2010

Большое будущее маленьких вещей

А ведь мы, считай, в последний вагон успели запрыгнуть. Поезд под названием «Наноиндустрия» уже проходил мимо России. И что интересно, заслуга в том, что этот «прыжок» состоялся, принадлежит не отечественным кулибиным и «бизнес-ангелам» национального предпринемательства, а государственным чиновникам, вовремя заметившим, что Запад снова уходит вперед, оставляя нашу страну «топтаться в прихожей современного мира технологий».

В стиле госплана

 

Хотя, надо признать, что нигде в мире инновации не возникают без государственной поддержки. Разве что инструменты такой поддержки везде разные. В США и странах Запада – это скорее поддержка инфраструктурная, поскольку там уже давно сделали вывод, что государственные деньги работают в инновационных проектах намного хуже частных инвестиций.

 

Мы выбрали другой вариант, более привычный для себя – создали государственную корпорацию «Роснанотех» и сразу же выделили из бюджета невероятную для таких рискованных проектов сумму – 130 млрд рублей! Сейчас главная задача, которую должна решить корпорация, – это всеобщая мобилизация интеллектуального потенциала страны, малого инновационного бизнеса, научно-исследовательских организаций и потенциальных частных инвесторов.

 

А вообще, чтобы выполнить госпрограмму по нанотехнологиям, которая предполагает уже к 2015 году выпуск в России нанопродукции на сумму в 4 триллиона рублей, потребуется еще 700 млрд рублей инвестиций в основной капитал корпорации. И дать их должны частные инвесторы.

 

Точно так происходило и на Западе: сначала нанопроекты финансировало государство, затем вступали в дело частные корпорации, и их доля инвестиций очень быстро стала в разы превышать казенные вложения. По их прогнозам, к 2014 году объем мирового рынка нанотехнологий составит 3 триллиона долларов, а мировая продажа товаров с нанокомпонентами и наноматериалами достигнет 17%. Цифры колоссальные, если учесть, что еще 10 лет назад выпуск такой продукции составлял всего 0,01%!

 

Среди первой двадцатки лидеров мирового рынка нанотехнологий Россия сегодня находится во второй половине списка. Три года назад был принят федеральный закон (№ 139 ФЗ), в стиле госплана подробно расписывающий программные задачи Российской корпорации нанотехнологий (Роснанотех) на ближайшие 7 лет. А именно: увеличить объем продаж отечественной наноиндустрии до ежегодных 900 млрд рублей, иначе говоря, – в 25 раз (!); довести удельный вес российских наноизделий с 0,07 до 3%, а объем экспорта – с 4 до 180 млрд и так далее. Все в конкретных цифрах и с конкретными сроками. Обращаю внимание читателей, если на Западе лишь прогнозируют подобные цифры, что совершенно нормально для рыночной аналитики, то у нас планируют.

 

Спасибо атомной индустрии

 

Как бы там ни было, отечественная программа развития наноиндустрии существует. Госкорпорация «Роснанотех» во главе с легендарным Анатолием Чубайсом работает. В 2009 году было принято 50 инновационных проектов, о чем говорил тот же Чубайс на втором международном форуме по нанотехнологиям. В частности, он заявил, что «если на прошлом форуме у нас было одобрено 2 проекта, сегодня их – 36, к концу 2009-го будет 50, а к концу 2010-го – 100»!

 

Гендиректор «Роснанотех» оказался пророком – 50 нанопроектов к декабрю 2009 года было принято к реализации. Но эта провидческая точность больше всего и настораживает. Здесь было бы весьма уместно разобраться в том, что вообще можно считать нанотехнологиями и наноизделиями и чем отличается наноиндустрия от других отраслей инновационной промышленности.

