Селдон
2010

Место под солнцем

Малый и средний бизнес по определению занимает особое место в структуре экономики, ведь именно здесь, по признанию мировых экспертов, сконцентрирован огромный потенциал и масса новых возможностей, именно малые предприятия способны эффективно маневрировать в условиях экономической нестабильности, обеспечивать конкурентное развитие и создавать рабочие места. Между тем сам бизнес своего исключительного положения не ощущает, и даже напротив – продолжает испытывать серьезное давление с разных сторон, несмотря на заявления руководства страны о том, что «кошмарить» бизнес недопустимо. Многие не выдерживают, и тогда пути два: либо закрывать дело, либо искать лучшее место под солнцем.

 

Минусовой баланс

 

По данным Управления федеральной налоговой службы РФ по УР, за последние три года в республике наблюдается тенденция к росту миграции юридических лиц за пределы региона. Так, в 2007 году в республике зарегистрировали свою деятельность 153 юридических лица из других регионов, 176 перерегистрировались за пределами республики, в 2008-м – 267 и 439 предприятий соответственно. В 2009-м разрыв достиг двукратного размера: прибыло 269 юрлица, выбыло 584.

Цифры явно не в пользу того, чтобы считать ситуацию нормальной и контролируемой органами власти, которые априори заинтересованы в развитии бизнеса и – как следствие – наполнении республиканской казны. Бизнес уходит из Удмуртии, предпочитая налоговую прописку в соседних регионах – Татарстане, Башкортостане, Пермском крае, Кировской и Свердловской областях, Москве.

Излишне говорить и о том, что по причине предпринимательской миграции бюджет Удмуртии недополучает миллионы налоговых платежей. Эта проблема регулярно будируется на коллегиях министерства финансов республики. Руководство ведомства постоянно напоминает о необходимости поиска источников дополнительных доходов в бюджет и призывает начальников финотделов городских и районных администраций создавать на местах условия для привлечения организаций, работающих в республике, но зарегистрированных в близлежащих областях и других регионах, к постановке на учет в налоговых органах. Правда, срабатывают призывы не очень. Недобор по налогу на прибыль и налогу на доходы физических лиц, возникший из - за налоговой миграции, в 2008 году составил 16,7 млн рублей, а в 2009-м – 226,5 млн рублей.

 

В ежовых рукавицах с улыбкой

 

Почему сложилась такая ситуация? Почему удмуртские предприниматели бегут за пределы республики? Ответы на эти отнюдь не риторические вопросы звучат по - разному, но суть сводится к одному: возможно, в Удмуртии созданы недостаточно комфортные условия для развития бизнеса. При, казалось бы, неплохой административной поддержке малого и среднего предпринимательства, наличии необходимой законодательной базы, в республике, как отмечают предприниматели, имеет место необоснованный налоговый прессинг и пассивность власти.

Вспоминается история, как примерно два года назад проблемы предпринимательства обсуждались на совещании у главного федерального инспектора. Речь тогда зашла о штрафах, которыми предпринимателей облагали при отсутствии контрольно - кассовых аппаратов. Планка была установлена максимальная, хотя федералы разрешали регионам маневрировать. И такой «максималистский» подход в Удмуртии весьма распространен.

– Следуя рекомендациям президента страны о снижении налогового бремени на малый и средний бизнес, многие регионы уменьшили ставки по упрощенной системе налогообложения с 15 до 5 процентов, – констатирует председатель регионального отделения Всероссийской организации предпринимателей «Опора России» Григорий Стрелков. – Федеральное законодательство позволяет это делать. Но Удмуртия не вошла в число лояльных к бизнесу регионов, у нас решили оставить прежние 15 процентов, тогда как, например, в Татарстане и Башкортостане, уже задумались о снижении ставок по УСН до 2-3 процентов. Вот вам реальный повод для перехода на налоговый учет в соседние республики.

