2010

Пусть обижаются другие

 

Кино действительно было одним из самых важнейших искусств и – парадокс – именно при советском режиме кинематограф в нашей стране ничем не отличался от общемирового.

 

Конечно, тому же самому Эйзенштейну, а затем Бондарчуку или Тарковскому приходилось очень не сладко: и стружку на худсоветах снимали, и картины закрывали. Но, с другой стороны, чего вы хотели? Государство, да еще такое экстремально идеологическое как СССР, давало художникам деньги, фактически выступало в роли продюсера. Было бы странным ожидать, что оно позволит при этом своевольничать и снимать не то, что требуется для пропаганды советско - партийного way of life. Зато революционный запал привел к тому, что у нас в 20-х годах прошлого века появилось огромное количество режиссеров-новаторов и даже авангардистов, которые до сих пор повсюду в мире считаются классиками: тот же Эйзенштейн, Довженко, Вертов, Барнет, Кулешов... Из советских режиссеров будущего в этот первый ряд общемировых сумел попасть лишь Тарковский. А единственным современным российским режиссером, которого широко знают за рубежом, остается Никита Михалков. Пусть обижаются другие, но это так, а не иначе. Никакой «Ночной дозор» или «Адмирал» с «Островом» на Западе абсолютно не известны, как, собственно, и их авторы...

Так уж получилось, делаем мы кино в основном для внутреннего пользования. Тут дело даже не в известном отставании России от Запада во всем, в том числе и в кинотехнологиях. У нас вообще стали делать кино местного значения. Не буду употреблять словосочетание «провинциальное кино». Но даже у тех режиссеров, кого можно по типу мышления назвать европейцами (Герман, Шахназаров, Соловьев, Митта), на целлулоиде получалось всегда одно и то же – частные производственно - моральные конфликты в начале перестройки и бандитско - коммерческие с запредельной аморальностью после нее. Причем все ленты были четко рассчитаны на зрителей конкретного времени с их конкретными проблемами. При этом зрители были благодарны – кино было «про них» и «для них». Стоит ли говорить, что такое кино можно смотреть «только здесь и только сейчас», через каких - нибудь 2-3 года у него уже не будет зрителей даже в своей стране, не говоря уже о зарубежной аудитории. Наше кино стало похоже на индийское.

 

А наше кинематографическое сообщество как - то не заметило, что в Голливуде произошла революция: Спилберг и Лукас переориентировали кинобизнес на блокбастеры, супердорогостоящий товар, рассчитанный на суперприбыли в прокате. Мы начали отставать в кинематографе, повторю, технологически – каждый год лет на пять. И дело даже не в том, что наши наверняка все же смогут выйти на технологию 3Д и российскую ленту можно будет посмотреть в чудо - очках, вопрос ведь в другом: что смотреть на 3Д?

И как - то незаметно, но достаточно массово российский зритель стал смотреть западное кино, все чаще предпочитая его отечественному. Сначала – всякую дребедень, позже, на рубеже 2003-2004 годов, – фильмы более качественные.

По - прежнему не было недостатка в национальных кинофестивалях, хватало и лауреатов и «открытий», только почему - то все они, как и раньше, были жизнеспособны только в географических границах России. За границей на них реагировали вежливо, но без всякого интереса – эстетика наших фильмов была в лучшем случае 15-20-летней давности, западное кино уже отработало этот материал и увлечено было другими идеями, внедряя новые интеллектуальные и съемочные технологии.

Затем произошло то, что и должно было произойти на кинорынке. Очень скоро большинство профессионалов, за исключением мэтров (таких как Михалков), перестали находить деньги на фильмы, а учиться их искать они не хотели (вспомним, что их зарубежные коллеги учились этому особому искусству более 30 лет!) и элементарно обнищали. Тут пошли разговоры о том, что единственный выход для российского кинематографа – вернуться к прежней (то есть государственно - распределительной) советской системе. Черт с ними, с худсоветами! – говорили режиссеры. – Главное – гарантируйте нам деньги на съемки, гонорары, а снятым фильмам – широкий прокат!

Но уже было поздно, и вместо мощной когда - то киноиндустрии был запущен конвейер телесериалов. А телесериалы – это не совсем кино. А точнее, совсем не кино.

Но, как всегда, падение – это начало взлета, и российскому кино еще покорятся мировые вершины, тем более что оно уже их покоряло. Почти 100 лет назад. И в той же Индии «Анна Каренина» шла со стомиллионным аншлагом под названием «Она бросилась под поезд!».

 

 

 

Следующая > "PH-Сервис" Ижевск. Работа в масштабах страны >>>



Комментировать




Надежда Горяйнова: "Все цели, которые были перед нами поставлены, достигнуты"

...

Светлана Петрова: "Современная школа должна научить ребенка жить в будущем, в условиях цифровой экономики"

...

Сергей Мусинов: «В любом деле нужно стремиться к лучшему результату»

...

Денис Анищук: "Повышение производительности должно идти через совершенствование в процессах, в производстве"

...

Яндекс.Метрика
www.izhevskinfo.ru
Купол
Полиграф
Пресс-Тайм
Управление Госэкспертизы
Разработка сайта - "Мифорс" / Дизайн-студия "Мухина"