 

Новые технологии, новые изделия, новые материалы могут быть таковыми лишь на конкретной географической территории, конкретном заводе, а по сути – «старыми», уже давно освоенными в других местах и отработавшими свой инновационный «срок». Грубо говоря, речь идет о модернизации, которую нам пытаются выдать за инновационную. Нанотехнологии и наноматериалы составляют отдельную и очень специфическую часть инновационной промышленности. Уже по самой сути, так как «наночастицы» – невидимые глазом структурные элементы. Надо сказать, что задолго до того как появился термин «нанотехнологии», в СССР было множество разработок по «невидимым частицам». Спасибо атомной индустрии, как военной, так и гражданской. Еще в 1997 году американцы и японцы, не стесняясь, открыто признавали свое отставание от нас в этой области. Но что они сделали? Они не пожалели денег (как частных, так и бюджетных) и купили… наши нанотехнологии вместе с их разработчиками!

 

Именно поэтому, например, руководителя американской программы по нанотехнологиям величают Лаврентием Кабаковым, а ученого секретаря аналогичной программы в Японии – Дмитрием Лазуткиным. Вот почему сегодня на этом сверхперспективном рынке США, Япония, Южная Корея и Германия вместе имеют 90% всех патентов в области нанотехнологий, а Россия, которая 13 лет назад опережала весь научный мир по нано, вместе с Китаем, Индией, Канадой имеют чуть больше 1 процента…

 

Однако что все же считать нанопродукцией? Например, если прикрутить к «Боингу» одну деталь наногайкой? Войдет ли такой нано-«Боинг» всей своей ценой в товарный объем нанопродукции? Эксперты считают, что в этот объем войдет цена только наногайки. Хотя, если в изделии более 60% нанокомпонентов и наноматериалов, то он может считаться нанопродукцией.

 

Как и в любой инновационной цепочке, в наноиндустрии легко просматривается пять основных сегментов: фундаментальная и прикладная наука, а также малый, средний и крупный бизнес. Без эффективного развития каждого из них не удастся добиться взаимодействия. И знаменательно, что первый нанопроект, в который «Роснанотех» вложил деньги (8 млн 660 тыс. евро), родился сначала в научной лаборатории, возглавляемой профессором В.И. Раховским, затем первые пробные наноизделия были изготовлены на площадке малого предприятия при РАН, а потом уже пошла серия на крупных предприятиях, то есть в полном соответствии с инновационной классикой.

 

Речь идет о создании оборудования и технологий, позволяющих наладить производство в России так называемых асферических оптических элементов. Асферические линзы очень дорогие, применяются они очень широко – от «оборонки» до космоса. Рынок асферической оптики в 2009 году составил 10 млрд евро, и у нас появился шанс войти в этот постоянно растущий сегмент хай-тека.
 

Еще в 1997 году американцы и японцы, не стесняясь, открыто признавали свое отставание от нас в этой области. Но что они сделали? Они не пожалели денег (как частных, так и бюджетных) и купили… наши нанотехнологии вместе с их разработчиками!

Именно поэтому, например, руководителя американской программы по нанотехнологиям величают Лаврентием Кабаковым, а ученого секретаря аналогичной программы в Японии – Дмитрием Лазуткиным.
 

Идей много, нет реального их воплощения

 

Основные деньги «Роснанотех» распределил в московских и питерских научно-исследовательских центрах и предприятиях. Несмотря на это, провинциальная Россия в этом смысле может стать столичным ученым и инженерам очень сильным конкурентом. Разумеется, благодаря еще советским принципам размещения научно-производственных центров «оборонки» по всей территории страны.

 

Приволжский федеральный округ – типичный тому пример. Здесь есть все: и так называемый внешний инновационный пояс – инжиниринговые центры, технопарки, бизнес-инкубаторы, и внутренний, то есть сами научные учреждения и вузы.

 

Однако если внешним поясом регионы ПФО занимались уже давно (по другим федеральным программам), то вузовская наука просто не имела до августа 2009 года своих малых инновационных предприятий. До тех пор, пока не вступил в силу Федеральный закон № 217, разрешающий открывать такие структуры. Прошло 9 месяцев, но вместо тысяч ожидаемых малых инновационных предприятий в стране открылось всего 120 при 46 вузах, в том числе и 1 в Удмуртии.