Это мнение разделяет директор финансовой компании «WEВ - Капитал», председатель комитета по экономике и развитию молодежного предпринимательства молодежного парламента республики Евгений Кудрявцев: «Регистрация бизнеса в другом регионе – это вполне нормальная схема и обоснованное решение владельцев компаний. Сегодня многие торговые сети, присутствующие в республике, имеют адрес регистрации в другом месте, и абсолютно прозрачно, не используя сомнительных схем оптимизации, работают».

Молодой парламентарий сообщил, что в настоящее время власти Удмуртии рассматривают возможность снижения ставок по «упрощенке», но когда именно будет принято решение и в чем оно будет выражаться, он не уточнил: «Идти к этому все равно надо, поскольку кризис сильно пошатнул финансовое состояние многих предприятий, да и налоговое бремя на малый бизнес никогда не было малым – одну треть от прибыли он всегда отдавал, если, конечно, полностью ее показывал».

 

БезСОВЕТная любовь

 

«Показывать» или «не показывать» – личное дело или, точнее, ответственность самого предпринимателя и… особая сфера интересов фискальных органов. Тем более сейчас, в условиях нехватки бюджетных средств для того, чтобы выбраться из кризисной ямы и обеспечить должный уровень финансирования государственных обязательств. Неудивительно, что проверки предприятий участились и ужесточились, особенно со стороны налоговой службы. «Если другие федеральные структуры хотя бы соблюдают график, то налоговики приходят, когда захотят, – поделился своими наблюдениями один крупный ижевский предприниматель, – и чаще всего по итогам проверок производятся доначисления или накладываются штрафы. Никакие доводы и объяснения на них не действуют».

По мнению отдельных предпринимателей, налоговая служба предпринимателей не слышит и не идет на контакт. Если при многих региональных управлениях федеральных структур – Роспотребнадзоре, Прокуратуре, МВД, УФАС и т.д. существуют общественные советы, куда входят и представители общественных объединений предпринимателей, то при УФНС по УР такого совета нет. Значит, нет диалога власти с бизнесом. Хотя на уровне федерального управления такой совет создан и действует. В результате налоговая стоит как бы особняком в строящейся системе гражданского общества и ни в какие диалоги с ним вступать не хочет.

В свою очередь, у руководителя Управления ФНС РФ по УР Александра Путина свое мнение: «Жалобы на то, что на территории республики идет давление на бизнес, не вполне обоснованы, и говорить о чрезмерном контроле или беспочвенности требований УФНС нельзя. За последние годы число налоговых проверок не увеличивается (ежегодно их проводится около 600), при этом охват составляет всего лишь 0,8 процента состоящих на учете налогоплательщиков. Для сравнения: в Европе эта цифра не меньше 1,5 процента. Кроме того, визиты налоговой службы на предприятия имеют под собой веские основания, и потому достаточно эффективны. Так, по результатам 580 проверок, проведенных в 2008 году, сумма дополнительных начислений составила 3,1 млрд рублей, в 2009-м на то же количество проверок – 3,7 млрд рублей. И как показывает судебная практика, 80 процентов от оспариваемой суммы принимается судами в пользу налоговых органов, что подтверждает правомерность наших действий».

 

Возвратная боль НДС

 

– Никто специально бизнес не «кошмарит», – продолжает Александр Путин, – а экстренная миграция – это первый признак того, что у предприятия на самом деле не все в порядке с законом. Иначе не было бы у него стремления скрываться в Москве или других регионах, ведь понятно, что на какую - то серьезную прибыль там рассчитывать не приходится: все рынки давно поделены. Тем не менее, узнав о предстоящей проверке, юрлицо снимается с учета – для этой процедуры хватит и пяти дней, мы приходим по адресу, а там пустой офис.

