Национальная премия бизнес-коммуникаций
Людмила Улицкая. Зеленый шатер

Людмила Улицкая. Зеленый шатер

Выдержки из интервью Людмилы Улицкой:
 
«Не было победителей у времени». Новый роман Людмилы Улицкой «Зеленый шатер» вот-вот появится на прилавках. Его действие начинается в первых числах марта 1953 года, в день смерти Иосифа Сталина, а заканчивается 28 января 1996 года, в день смерти Иосифа Бродского. Вместе с героями автор проживает хрущевскую оттепель, начало диссидентского движения, брежневско-андроповский застой с арестами инакомыслящих, перестройку с ее надеждами и разочарованиями. О героях этой книги Людмила Улицкая рассказала в эксклюзивном интервью The New Times 
 
 
 
Ваша новая книга — настоящий роман, по которому мы все истосковались. Читатель проживает вместе с героями сорок лет. Почему именно в это время вы их поселяете? 
Это мое время, самое что ни на есть мое. В 1953 году мне было десять лет, и мальчик с нашего двора погиб во время великой «давиловки» сталинских похорон. Я писала эту книгу, потому что у меня перед глазами целое кладбище людей — родственников, друзей, знакомых и незнакомых, которых советская власть закопала. Я несколько раз читала расстрельные списки у Соловецкого камня на Лубянской площади (в День политзаключенных СССР, который отмечается ежегодно 30 октября. — The New Times), и мои иллюзии относительно того, что советская власть уничтожала политических противников, интеллигентов и евреев, полностью развеялись. Она уничтожала всех подряд: истопника в детском доме, швею-мотористку, крестьянина, ну, конечно, и профессора, и партработника тоже — и делала это исключительно для устрашения. Черное дарование коммунистического режима заключалось не только и не столько в том, что миллионы людей были физически уничтожены, еще более страшным обстоятельством оказался тот факт, что среди выживших было не много устоявших в противоборстве с режимом, который растлевал человека. 
 
Власть своего добилась: над страной стояли черные тучи страха. 
 
Поколение «шестидесятников» — первое, которое осознало это и положило начало освобождению от этого тотального страха. Это мое поколение. В нем были свои герои, мощные и честные люди, но книга эта — не о них. Она о людях обыкновенных, которых государственная машина подминала, запугивала, убивала морально и физически. Войну выиграла, спутник запустила, индустриализацию провела не власть (и не надо ставить ей это в заслугу), а народ, в затылок которого упирался ствол винтовки. Народ и без СМЕРШа способен был спасти страну в войну и поднять ее из того дикого разорения, которое сама власть и устроила. Но СМЕРШем и другими организациями того же типа власть защищала себя, своих идолов. Я — про это. Про великое растление, которое власть произвела. И до сих пор люди не вполне обрели достоинство и самоуважение. 
 
Друзья и современники 
 
Книга очень интересно построена — из отдельных историй, которые на самом деле перетекают одна в другую и каждая представляет отдельную человеческую судьбу. Почему вы отказались от хронологического изложения событий? 
 
Люблю рассказы писать, а романы — не люблю. Так и построила роман из рассказов. Работу я себе таким образом не упростила, а усложнила. Хронология четко обозначена. Есть некоторые флешбэки, перекрывание времен, но это и в традиционных романах бывает. 
 
Главные герои — Илья, Саня, Миха, Ольга — реальные люди? 
 
Это тяжелый для меня вопрос. Все герои — литературные, кроме тех, имена которых впрямую названы. Академик Андрей Сахаров, писатель Александр Солженицын, поэт Наталья Горбаневская — создают костяк, вокруг которого происходили важнейшие события времени. Но не они главные герои книги, и вот как раз главные созданы из подручного материала и опыта моей собственной жизни. Из опыта других людей, с которыми я была дружна в те годы. Некоторые истории очень близки к подлинным, другие придуманы. 
 