 

Ректор Казанского госуниверситета Мякзюм Салахов, например, признался, что в Татарстане при вузах сегодня «нет вообще пока ни одного предприятия, хотя идей, готовых к воплощению в области нанотехнологий предостаточно». Президент Нижегородского госуниверситета Роман Стронгин пожаловался: «Здесь пока много проблем: инвестирование, аренда площадей и высококачественное оборудование, а также подготовка кадров. Ведь здесь нужна другая психология – хозяина, собственника. Поэтому дело здесь идет туго». В качестве позитивного примера Роман Стронгин привел предприятие при его университете. Оно занимается нанесением невидимой маркировки на различные объекты, в частности документы, которую может определить только специальный сканер.

 

А вот в Ульяновской области уже определены 10 нанопроектов, на которые будут выделены 15 млрд рублей, после того как здесь побывали представители «Роснано». В Ульяновском техно-парке был создан проектный офис, цель которого – искать и анализировать инвестиционные проекты на предмет их нанопринадлежности. Многие проекты уже находятся в стадии разработки. Например, технология и организация дисплейных панелей с оптическим нанопокрытием. Или другой проект – разработка Димитровградского НИИ атомных реакторов – наномаркер и нанобатарейка.

 

Аналогичные проекты программ сегодня разработаны во всех регионах ПФО, в том числе и в Удмуртии. В республике еще в 2007 году был создан региональный центр наноиндустрии (УРЦН) А еще раньше появился один из первых в стране «Концерн «Наноиндустрия», который и стал наряду с АНО «Инновационно-технологический центр УР» основой регионального центра. В Удмуртии для него имелась такая мощная научно-исследовательская и производственная база как ИЭМЗ «Купол», Ижевский мотозавод, Институт прикладной механики и Удмуртский научный центр Уральского отделения РАН, ИжГТУ, УдГУ, а также НИИ металлургических технологий.

 

Неслучайно, что именно в Удмуртии прошла в 2007 году первая Всероссийская конференция с международным интернет-участием «от наноструктур, наноматериалов и нанотехнологий к наноиндустрии». В республике уже существовали производства, которые можно было считать нанотехнологичными. Например, изготовление моделей и прототипов с помощью методов стереолитографии и прототипирования в центре быстрого моделирования при НПЦВТ «Ижмаш». Кроме этого, шли и продолжают идти сегодня разработки различных нанопроектов, углеродных нанотрубок, нанопленок и нанокристаллов.

 

Ижевск – родина водородного двигателя

 

В Ижевском институте прикладной механики не первый год разрабатывают водородный двигатель. Еще 6 лет назад (!) доктор химических наук, член-корреспондент Академии технических наук Владимир Кодолов говорил мне, что ижевские ученые очень близко у цели, но денег на опытные работы катастрофически не хватает. Владимир Иванович говорил, что «мы собираемся получить из металлосодержащих нанотрубок водородоцилиндрические шашки размером 6 сантиметров в диаметре. Но водорода в них может хватить на 500-600 км пробега автомобиля без дозаправки!». Надо сказать, что удмуртский водородный двигатель и сегодня на стадии опытных разработок, и сегодня катастрофически не хватает денег, хотя все положенные экспертизы он вроде бы прошел...

 

Точно так же давно ижевские ученые работают над получением из металлической пыли... чистых металлов. Причем этот процесс должен происходить при относительно невысокой для традиционной металлургии температуры – 400 градусов. Таким образом, дорогостоящий «чистый металл» можно получить из отходов. А в лаборатории уже упомянутого института прикладной механики (под руководством И.Г. Яковлева) с помощью лазерных лучей и импульсных электромагнитных полей получают нанопродукты, которые вводятся потом в различные материалы. Например, в нанобетоне содержание нанопродукта всего 0,05%, но это повысило теплостойкость бетона в 1,9 раза! А в лаборатории С.Г. Щуклина успешно проведены работы с огнезащитными покрытиями. Под воздействием пламени тонкая пленка, покрывающая древесину или металл, начинает вспучиваться (поднимается, как манная каша при варке) и глушит, обволакивает огонь, тем самым защищая основной материал. И даже при возникновении огненного вихря такое покрытие с нанодобавками не сдувается.