Еще одна причина миграции, по мнению главного налоговика Удмуртии, – стремление оптимизировать налоговые отчисления, и в некоторых регионах, где сформирована соответствующая законодательная база, подобное действительно возможно. В том же Пермском крае ставка налога на прибыль в региональной части ниже, чем в Удмуртии и составляет 13,5 процента. В нашей республике льгота введена только для юрлиц, трудоустраивающих инвалидов. И все же большая часть налоговых мигрантов, как считают эксперты налоговой службы, преследует цель скрыться от контроля.

Правда, далеко не все разделяют эту точку зрения. Многие предприниматели считают себя заложниками существующих правил игры.

– Система налогообложения в России стандартна, проблема в другом – в исполнительской дисциплине, – констатирует генеральный директор группы компаний «НАЙДИ» Игорь Найдин. – Поскольку сегодня крупный бизнес «в яме» и по налогам идет недополучение, пресс внимания налоговиков обрушился на малый и средний бизнес. Его буквально бомбят проверками. Понимая это, предприниматели, вполне естественно, стараются минимизировать последствия. Многие снялись с регистрационного учета и подались из республики в более благоприятные с точки зрения комфорта налогообложения регионы – Татарстан, Пермский край. Некоторые свернули бизнес или объединили активы.

– Сейчас самый больной вопрос – возврат НДС, – продолжает Игорь Найдин. – Алгоритм действий налоговой службы такой. По цепочке «покупатель - продавец» они выявляют «слабое звено» – предприятие, которое, продав товар или услугу, не заплатило НДС. Однако все претензии предъявляются не к нему, а к конечному потребителю, которому НДС должен быть возмещен по закону. Мотивация простая: ваш партнер налог не заплатил, деньги в казну не поступили, соответственно мы вернуть вам их не можем. Более того, применяются огромные штрафные санкции, а предприятие - неплательщика тем временем никто не ищет. И никого не волнует, что ты товар купил, деньги перечислил, налоги заплатил. Одно непонятно: чем занималась налоговая служба, когда рассматривала налоговую декларацию? На это уходит три месяца, неужели за этот срок нельзя было выявить нарушителя и разобраться с ним по всем правилам. Да, я понимаю, что многие используют механизм возврата НДС для ухода от налогообложения, но почему другие должны страдать! Это не мой вопрос, это вопрос контролирующих органов. У нас куча фискальных организаций, пусть занимаются своим делом. Я – законопослушный налогоплательщик и, оказавшись в подобной ситуации, вынужден отстаивать свои права. Хотя добиться правды очень тяжело, даже через суд.

 

За последние годы число налоговых проверок не увеличивается. При этом охват составляет всего лишь 0,8 процента состоящих на учете налогоплательщиков. Для сравнения: в Европе эта цифра не меньше 1,5 процента.

 

Не декларация, а реализация

По мнению Игоря Найдина, переломить сложившееся положение вещей можно только в двух случаях: во - первых, если малый и средний бизнес будет ликвидирован как класс и проблемы исчезнут сами собой, во - вторых, если государство перейдет, наконец, от деклараций о намерениях к мерам реальной поддержки и защиты интересов бизнеса. Россия нуждается в выработке четкой государственной стратегии развития малого и среднего предпринимательства, в том числе следует учитывать и необходимость совершенствования системы налогообложения.

– При случае я всегда задаю вопрос, почему нельзя ввести единый для всех налог – налог с оборота, – рассуждает Игорь Найдин. – Все просто. Можно же проанализировать тысячу предприятий, посчитать совокупно и вычислить оптимальную ставку. И не надо содержать огромный штат бухгалтеров, налоговых органов. Хотя тут же возникает вопрос: где взять идеальное предприятие, к которому у налоговой нет претензий? Таких, по - моему, нет. У любого найдутся нарушения, огрехи, недочеты и т.д. Значит, существующая система налогообложения выгодна, и выгодна, прежде всего, государству. Поэтому ждать серьезных изменений не приходится.