Все меньше людей, которые мне скажут: этот твой герой похож на Илью Габая, а этот — на Андрея Синявского. Увы, все меньше людей, которым эти имена что-то говорят. О всех деятелях демократического, правозащитного или литературного сопротивления того времени написаны книги, исследования, они уже принадлежат истории, вместе с их судебными делами и справками о полной реабилитации. Мои же герои полностью на моей совести. Я их придумала такими. Но если кому охота что-то расшифровывать из моего повествования, вычислять — это личное дело исследователей.
 
Один из самых пронзительных рассказов, глав романа называется «Имаго». Слышала, что вы даже хотели так назвать эту книгу. Почему? 
 
Это одна из важных тем романа. В биологии наблюдается изредка явление «неотении», когда особи некоторых видов насекомых или земноводных, не достигнув состояния «имаго», то есть полного и завершенного развития, взрослости, начинают размножаться уже в личиночном возрасте. Это замечательная метафора, подходящая к современному обществу, как западному, так и нашему. Люди начинают взрослую жизнь, не достигнув зрелости, и по этой причине, не обладая ответственностью взрослого человека, выстраивают «подростковый» стиль жизни. Сколько мы встречаем сегодня сорокалетних людей, которые не хотят ни за что отвечать, а хотят только развлекаться, наслаждаться жизнью, путешествовать и всяческими способами «потреблять», а не «созидать» жизнь.
 
Диссидентская жизнь того времени описана с большим знанием предмета. Что вы поняли, работая над романом, об этой достаточно закрытой для непосвященных среде? 
 
Я не могу сказать, что принадлежала этой среде, честнее будет сказать, что моя жизнь происходила на этом фоне. Но когда я начала работать над этой книгой, то очень много читала документов того времени. Это очень тяжелое чтение. Ничего нового, в сущности, чтение мне не добавило. Могу сказать то, что и в книге сказано: в борьбе добра со злом побеждает, сами знаете, — бобро. Это хорошая чужая шутка. Не было победителей у времени. Очень мало кто устоял. Тех, кого не сломили пытки и лагеря, сломило честолюбие, корысть, ревность. Есть групповая вина, групповая ответственность, и суд справедливый только на небе, да и в этом я не вполне уверена. Я поняла, что осудить никого не могу… 
 
Обычно диссидентов показывают героями. В вашем романе большинство из них совсем не такие. Не боитесь острой критики со стороны тех, кто участвовал в диссидентском движении? 
 
Не боюсь. Я привыкла не бояться. Я ведь писала не историю инакомыслия в России — ее написали другие люди. Я писала о частном человеке — временами отчаянно храбром, временами испуганном, иногда подловатом. Это мой друг, мой современник, я сама, в конце концов. К счастью, меня не пытали и не выламывали рук, не вводили ужасные психотропные вещества в вену, и я не знаю, смогла бы я выдержать все эти измывательства. Но за властью советской я не признаю права на существование именно по той причине, что она оказалась по своей сатанинской сути гораздо сильнее среднего обыкновенного человека, его уничтожила и разорила.


23.09.2011 14:15
Ольга Игоревна, 42 года

Мощная, сильная книга. Неделю назад прочитала, до сих пор нахожусь под впечатлением. Всю душу выворачивало во время чтения. Мощь!

Комментировать




Армия-2017
Анна Телегина: «У нас доступно качественное лечение»

...

Анвар Богданов: «Только совместная работа сделает нас сильнее, эффективнее, конкурентоспособнее»

...

Александр Чумаков: «ДП «Ижевское» – лидер по качеству в области строительства автомобильных дорог в Удмуртской Республике»

...

Зоя Степнова: «Нужно формировать идеологию, направленную на поддержку местных производителей»

...

Яндекс.Метрика
www.izhevskinfo.ru
Камский институт
Купол
Полиграф
Пресс-Тайм
Управление Госэкспертизы
Разработка сайта - "Мифорс" / Дизайн-студия "Мухина"