 

Экономический эффект от нанотехнологий в некоторых случаях просто фантастический. Представьте энергоустановку, совмещающую в себе и генератор и электродвигатель, но размер ее – не больше человеческого кулака... Это тоже ижевская разработка, такие электрические двигатели на гальванических элементах с нанодобавками предполагается устанавливать, скажем, на электробусы, которые смогут развивать скорость до 150 км в час!

 

На успехах НПЦ «Пружина» (группа «Ижмаш») я подробно останавливаться не буду, про них уже столько написано и сказано, что мне остается только обратить внимание на то, что старательно замалчивается в связи с тем, что делает «Пружина». А делает она эксклюзивные изделия, поэтому рынок их боится как огня. Все, что раньше нигде не делалось, вызывает у крупных производителей панический страх «прогореть». Они консервативны и зарабатывают на «добрых старых традициях». Здесь государство должно, что называется, власть употребить – просто-таки заставить брать в серию нанотехнологический эксклюзив, сдабривая при этом властный нажим щедрыми финансовыми вливаниями.

 

Деньги есть и денег нет

 

Насчет финансирования наноиндустрии особый разговор. Что сказать об 1 млрд рублей, которые может получить НПЦ «Пружина»? Сумма приличная, но, судя по масштабам имеющихся здесь разработок, явно недостаточная. Потом, надо еще получить этот миллиард. Мы знаем, как иногда из 1 млрд плановых остается в лучшем случае 400-500 млн рублей...

 

И еще о том, что вызвало озабоченность, если не огорчение. Ни в программе социально-экономического развития УР на 2010-2014 годы, ни в «Стратегии социально-экономического развития УР на период до 2025 года» наноиндустрия не выделена в отдельный сегмент экономики. Нанотехнологии, производство нанопродукции упоминаются лишь в перечислении приоритетных направлений в инновационной политике Удмуртии. К тому же инновационные инструменты зачастую объединены с типично модернизационными мероприятиями. Если не будут внесены уточнения по конкретным объемам и суммам финансирования нанопроектов в эти документы, то управлять этим процессом просто будет невозможно.

 

Мало записать, что предприятия республики будут принимать участие в реализации ФЦП «Развитие инфраструктуры наноиндустрии в РФ на 2010 год». Надо еще создать условия, например, для тех же малых предприятий, которые не могут получить помещения в аренду, а оборудование для проведения НИОКР и уже созданные ноу-хау принадлежат государству.

 

В таких условиях никакие бюджетные деньги не помогут. Здесь требуются оперативные государственные решения. Со стороны, прежде всего, республиканских властей. А сам рынок, если он не чудовищно монополизирован, по природе своей склонен к инновациям, к соревнованию и конкуренции с кем угодно и когда угодно.

Иван Русский

 

 

Следующая >>> "Арт-Проект": искусство энергоэкономии"  >>>

 



Комментировать




Екатерина Шумкова: «Присоединение ВТБ24 к ВТБ позволит объединить лучшие практики двух банков»

...

Андрей Безруков: "Сейчас мы имеем дело с «больной империей»"

...

Олег Гринько: «Я меняюcь, и страна начинает меняться с меня»

...

Тамара Казанская: "Под запрет на продажу могут попасть около 70% земельных участков в Удмуртии"

...

Яндекс.Метрика
www.izhevskinfo.ru
Купол
Полиграф
Пресс-Тайм
Управление Госэкспертизы
Разработка сайта - "Мифорс" / Дизайн-студия "Мухина"