Александр Путин настроен более оптимистично: «В настоящее время в республике ведется работа по анализу причин миграции предприятий. При администрациях муниципальных образований созданы специальные комиссии, которые должны разобраться в ситуации, выяснить истинные причины миграции, так как ситуация здесь не однозначна. Соответствующая работа проводится и налоговыми органами республики. Прежде всего, по предупреждению налогоплательщиков об опасности ведения бизнеса в зоне финансового риска, в том числе партнерства с неблагонадежными субъектами коммерческой деятельности. При инспекциях проводятся семинары для налогоплательщиков, на которых разъясняются принципы взаимоотношений с контрагентами и степень налоговых рисков. Для информационной поддержки на сайте ФНС России размещаются так называемые «адреса массовой регистрации», характерные для фирм - однодневок, а также наименования юридических лиц, в состав исполнительных органов которых входят дисквалифицировавшие себя лица. Мы рекомендуем всем налогоплательщикам, желающим снизить или полностью исключить финансовые риски, избегать сомнительных операций при расчете налоговых обязательств за соответствующий налоговый период и проявлять должную осмотрительность при выборе контрагентов. Требования просты и позволяют избежать многих неприятностей».

 

– Причины ухода субъектов предпринимательства из Удмуртии в другие регионы зачастую обусловлены не столько налоговыми выгодами, сколько неискренностью самих владельцев бизнеса. Те, кто чувствует неуверенность в выполнении налоговых обязательств, попросту уходят от предстоящих проверок, предполагающих последующие за ними санкции. Другие откровенно «скидывают» обремененный непомерными долгами бизнес. При этом, зарегистрировавшись в соседней области, работать они продолжают на прежней территории, не затрудняя себя даже сменой названия предприятия.

К сожалению, та цивилизованная налоговая культура, когда уплата налогов в полном объеме рассматривается как первоочередной долг, у нас еще не сложилась.

А ведь согласно сегодняшнему законодательству у владельца бизнеса есть возможность для выбора системы налогообложения. Закон дает возможность платить либо 6% с доходов, либо 15% с расходов. Как показывает практика, предприниматели чаще всего выбирают последнее, так как это может дать возможности по занижению налогооблагаемой базы.

Конечно, нужно признать, что сегодняшняя система налогообложения не идеальна, но это и объяснимо – налоговые органы в России были созданы чуть менее 20 лет назад, в отличие от той же Европы или США, где система взимания налогов складывалась столетиями.

Чтоб отшлифовать наше налоговое законодательство, требуется не только время, но и те же инициативы снизу. Нужно громко говорить о существующих проблемах, но не на уровне домашних кухонь, а активно используя, в том числе, инструмент общественных организаций, законодательных органов. Отмечу, что только за последний год законодательство менялось в пользу предпринимателей несколько раз, причем в ряде случаев изменения вносились именно по их инициативе.

А обвинять во всех бедах налогового инспектора – некорректно. Инспектор – это ответственный исполнитель. Он действует строго в рамках своих обязанностей и согласно прописанным в законе правилам проверок. К тому же, если возникает впечатление неправомерности действий со стороны налоговой инспекции, то это всегда можно оспорить в судебном порядке.

 

 
Марат Нагиев

 

 

Следующая >  Беречь, а не бороться >>>



Комментировать




Андрей Фефилов: "Для наших клиентов мы намного больше, чем просто поставщик питания"

...

Бахруз Гумбатов: "Я хочу сделать округ «Союзный» лучшим в городе"

...

Евгений Сибиряков: "Все достижения ООО "УАТ" – это заслуга исключительно всего коллектива"

...

Михаил Черемных: "Не зубрить, а мыслить – по такому принципу строится образовательный процесс в Гуманитарном лицее "

...

Яндекс.Метрика
www.izhevskinfo.ru
Купол
Полиграф
Пресс-Тайм
Управление Госэкспертизы
Разработка сайта - "Мифорс" / Дизайн-студия "Мухина"