нужно финансировать в режиме совместных вкладов федерации и регионов. Будем это делать.

О гражданском обществе

Можно по-разному оценивать его состояние. Я всегда говорю так, и сегодня эту формулировку воспроизведу, потому что считаю, что она точная: «Уровень развития нашего гражданского общества соответствует самому обществу». Какое общество, какие люди, таковы и коммуникации между ними. Если сравнить эти коммуникации с тем, что было в 80-е годы, наверное, мы сделали колоссальный шаг вперёд. Если сравнить нас опять же с какими-то наиболее продвинутыми европейскими государствами, наверное, мы отличаемся от них.

Мы по-разному относимся к неправительственным организациям: кто-то их любит, кто-то считает, что они бессмысленные, кто-то вообще считает их чуть ли не врагами власти и народа, потому что они существуют на иностранные деньги, и так далее. Но ведь во всём мире неправительственные структуры выполняют одну, но очень важную миссию – они помогают государству решать те задачи, которые государство не может поднять.

То государство, которое пытается за всех всё решать, – это очень слабое государство. Мы, кстати, имели когда-то такое государство, которое всё регулировало сверху донизу, определяло параметры жизни, определяло, как кому в брак вступать. Короче говоря, такое государство, я считаю, мы уже должны забыть. Мы должны создать такое государство, которое будет позволять гражданскому обществу развиваться по своим законам.

Жизнь гражданского общества и политическая жизнь – это очень близкие сферы, но не совпадающие, потому что политическая жизнь проходит в определённых рамках. В конце концов, если у тебя есть цель победить на выборах, поменять власть, ты должен действовать в рамках существующего законодательства о политической системе, формировать свою партию или продвигать своих людей в парламент, на должность президента, на должность сельского старосты, а гражданская активность всё-таки чуть-чуть другая.
 


Уникальное производство, уникальный коллектив >>>


Комментировать




Сергей Кривошеев: "НПЦ «Пружина» – один из самых привлекательных работодателей республики"

...

Иван Фокин: "Мы стали одними из лучших в Удмуртии по показателям цифровизации в сфере здравоохранения"

...

Павел Митрошин: "Наша цель - переход на пациентоориентированную модель развития отрасли"

...

Аркадий Гаврилов: "Мы оказываем медицинские услуги, не имеющие аналогов в Удмуртии"

...

Яндекс.Метрика
www.izhevskinfo.ru
Купол
Полиграф
Пресс-Тайм
Управление Госэкспертизы
Разработка сайта - "Мифорс" / Дизайн-студия "Мухина"